«Зелёный» гангстер
2014-05-13 | Текст: Татьяна Петухова | Фото ©: из архива Рона Финли | 2736

Он называет себя садоводом-гангстером. Его оружие – простая штыковая лопата. Он помогает беднякам и успешно борется с местной администрацией. Но он не супергерой из комикса. Он – Рон Финли, обычный житель Города Ангелов.

Чтобы прокормить города, контейнеры с пищей преодолевают расстояния в сотни и даже тысячи километров. Ради этого сжигаются миллионы тонн топлива, а производители идут на всё ради увеличения срока годности продуктов. «А что, если продукты выращивать сразу внутри города?» – подумал американец Рон Финли… Подумал и начал действовать! В 2010 году он прямо перед своим домом создал сад, чтобы выращивать здоровую пищу, которая ранее была для него недоступна. Вскоре эта инициатива привлекла к себе внимание городского совета Лос-Анджелеса, который увидел в ней нарушение законодательства. В результате разразившегося конфликта и последовавшей за ним общественной кампании против города Рон Финли прославился как «мятежный» садовод южной Калифорнии. Так он положил начало масштабному проекту по созданию садов для выращивания здоровой еды прямо на городских аллеях и бульварах. А сегодня Рон Финли ответил на наши вопросы.


– Рон, скажите, с чего всё началось – почему Вы решили выращивать еду?

Я живу в районе, который совершенно лишён здоровой пищи и страдает от кучи проблем, связанных с питанием – высокого кровяного давления, болезней сердца, диабета, астмы, рака. Однажды градоначальники решили изменить название Южный Централ на что-нибудь более презентабельное, и поменяли его на Южный Лос-Анджелес, но на положение дел в городе это никак не повлияло. Если вы посмотрите, то увидите здесь прежде всего винные магазины, фастфуд, пустующие земли. Это родина «еды, не выходя из машины» и «стрельбы из машины». Вы удивитесь, но еда в машине убивает больше людей, чем стрельба. Например, уровень ожирения в моём районе в пять раз выше, чем, скажем, в Беверли-Хиллс, до которого всего 12-16 километров. Инвалидные коляски здесь покупают и продают словно поддержанные автомобили.

Мои корни лежат в Южном Централе. Здесь вырос я сам и вырастил своих сыновей. Но я отказался быть частью тех условий, которые создали для меня какие-то другие, незнакомые мне люди. Я стал создавать свои условия. Знаете, каково это, когда вам недоступно здоровое питание? Мне надоело ездить по 45 минут, чтобы найти, где продают яблоки, не обработанные пестицидами. Я устал от такого положения дел. Я понял, что в проблеме заключено решение. Еда – это проблема, но еда – это и решение. И вот тогда я высадил целый огород перед своим домом – на кусочке земли, отделяющей тротуар от дороги. 45 метров на 3 метра. Идея заключалась в том, чтобы не только вырастить еду себе, но и украсить свой район, показать другим, что они могут выращивать свои собственные продукты питания на территории, которую город практически не использует.

– То есть садоводство для Вас это не просто способ пропитания?

Я художник, а садоводство – это моё граффити. Как художник украшает граффити стены, я украшаю газоны. Я использую почву как ткань, а растения с деревьями – как узор, которым я эту ткань украшаю. Для меня важна эстетика, разные виды цветов, разные запахи и текстуры. Я ничего не сажаю рядами, ведь в природе нет ничего линейного.

Когда люди видят любой из моих садов, они увлекаются им. Они говорят, что в своих окрестностях не видят ни колибри, ни бабочек. Я стараюсь объяснить, что если вы построите для них экосистему, то они прилетят. Для них это место станет заповедником.

Вы удивитесь, узнав эффект земли, которую используют творчески. Мой огород стал инструментом для получения знаний, инструментом, преобразовавшим мой район. Садоводство – это самое благотворное и дерзкое занятие, особенно для города. А ещё можно, например, поесть клубники.

– Как к Вашей инициативе отнеслись окружающие?

Я и ещё несколько человек собрались вместе и начали разбивать грядки, высаживать плодовые деревья, овощи на улице около наших домов. Мы помогаем создавать огороды всем, кто решился взять здоровье в свои руки. Коллектив работает на добровольных началах и состоит из садоводов со всего города, работающих абсолютно бесплатно.

Помню, однажды вечером мать с дочерью залезли в мой дворик. Я вышел к ним, и им стало очень неловко. А мне стало грустно оттого, что им пришлось это сделать. Но я сказал, что специально выращиваю всё на улице. Мне стало совестно – я видел людей, которые жили по соседству и голодали, и это лишь подкрепило мои намерения.

Меня спрашивали: «Рон, ты не боишься, что кто-то украдёт твой урожай?» Я отвечал: «Нет! Поэтому всё и растёт на улице. В этом вся суть. Я хочу, чтобы люди брали мой урожай, возвращая себе своё здоровье. Я не могу съесть все продукты, которые вырастил. Это невозможно».

Один из огородов я разбил при ночлежке для бездомных. Они возились на грядках вместе с чьей-нибудь мамой или бабушкой, и мне было приятно видеть, как это повлияло на них, и они сами признавали перемены к лучшему.

– Какие образом Вы вступили в конфликт с мэрией?

Совершенно неожиданно управление города выдало мне предписание убрать мой огород, основываясь на старом законодательстве, по которому расти на аллеях могут только деревья и газон. По закону, земля принадлежит городу, но содержать её должны жители. Но почему, если я обязан содержать землю, то не могу это сделать так, как мне нравится, не могу разбить на ней сад?

К счастью, за нас вступились СМИ, про нас сняли фильм, мы подготовили петицию в защиту огорода, которая собрала много подписей в нашу поддержку. Благодаря этому нам удалось отстоять своё право на садоводство. Нам разрешили разбивать сады при условии, что они удовлетворяют определенным требованиям общественной безопасности, доступа аварийно-спасательных автомобилей, отсутствия препятствий для открывания дверей автомобилей и т.д.

 

 

– Ожидали ли Вы в самом начале, что огород напротив Вашего дома перерастёт в такой масштабный проект?

Да, у меня изначально были намерения укоренить в обществе идею превращения города из продовольственной пустыни (food desert) в продовольственный лес (food forest), и теперь есть желание распространить её в других частях мира.

– Что Вы имеете ввиду, говоря «food desert»?

Продовольственная пустыня – это территория, лишенная любого вида органической, здоровой и питательной пищи. Здесь вы не найдете ресторана, где можно посидеть и покушать здоровую, хорошо приготовленную еду. Вы можете пройти много миль и не найти ничего, что можно было бы безопасно и с удовольствием съесть. Это даже похоже на продовольственную тюрьму, потому что в ней вы являетесь заложниками устоявшейся системы питания. Здоровую пищу найти невозможно, а та еда, которая есть, медленно вас убивает – в прямом смысле этого слова.

– В чём основная мотивация участников проекта?

На мой взгляд, достаточная мотивация – не оказаться в перспективе на инвалидном кресле и пожизненных лекарствах. Это то, чем вы закончите, если продолжите питаться чем попало. Мы не можем спасти всех, но есть люди, которые хотят сохранить своё здоровье и обойтись без тех наркотических лекарств, что прописывают доктора. Я сам вырос, питаясь мусором – полуфабрикатами, которые неизвестно из чего приготовлены. И поэтому прекрасно знаю, о чём говорю.

А вообще, чтобы люди выращивали еду, я даю им такую установку: один выращенный саженец даст вам 1000, 10000 семян; один доллар, вложенный в семена фасоли, даст вам урожай ценой в 75 долларов. Выращивать себе еду – это как печатать себе деньги. Лос-Анджелес лидирует среди других городов по числу свободной земли. Она составляет 67 квадратных километров, и этого хватит, чтобы высадить 725 миллионов кустов томатов. Но люди должны понимать, что требуется тратить какое-то время, чтобы получить результат. Помимо еды есть и другие выгоды от такой деятельности.

– Какой вопрос Вам задают самым первым те, кто хочет идти по вашим стопам?

Спрашивают: «С чего мне начать?», и я отвечаю: «С начала». Они: «А где это?». Я: «Начало там, где вы начнёте».

– Как Ваша деятельность влияет на детей?

Чтобы изменить общество, нужно изменить состав почвы. Мы – это почва, как и наши дети. Дети, выращивающие капусту, едят капусту. Когда они растят помидоры, они едят помидоры. Но когда им это недоступно, когда им не показали, как еда влияет на разум и тело, они слепо будут есть всё, что им предложат.

Я смотрю на молодых ребят и вижу желание работать. Но мы являемся заложниками ситуации, когда будущее детей, особенно не из белых семей, предопределено за них, и эта дорога ведёт в никуда. В садоводстве я вижу возможность показать детям, как они могут вернуть себе свои сообщества, вести устойчивый образ жизни. И сделай мы это… кто знает – может, тогда у нас вырастет новый Джордж Вашингтон?

Однажды вдоль улицы мимо моего сада проходил мальчик-подросток. Он шёл в наушниках, слушая музыку. Поравнявшись с моим садом, его внимание привлёк подсолнух. Он остановился и спросил: «Что это? Это настоящее? Здорово!».

Помните! Природа всегда побеждает. Всегда. Спросите у динозавров, если вы мне не верите.


– Что Вы планируете предпринимать дальше?

Я хочу заполнить огородами целый квартал, чтобы наладить в нём внутреннее снабжение продовольствием. Сейчас я работаю над проектом кафе, которое будет объединено с садом и учебным центром. Это будет кафе, где люди смогут не только покушать здоровую пищу, но и научиться выращивать продукты, арендовав садовый участок, и готовить их. Этот плодовоовощной оазис, который создаст множество рабочих мест для местных жителей и будет самодостаточной экосистемой. Речь не идёт о халяве – халявное не значит устойчивое. Вся соль устойчивой жизни в том, что её нужно отстоять. Людей нужно занять работой, не дать детям пропасть на улице, а показать радость и достоинство, которые испытываешь, выращивая свою еду, открывая фермерские рынки. Это место, где мы будем обучать детей, как думать, а не что думать. Мы хотим показать людям, как выращивать свои собственные продукты питания, как снова взять своё здоровье в свои руки. Конечно, здесь есть свои трудности, ведь многие отрасли не хотят, чтобы мы были независимыми, потому что они не смогут извлечь выгоду, если мы сами будем выращивать себе еду.

Я хочу добавить в это дело огонька. Хочу, чтобы мы стали бунтарями эко-революции, гангстерами, ганста-садоводами. Мы должны изменить смысл слова «гангстер». Если ты не садовник, ты не гангстер. Будь гангстером с лопатой, и пусть она будет твоим оружием! Поэтому если хотите встретиться со мной, то не зовите меня заседать с вами в удобных креслах, обсуждая на своих собраниях, как вы будете сажать хрен. Если вы хотите встретиться со мной, приходите в наш сад, берите лопату и сажайте этот хрен!

dsf
Найдите нас Вконтакте
Рекомендуем прочитать
Default AJAX