Сделано в Германии
2016-02-20 | Текст: Айдар Фахрутдинов | Фото ©: из архива Лейпцигского центра профобучения и повышения квалификации | 4651

Лэйбл «Сделано в Германии» является гарантией высочайшего качества произведённого продукта. Такое положение вещей во многом стало заслугой подходов к подготовке в этой стране высококлассных специалистов по рабочим профессиям. Некоторые нюансы подготовки профессиональных «технарей» мы обсудили с Генеральным директором дочернего предприятия Лейпцигской Торгово-Промышленной Палаты, компании «ZAW Zentrum für Aus- und Weiterbildung Leipzig GmbH» (Общеполезная ООО «Лейпцигский Центр профобучения и повышения квалификации»), Франком Мюллером.

 

– Господин Мюллер, чем занимается Ваша организация?

Фирма «ZAW Zentrum für Aus- und Weiterbildung Leipzig GmbH» – это межотраслевой центр первичного профобучения и повышения квалификации, являющийся 100%-м дочерним предприятием Лейпцигской Торгово-промышленной палаты. Наш Центр существует уже порядка 20 лет. Сегодня он оказывает целый спектр услуг в отношении профессионального образования: от профориентации школьников до первичного профобразования и повышения квалификации сотрудников крупных корпораций.

Многие немецкие предприятия не могут позволить себе самостоятельно провести профобучение на должном уровне, хотя и имеют на это право. Они приходят к нам, и наша главная задача – помочь им в подготовке профессиональных кадров. Высокое качество услуг нашего Центра известно не только среди малых и средних предприятий, но и крупных компаний. Мы, например, готовим специалистов для завода BMW, получили заказ от фирмы «Немецкие железные дороги», которые будут раз в год обучать у нас по 175 человек.

Мы ведём обучение по 22 профессиям и являемся, по сути, межотраслевым образовательным центром. Мы готовим по самым разным направлениям – от сварщиков до специалистов по работе со станками с ЧПУ и даже пятиосевыми машинами. Все эти знания необходимы для сдачи экзамена по итогам профобучения.

В настоящее время в нашем Центре работают 167 человек. Годовой оборот составляет 11 миллионов евро. Это не предел – мы собираемся и дальше расширять спектр наших услуг.

– То, что Ваш Центр был создан именно 20 лет назад, связано с объединением Германии?

Да, именно 20 лет назад перестала существовать ГДР и создалась сегодняшняя ФРГ. В ГДР профучилища существовали при больших комбинатах, и они, готовя рабочую силу себе, как бы параллельно готовили сотрудников и для более мелких предприятий – так же, как это было и в Советском Союзе. А вот в ФРГ уже тогда существовала дуальная система профобразования – она возникла благодаря ремеслу ещё 150 лет назад, когда средние или малые ремесленные предприятия были вынуждены готовить себе сотрудников. Во время индустриализации эта система внедрилась и в промышленность.

После войны страны-победительницы определили, что в дальнейшем ФРГ будет существовать на основе федеральных принципов. Страна была разделена на 16 федеральных земель, и вопросы школьного образования были делегированы в ведомства федеральных земель. Представители промышленности вмешались и сказали, что если со школьным образованием вы себе это позволить можете, то с профобразованием мы так поступить не позволим. Поэтому в профобразовании существует единая образовательная стратегия.

В результате, на сегодняшний день в нашем школьном образовании сложилась следующая неблагоприятная ситуация:  если молодой человек, закончив общеобразовательную школу в Гамбурге (федеральная земля Гамбург на севере Германии), переезжает в Мюнхен (федеральная земля Бавария на юге Германии), где хочет поступить в высшее учебное заведение, то его аттестат зрелости в Мюнхенском вузе могут не признать, так как в Мюнхене другие требования к набору школьных знаний, необходимых для поступления в вуз, нежели в Гамбурге.  Ведь школьные программы в Гамбурге и Мюнхене разные.  Но если человек выучился на мехатроника в Гамбурге, то он может поехать работать и в Мюнхен, и в любой другой город – каждый работодатель будет знать, что полученный диплом свидетельствует об одном наборе знаний и умений.

 




– Можете привести конкретные причины, почему предприятия обращаются в ваш Центр, а не проводят обучение самостоятельно?

В Германии профобучение проводится, как правило, в двух местах:  на предприятии и в профучилище. Выбор в пользу Центра профобучения, который я возглавляю, происходит по двум причинам. С одной стороны, есть вещи, которые мы знаем лучше, чем сами предприятия. Вторая причина – это зачастую отсутствие на предприятиях свободных мощностей, на которых в обязательном порядке должно пройти обучение, чтобы затем обучаемые могли сдать экзамены. А у нас эти мощности есть.

– Сложно поверить, что BMW, о котором Вы упомянули, не обладает достаточными знаниями и площадями для проведения профобучения.

Вы правы. Завод BMW в Мюнхене, например, располагает всем необходимым для проведения самостоятельного профобучения.  А вот завод BMW в Лейпциге был построен сравнительно недавно, и концепция его построения была несколько иной. Лейпцигский завод BMW с самого начала решил: «Нам не нужны огромные площади для проведения профобразования, как в Мюнхене. Нам нужны площади для производства, а для профобразования будет отведён малый цех».  Пойдя на такой шаг, руководство Лейпцигского завода BMW стало искать в нашем регионе профобразовательные центры, способные удовлетворить их потребности в подготовке высококвалифицированной рабочей силы для завода. Остановились они именно на нас, поскольку, во-первых, Центр хорошо оснащён – в нём стоят современные машины. Во-вторых, все наши педагоги имеют высокую квалификацию, все они являются мастерами, прошедшими соответствующую для этого подготовку – профессиональную и педагогическую. Надо сказать, что повышению квалификации нашего собственного персонала мы уделяем очень большое внимание.

– Реальные производственные контракты на оборудовании, имеющемся в Центре, выполняете?

Нет, делать нам этого нельзя, потому что мы – общественно-полезная организация, наш единственный заказ – профобразование. И если честно, я бы не хотел перебиваться выполнением мелких заказов предприятий – профобучение в этом плане намного интереснее.

– Серьёзные фирмы стараются выработать собственные, улучшенные технологии производства работ. В том же BMW наверняка применяются уникальные технологии сварки и окраски. И в этом случае, если для BMW требуется подготовить сварщиков, готовы ли предприятия раскрывать Центру свои секреты, чтобы в итоге получить именно того, в ком есть потребность?

Нет, не готовы, да и не обязаны открывать свои профессиональные ноу-хау. В Германии это подпадает под категорию «тайна фирмы» и должно оставаться в компании. Что касается обучения, то в данном случае проводится курс повышения квалификации для уже состоявшихся сварщиков. Секретным тонкостям фирменных технологий предприятие таких сварщиков обучает само.

– Как организован процесс обучения – индивидуально с каждым или посредством командной работы?

Методики используем разные – работа ведётся мастером как индивидуально с каждым учеником, так и в группах в рамках работы над общим проектом. Но мы неукоснительно смотрим за тем, чтобы группы, с которыми работает мастер, были не слишком большими – от 4 до 12 человек. На такие мощности рассчитаны наши рабочие места. 

– Скажите, а заказы крупных и мелких работодателей чем-то отличаются по своей специфике?

Я не могу сказать, что специфика заказов на содержание обучения зависит от размера предприятия. Отличается только количество обучающихся. Безусловно, BMW посылает к нам больше людей, чем малое предприятие. Скажем, от малого может быть заказ на одного-двух человек, а от BMW – на целую группу. Ещё одно отличие заключается в том, что крупное предприятие может себе позволить в течение 3,5 лет первичного профобразования предложить молодому сотруднику дополнительную квалификацию. У малых предприятий таких возможностей, как правило, нет. Несмотря на это, ученик от малого предприятия может сдать экзамен лучше, чем ученик того же BMW.

– Кто и каким образом принимает экзамен по профобучению?

В Германии Торгово-Промышленные Палаты (ТПП) выполняют госзаказ, в рамках которого реализуют организацию проведения и приёма экзаменов по профобучению. ТПП отвечают за создание экзаменационных комиссий, тем самым гарантируя полную нейтральность при сдаче экзаменов. Членами экзаменационных комиссий являются представители работодателей, учебных заведений, научно-исследовательских институтов и т.п. Молодой человек сдаёт экзамен комиссии, которую он видит первый раз в жизни. Соответственно, комиссия тоже видит его впервые.

– Какова мотивация тех, кто сидит в экзаменационной комиссии?

Может быть, это прозвучит несколько забавно, но люди, которые являются членами экзаменационной комиссии, получают большое удовольствие от того, что они принимают экзамены. Просто подобную деятельность они рассматривают как призвание. Кроме того, руководители предприятий освобождают их от работы в дни экзамена, поскольку они заинтересованы в том, чтобы экзамен для будущих сотрудников прошёл с независимой и непредвзятой оценкой.

– А если учащийся не сдаст экзамен, каковы будут последствия?

Есть возможность пересдачи. Пересдавать можно 3 раза, причём третья пересдача допускается только в устной форме. Если учащийся не сдал все три раза, тогда он просто не будет считаться специалистом – у него не будет сертификата Торгово-Промышленной Палаты о законченном профобучении по определённой профессии.

Здесь важно отметить одно важное различие между российским и немецким профобразованием, а именно – роль предприятия. Когда молодой человек начинает своё профобучение, первым делом он заключает договор о профобучении с предприятием.  Но если учащийся не сдал экзамен, это вовсе не означает, что он потерял свое место на предприятии. Возможно, он провалился на профессионально-теоретическом экзамене, зато у него могут быть очень хорошие практические навыки и способности. Однако, если бы он экзамен сдал, его заработок был бы выше.

– Пройти профобучение за собственный счёт возможно?

Нет, в Германии такой практики нет. Если молодой человек хочет получить рабочую профессию, то первым делом, иногда даже ещё учась в школе, он должен найти предприятие, которое готово заключить с ним договор, а затем взять на работу.

Если говорить о высшем учебном заведении, например, каком-то частном университете, то там родители с деньгами могут заплатить за обучение ребёнка. Но это касается только высшего образования. Повторюсь ещё раз, в профобразовании это невозможно.

– А помимо дуальной системы, другие способы получить рабочую специальность в Германии существуют?

Есть ряд профессий, которые не идут по дуальной системе – они поддаются школьному формату обучения. Например, специальность логопеда. Но таких профессий становится всё меньше и меньше. Торгово-Промышленные Палаты к этому никакого отношения уже не имеют.

– Возникает ощущение, что рабочую специальность в Германии получить сложнее, чем высшее образование…

Всё дело в том, что профобучение в Германии имеет другую ценность, нежели в России. Думается, что уровень дающегося в Германии профобразования достаточно высок. Например, мехатроника в Германии не так уж и многое отделяет от инженера. Сначала я прохожу курс мехатроника за 3,5 года в рамках профобучения. Затем иду работать на предприятие и знаю, что если мне надо, то я, не отрываясь от производства, в течение полутора лет смогу повысить свою квалификацию и получить следующую ступень – мастера. Если я этого добился, то я уже на уровне бакалавра.

– Но ведь рабочие и инженерные специальности опираются на разную человеческую природу. Рабочие специальности связаны в первую очередь с физическим трудом, где важна увязка нервной системы и мышц. Деятельность же инженера опирается на умственный труд.

Это не совсем так. Безусловно, не каждому человеку дано, например, заниматься инженерным делом – для этого нужен определённый склад ума. Но недавно было высказано наблюдение, что профобразование в Германии становится всё более комплексным и требует от учащихся всё больше интеллектуальных способностей, а не только возможности работать физически. Промышленность требует от высококвалифицированных рабочих всё больше самостоятельности. Например, есть цех, в котором стоят 25-30 станков с ЧПУ, и рабочий должен быть в состоянии сам их обслуживать. Причём не только нажимать кнопку «включить/выключить», но и выполнять все операции, которые позволяет машина, чинить и налаживать её в случае необходимости, а также писать отчёты.

– Значит, кадры готовятся не для работы на конвейере?

Не всегда. Например, BMW – это всё-таки конвейерное производство, но на котором работают хорошо подготовленные мехатроники автомобильного дела. В этой компании решили сделать стандартом качества обязательное образование мехатроника для всех, кто работает на конвейере. Но другая сторона заключается в том, что если эти сотрудники не вовлекаются в другие сферы деятельности, то они года через 3-4 покидают рабочие места. Их не увольняют, они уходят сами, отказываясь при этом от хороших денег из-за монотонной и неинтересной работы, и ищут работодателя, который сможет предоставить им более интересную работу по профессии. И дальше начинается игра. Чтобы этой утечки не было, BMW из своих мехатроников отбирает перспективных сотрудников и предоставляет им курсы повышения квалификации, даёт возможность профессионально расти дальше.

– То есть в какой-то момент работник с конвейера может попасть в научную лабораторию?

Как вариант. Возможны различные траектории. Например, он становится мастером производства, таким образом поднимаясь до среднего руководящего звена. Если он долго проработал на этом предприятии, то может получить высшее образование и стать инженером.

– Вы сказали, что выбор предприятия зачастую осуществляется ещё на школьной скамье. Но каким образом предприятие может понять – подходит им школьник или нет? Это же большой риск.

Здесь система такая: школьная программа в Германии предусматривает обязательный курс профориентации. Этот курс позволяет школьникам попробовать себя в разных профессиях – им предоставляется возможность поработать с деревом, с металлом и другими материалами. Пока они проходят этот курс, за ними наблюдают в том числе и работодатели. Когда молодой человек пишет заявку на предприятие о предоставлении ему возможности получить профессию, к нему приглядываются во второй раз. Его приглашают на собеседование – с ним общается непосредственно владелец компании или его уполномоченный представитель, например – ответственный по персоналу или по обучению. Тактика ведения беседы позволяет достаточно точно сказать – подходит этот молодой человек предприятию или нет.

– Насколько в Германии школьники самостоятельны в принятии решений и велика ли роль родителей?

Роль родителей в принятии решений молодым человеком чрезвычайно высока. Родители – это зачастую решающий элемент.

– А что если повзрослев, ребёнок вдруг поймёт, что то, чему он обучился, ему не интересно. Как много тех, кто позднее меняет вид деятельности?

Процент таких ситуаций с каждым годом растёт. И виной тому не только родители, но и то, что сам молодой специалист перед началом или во время обучения не может оценить последствий и/или возможностей, предоставляемых получаемой профессией. Именно поэтому ещё в школьном возрасте в рамках профобразования проводится целый ряд мероприятий, в рамках которых дети и их родители могут увидеть, какие навыки и способности заложены в ребёнке, что ближе его сердцу и на что стоит сделать основной упор. Здесь есть несколько моделей действия. Я расскажу о той, которой занимаемся мы. Начинается эта работа с трёхдневного анализа, в ходе которого на каждого ребёнка индивидуально составляется профиль, выявляются его слабые и сильные стороны. Как правило, это дети 7-го класса. После создания профиля и выявления способностей дети на 10 рабочих дней приходят к нам в Центр. В течение этого времени они как бы проходят 5 профессий – работают с металлом, деревом, красками и т.д.

– Дети сами выбирают то, что им интересно?

С одной стороны, у нас есть профиль с выявленными интересами ребёнка. С другой стороны, мы смотрим на то, что у ребёнка получается, а что – нет. Также мы используем один интересный метод – введение «антипримера».Так, в профиле ребёнка написано, что у него большая предрасположенность к социальным профессиям. Когда об этом идёт речь, чаще всего думают, что ему были бы интересны творческие профессии. А мы во время прохождения 10-дневной практики даём ребёнку возможность попробовать себя в работе с металлом и показываем, что в металлургической промышленности тоже может содержаться много творчества. Т.е. задача профориентации в этом случае состоит не в том, чтобы сразу среагировать на желания ребёнка, а в том, чтобы показать ему, какие ещё есть возможности реализовать себя.

Кроме того, мы пытаемся ему показать то, чего он до сих пор не знал или знать не мог. Например, та же работа с металлом – откуда ему это было знать раньше?

– С какими трудностями Ваш Центр сталкивается во время работы?

Самой большой трудностью в ближайшие годы мы видим демографическую проблему, которая охватывает не только наше предприятие или регион, но и вообще всю Германию. Поэтому для нас важным элементом во всей системе профобразования является профориентация. Стоящая здесь перед нами задача – как можно раньше достучаться до подрастающих юношей и девушек, чтобы они с самого начала ориентировались на изучение профессий, потребность в которых существует на производстве в нашем регионе, а не пытались учиться, например, только на парикмахера или специалиста розничной торговли.

Многие предприятия уже поняли важность непрерывного пожизненного обучения и поэтому предлагают своему персоналу не только возможность получения профессии или повышения квалификации, но и непрерывного обучения на рабочем месте. Этим мы тоже занимаемся.

– У Вас есть опыт взаимодействия с Китаем. Какие-то конкретные наработки в этом направлении появились?

На протяжении многих лет мы реализуем большой проект. Речь идёт об образовании по трём специальностям: логистика и складское хозяйство, технический чертёжник, а также мехатроник автотранспортных средств. Китайцы переняли по этим профессиям немецкую систему профобразования один к одному, без всяких адаптаций.  Так как обучающиеся сдают экзамен по нашим материалам в присутствии представителей Лейпцигской Торгово-Промышленной Палаты, то они получают сертификат Лейпцигской ТПП, который даёт этим выпускникам огромные возможности.

– Нам известно, что Вы намереваетесь сотрудничать и с Россией. Как Вы планируете работать с нашими специалистами, ведь наш менталитет отличается очень сильно? Если в Германии важно наличие технологии и процедур, которые обязательно нужно выполнять, то в России пока на собственной ошибке не научатся – не поверят. Именно поэтому у нас часто могут придумать что-то новое, но не могут потом это регулярно выполнять.

Это, конечно, очень важный вопрос, и нам уже ясно, что систему образования из Германии не получится спроецировать на российский рынок один к одному. Поэтому в нашем проекте огромная роль будет отведена научной работе, когда два университета – немецкий и российский – вместе адаптируют наши программы для российского рынка.

dsf
Найдите нас Вконтакте
Рекомендуем прочитать
Default AJAX