Образование, которое работает
2014-04-02 | Текст: Евгений Николаев | Фото ©: Евгений Николаев, из архива Юрия Ускова | 4196

Юрий Усков возглавляет IT-компанию «iSpring», которая производит программное обеспечение и успешно продаёт его по всему миру. Когда в начале 2000-х компания стала быстро расти, она столкнулась с нехваткой квалифицированных программистов. В общем, оказалась в ситуации, стандартной для многих российских предприятий. Но в отличие от многих других Юрий не стал надеяться в решении проблемы на государство, а организовал собственные школу и институт. Сегодня о своём образовательном проекте он рассказал нам.


– Юрий, какими были предпосылки для создания Вами компьютерной школы и института программных систем?

 В 2001 году мы с друзьями по Политеху основали компанию, которая занялась разработкой серьёзного программного обеспечения. Сначала мы работали только на заказ, но потом сделали свои собственные продукты, которые теперь продаём за рубежом. Там мы присутствуем на двух рынках – дистанционного образования (e-Learning) и сопровождения продаж (Sales Enablement). Недавно начали реализовывать проекты и в России, но пока в небольших объёмах.

Когда мы стали расти и привлекать в команду новых ребят, то поняли, насколько глубокой оказалась образовательная яма 1990-х годов. Хорошие преподаватели тогда уходили, поэтому даже у талантливых ребят, поступивших в вузы, не было среды, которая бы способствовала формированию правильной инженерной культуры, не было достаточной практики применения фундаментальных знаний. Кроме того, в советское время многие школьники и студенты получали основы инженерных знаний в кружках технического творчества. Сейчас таких кружков практически не осталось – из общественного сознания просто исчез целый образовательный пласт.

Йошкар-Ола, где базируется наша компания, – город небольшой. Во времена СССР почти вся местная промышленность работала на оборонные заказы. В нашем Политехе была хорошая школа по подготовке инженеров-программистов, но рынка труда по IT-специальностям в нашем городе сейчас фактически нет. Все хорошие программисты либо уехали в Москву, либо уже неплохо трудоустроены. Мы брали к себе и студентов, и выпускников, но научить их работать на нужном нам уровне было достаточно трудно. Как расти в таких условиях? Многие ждут, что проблемой кадров будет заниматься государство, но я думаю, что уповать на него – это из прошлого. Я работаю над тем, чтобы исправить ситуацию, и в этом направлении делаю то, что могу и что понимаю. В 2004 году я начал вести программирование в Политехе, а в 2009-м открыл детскую компьютерную школу. Она работает в формате дополнительного образования для детей 7-16 лет. У нас они познают основы информационного моделирования, занимаются программированием, робототехникой, изучают компьютерную графику и, конечно, английский.

– Каковы задачи вашей школы?

Главная задача – работать на развитие детей, формировать основы системного мышления, логику, учить работать с информацией. При этом у школы нет цели готовить профессиональных программистов. Не тот возраст.

Если будут позволять финансовые возможности, я планирую организовать ещё и центр технического творчества, чтобы ребята могли не только программировать или заниматься робототехникой, но и делать какие-то механические вещи. Есть идея создать кружок «Мир моторов», где дети изучали бы двигатели внутреннего сгорания. Добавить потом к этому цифровые технологии несложно, а в результате мы получим будущих инженеров, которые смогут разрабатывать механические системы с цифровым управлением.



Школа сейчас существует благодаря нашей финансовой поддержке, мы частично финансируем операционные задачи и оказываем помощь нуждающимся семьям, чьи дети хорошо учатся. Кроме того, всё, связанное с обеспечением техникой, помещениями, ремонтами – это спонсорские деньги, в основном от нашей компании. У нас нет задачи зарабатывать на таких проектах деньги. Есть задача улучшать город и его экосистему.

– Что это значит – улучшать экосистему города?

Сделать так, чтобы в нашем городе стало больше людей с осмысленными, одухотворёнными лицами, которые занимаются интересным делом, которые успешны… С моей стороны это, может быть, небольшой вклад, но если немножко сделаю я, немножко сделает кто-то ещё, то ситуация улучшится. И медленно, но верно процесс идёт.

– Расскажите про Вашу работу в вузе.

В Политехе я взял вводный курс по программированию, чтобы с самого начала, с первого дня обучения участвовать в формировании у ребят инженерной культуры. Технический вуз должен не только давать знания, не только практику применения этих знаний, но и определённые этические, культурные, мировоззренческие моменты, связанные с будущей профессиональной деятельностью. Любой серьёзный работодатель скажет вам, как это важно, но в нашем образовании на это пока обращают не очень много внимания.

Для подготовки студентов я взял и перевёл очень правильный и до сих пор актуальный американский учебник по программированию конца 80-х годов. У нас на специальности его немного использовали в начале 90-х, но потом почему-то забросили. Добавил своего опыта и практики. Результаты получились хорошими. Те преподаватели, что остались на кафедре, воспрянули духом, а дополнительно к ним подтянулось на преподавание пять человек из нашей команды. В итоге мы смогли поднять процесс подготовки на очень высокий уровень. Единственная серьёзная проблема, которая осталась – большой отсев студентов на первом-втором курсах. Но это характерно для всех программистских специальностей, как в России, так и за рубежом. Если, например, по ЕГЭ набирать в балетную школу, то отсев будет 99%. Здесь тоже набирают по ЕГЭ, и профориентационный компонент во входном тестировании отсутствует.

В конце 2011 года из Политеха мне, к сожалению, пришлось уйти. Моя деятельность не очень вписывалась в складывающийся порядок вещей. Вуз живёт показателями... А преподаватели, которые дают знания, требуют, ставят двойки, портят статистику. В итоге в 2012 году я открыл новое учебное заведение – Институт программных систем. Здесь мы готовим инженеров-программистов. Подготовка фундаментальная, многое удалось сделать ещё лучше, чем мы делали в Политехе.

Очень нравятся наши студенты. Им это надо, они готовы за образование платить свои деньги, пусть и небольшие. К учёбе все относятся очень ответственно. Отсев по-прежнему достаточно высокий, но даже слабые студенты тянутся, достигают результатов, и результаты эти удовлетворительные. Что значит удовлетворительные? Если человек получает оценку «3», то это значит, что он умеет программировать, и его программы работают. Это, возможно, не шедевр, но эти программы можно использовать в соответствии с поставленной задачей. Оценка «4» означает, что студент умеет программировать хорошо: быстро и оптимально. А «5» – это когда он может решить сложную и нетривиальную задачу на высоком техническом уровне, с учётом требований тиражирования, эксплуатации, техподдержки.




Есть известная ещё с советских времён проблема: человек учился пять лет, старался, получил красный диплом, после чего пришёл на предприятие, и ему говорят: «Забудь всё, чему тебя учили, и начинай учиться снова». Многие считают, что это нормально и иначе нельзя. Я с этим в корне не согласен. Всё, что ему скажут после института на предприятии, надо давать на первом курсе – фундаментальное понимание основных процессов, в которые он будет вовлечён, основы инженерной культуры, и только поверх этого – теорию и практику. У нас в Институте программных систем процесс образования построен именно так, поэтому наши студенты начинают успешно работать уже после второго курса. Проблем с трудоустройством у них нет. Кроме того, все преподаватели у нас люди практикующие, а это очень важный фактор для подготовки востребованных специалистов.

Помимо программирования есть ещё два направления, которые мы обязательно откроем в будущем. Первое – это технический дизайн, по которому у нас уже есть определённые наработки. Если программиста надо учить 5 лет, то дизайнера можно выучить за год-два. Второе направление – маркетинг в сфере высоких технологий. Здесь тоже накоплен серьёзный опыт, в том числе – по продвижению наших продуктов на глобальном рынке. Вместе с программированием эти специальности обеспечат нам образовательную инфраструктуру, которая необходима для быстрого развития отрасли в нашем регионе.

– Вы даёте основное высшее образование или это всё же пока только второе высшее?

Пока мы работаем в формате второго высшего, но к основному высшему тоже придём, в этом уже есть потребность. Требования к поступающим у нас нельзя назвать завышенными: достаточно среднего образования, знания программирования не требуется. Главное, чтобы способности были.

Мне интересно, чтобы к нам приезжали люди и из других регионов. Йошкар-Ола – город относительно недорогой, экологически чистый, приятный. Я сейчас работаю над тем, чтобы на следующий год привлечь нескольких студентов из Штатов. Важно, чтобы создалась англоговорящая среда. К нам в компанию на практику иностранцы приезжают довольно регулярно. Один из них сейчас заканчивает обучение в очень престижном вузе. Летом 2011 года он поработал 2 месяца у нас в техподдержке, многому научился. Он очень нам благодарен, не только за опыт, но и за то, что смог открыть для себя Россию, по возвращению у себя в вузе выбрал курс по русскому языку на пару семестров.

– Получается, что Вы создали систему подготовки кадров, альтернативную существующей?

Получается, что так. Но я до сих пор испытываю к Политеху самые тёплые чувства. Я получил там хорошее образование, старался, чем мог, помогать родной кафедре, и мне очень жаль, что пришлось уйти оттуда после 7 лет плодотворной работы.

– Наукоград Иннополис, который создаётся под Казанью… Вы рассматриваете его как угрозу для своего проекта?

Я не вижу в нём никакой угрозы. Если кто-то будет готовить классных специалистов кроме нас, то это будет хорошо. Нам желающих учиться хватит, поскольку мы реально даём знания, знания мирового уровня. У нас есть большой опыт работы в международных проектах, мы работали с компаниями из Силиконовой долины. Когда наши ребята туда ездили, им было, чем поделиться с американскими программистами.

– А почему Ваша компания работает в основном на зарубежных рынках?

С иностранными заказчиками нам всегда было работать проще, чем с отечественными. Наши часто не знают, чего хотят, много формальностей, требуют лишней документации, но и это в конечном счёте не даёт никаких гарантий. Импортный же заказчик обычно знает и понимает чего хочет, нормально оперирует бюджетом, выстраивает простую схему взаимоотношений, ценит профессионализм. Есть языковой барьер, но преодолеть его было проще, чем наш формализм. Язык мы быстро подняли на нормальный уровень.

Мы привыкли подходить к дедлайну с высоко поднятым флагом. Иногда это непросто, но весело и позитивно – ставить высокую планку и достигать её. Видишь, как поднимаешься от простой задачи к более сложной, и как ребята рядом с тобой растут. С бизнесом у нас всегда всё было в порядке, поскольку есть команда профессионалов, которая знает своё дело и делает его хорошо.

Не всё просто со специалистами по маркетингу и продажам. Я уже пришёл к мысли, что найти для нашей компании директора по маркетингу с условием его переезда в Йошкар-Олу дешевле и проще в США, чем в Москве. В Америке много открытых людей, для которых поработать несколько лет в российской IT-компании – это интересный опыт. Например, в Штатах у нас есть человек на техподдержке. Ему нравится работать в России, но пока он нужен нам там, а сюда он ездит только в отпуск.

– Какова текучка кадров в вашей фирме?

Низкая. Большинство людей пришли к нам очень давно и до сих пор здесь работают. Были случаи, когда люди уходили сразу после испытательного срока, но таких мало. Думаю, это правильно – коллектив должен быть стабильным.

В основном в нашу компанию попадает молодёжь, которая сначала в роли студентов всему у нас научилась. На работу с начинающими в нашей компании выделяются самые лучшие сотрудники, и мы им объясняем, что это серьёзная, с нашей точки зрения, инвестиция. Это работает.

– Каковы планы на будущее?

Сейчас у нас выстроена система подготовки инженерных кадров, но нет системы подготовки продвиженцев и дизайнеров. Это наше «бутылочное горлышко». У нас есть проекты, которые могут выстрелить, но пока недостаточно ресурсов, чтобы их раскручивать.

Следуя логике, в будущем мы, возможно, трансформируем наши образовательные проекты в технопарк или бизнес-инкубатор. Возможно, в какие-то проекты наших студентов и выпускников будем инвестировать. Есть идея корпоративного предпринимательства, когда человек внутри компании сможет реализовывать себя как предприниматель. В общем, у нас куча проектных идей, и существует понимание того, что мы это можем сделать. А также есть подобный успешный опыт. В России не так много команд, которые могут поднимать сложные проекты в этой области, поэтому у нас есть уверенность в своих силах.

– В чём Ваша мечта, цель?

Моя мечта – превратить Йошкар-Олу в Силиконовую Долину Поволжья. Ключевой момент здесь – образовательная среда, которая создаёт кадровую инфраструктуру, и над которой в дальнейшем вырастают предприятия, стартапы. Если получится что-то такое сделать, я буду считать, что программу-минимум выполнил и жизнь удалась.


Понравился текст? Зайдите на eRazvitie.org – там ещё много интересных материалов. Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить ничего нового.


dsf
Найдите нас Вконтакте
Рекомендуем прочитать
Default AJAX