Heriot-Watt: опыт России
2014-04-02 | Текст: Интервью с Маратом Камартдиновым | Фото ©: hw.tpu.ru | 5269

 

В 2001 году в структуре ТПУ было создано новое подразделение – Центр подготовки и переподготовки специалистов нефтегазового дела – Petroleum Learning Centre (PLC). В рамках данного проекта были объединены образовательные компетенции Томского политехнического университета  и университета Heriot-Watt (г. Эдинбург, Великобритания) – одного из лидеров по подготовке специалистов в области нефтяного инжиниринга. Мы задали несколько вопросов о работе этого центра Марату Камартдинову – заместителю директора по учебной работе PLC.

 

– Марат, расскажите, как формировался штат преподавателей Центра.

 

Еще до открытия PLC на десятинедельную стажировку в Heriot-Watt была направлена группа преподавателей ТПУ. Находясь там, они разработали проект технологии работы Центра, а затем стали его первыми работниками. Чуть позже в коллектив влились специалисты, пришедшие из крупных бизнес-структур – «ТомскГазпрома», «Сбербанка» и пр. Большую роль в становлении Центра сыграл сегодняшний директор «ТомскНИПИнефти» Иван Николаевич Кошовкин. Он возглавил наш Центр после его создания.

Сегодня в Центре работают и многие из его первых выпускников. Я в их числе.

Изначально, конечно, мы были на второстепенных ролях, а основную деятельность осуществляли профессора Heriot-Watt. Сейчас ситуация изменилась, и этот университет рассматривает нас как важного стратегического партнера. Получив на нашем примере ценный опыт, Heriot-Watt по такой же схеме начал создавать центры в Казахстане, Дубаях, Китае, Малайзии. Наших сотрудников приглашают туда организовывать деятельность. Например, Татьяна Кулагина (тоже в прошлом наша выпускница) на год уезжала в Дубаи в филиал университета Heriot-Watt, где и создавала такой же центр.

 

– Кто были первыми студентами PLC?

 

Народ под этот проект отбирали по всей России. В результате конкурса была сформирована группа слушателей из 44 человек, которые представляли основные предприятия нефтегазового комплекса России.

Я был участником второго набора. Вообще, большинство из нас были далеки от темы разработки месторождений. Я заканчивал робототехнические системы в Уфимском авиационном  техническом университете, остальные – физические, математические, механические факультеты самых разных вузов страны. В лучшем случае, один из десяти получал специальность именно по разработке месторождений. Нефтяники первое время удивлялись, говорили, что невозможно из физика-математика за год получить разработчика. Сейчас они свое мнение изменили. Практика показала, что физики-математики осваивают эту программу лучше, чем те, кто 5 лет отучился на курсе разработки.

Магистерская программа, по которой мы учились, включала полгода теоретической подготовки, два месяца групповой работы, разработку индивидуального проекта и прохождение тренингов в Heriot-Watt.  По окончании выпускников распределили  по компаниям в разные регионы, а потом снова собрали вместе – была идея делать мультидисциплинарные команды, которые  могли бы решать комплексные задачи. Удалось создать и сильную команду будущих молодых преподавателей  центра. Многие из нее пошли дальше и заняли высокие позиции в производстве: один, например, стал вице-президентом в «ТомскГазпроме», другой – генеральным директором «КрасноярскНИПИнефть». Очень толковые ребята, на которых тогда многое держалось.

 

– Какие образовательные проекты запущены в Центре?

 

У нас есть три направления. Мы начинали с магистерских программ в области нефтяного инжиниринга. Потом занялись научно-исследовательской деятельностью. Идея заключается в том, что здесь невозможно преподавать, не делая чего-то собственными руками. Иначе рискуем скатиться на уровень многих других учебных заведений, в которых люди работают по 20 лет и рассказывает про технологии 20-летней давности. Мы  занимаемся проектами по разработке месторождений, подсчету запасов углеводородов и защищаем их на государственной комиссии по запасам. Также занимаемся сопровождением разработки месторождений.

Третье направление – это корпоративные программы. С «ТомскНИПИнефтью» запущена глобальная годичная программа, с другими компаниями – более короткие курсы по узким тематикам. Если начинали мы с восьми базовых курсов повышения квалификации, то сейчас их более 30. По каждому курсу есть книга, набор презентационных слайдов – все разрабатываем сами. Изучение теории всегда сопровождается практикой. Обычно на такое обучение приезжают сотрудники со своими вопросами, иногда со своими данными. Мы их разбираем.

 

 

 

– Обучение по магистерским программам у вас платное?

 

Да, обучение платное и достаточно дорогое. Большинству слушателей оно не по карману, но за них платят предприятия: мы сотрудничаем практически со всеми российскими и имеющими представительство в России зарубежными нефтяными компаниями. Слушатели заключают договор с компанией, по которому они должны отработать определенный срок после выпуска, обычно 3 года. Все остаются довольны: выпускники получают работу по специальности обучения в Центре, а компании – хороших специалистов, умеющих работать в команде и обладающих необходимыми знаниями. Ну а мы получаем деньги за подготовку востребованных специалистов. Господдержки у нас нет. Все эти годы мы существуем на то, что зарабатываем.

 

– Каковы особенности обучения по магистерским программам?

 

Их много. Остановлюсь на трех основных. Во-первых, слушателей мы отбираем сами. У нас выстроено взаимодействие с университетами по всей России: мы делаем презентации, приглашаем на собеседование, тестируем, отбираем наиболее талантливых. Поскольку у нас преподают профессора из Великобритании и все материалы предоставляются только на английском, то знание этого языка – одно из базовых требований.

Во-вторых, за год, а именно столько длится обучение, необходимо освоить очень большой материал, да еще и на английском. Вызубрить такое невозможно – нужно разобраться и понять. Heriot-Watt не требует дословного повторения материала. Важно, чтобы человек излагал материал своим языком, пусть даже коряво, но доходчиво и с пониманием.

Третья особенность заключается в том, что по завершении теоретической подготовки и сдачи экзаменов запускается групповая работа. С помощью тренинга формируется команда и распределяются роли. Слушателями решается комплексная задача по разработке месторождения, включая геологию, построение геологической и гидродинамической моделей и расположения скважин,  подбор оборудования, экономику проекта и т.д. То есть определяется, как разрабатывать месторождение  и сколько денег можно заработать. В итоге слушатели представляют свой проект и обосновывают его.

На практике такие проекты делаются институтами от нескольких месяцев до года в зависимости от объёмов месторождения. Нашим слушателям на это отводится около двух месяцев. Это настраивает на быстрое включение в работу. Многие наши выпускники после обучения говорят, что на работе им скучно – поставленные руководством задачи выполняются гораздо быстрее отведенного срока.

Заканчивается обучение индивидуальной магистерской работой. Слушателю дается конкретная задача, актуальная для компании, финансирующей его обучение. Таким образом слушатели доказывают свою способность решать поставленные компанией задачи и знакомятся со структурой компании и ее проблемами. Приходя на работу, они уже знают, в каком направлении действовать.

 

Фото: с сайта www.hw.tpu.ru

dsf
Найдите нас Вконтакте
Рекомендуем прочитать
Default AJAX