Профессия менять мир
2014-04-11 | Текст: Алексей Кириллов | Фото ©: Фото: shutterstock.com, 123rf.com | 3853

Мы продолжаем разбираться с подходами к организации инженерного образования, используемыми в разных странах мира. Сегодня мы поговорим об Англии. Наш собеседник – профессор лондонского Университета Бедфордшира Эзенду Арива.

– Эзенду, расскажите, как обстоят дела с инженерным образованием в Великобритании?

Инженерия требует развития профессиональных компетенций, и фундаментальное значение здесь имеет практика. Недостаточно просто читать учебники – нужен практический опыт и хорошее наставничество. Как и во многих других странах мира, у нас существует проблема упразднения профобучения, хотя оно необходимо для распространения технических знаний. Чтобы получить хороших инженеров, нам нужны все три ступени: технический колледж, политехникум, университет. Но поскольку эта модель уходит в прошлое, мы развиваем сотрудничество с компаниями.


– Как организовано это взаимодействие?

Есть несколько вариантов сотрудничества, при которых молодые люди могут совмещать учёбу с работой. Они могут работать два-три дня в неделю в инженерной компании и один-два дня в неделю проводить в университете. Это первая модель. Вторая модель выглядит следующим образом: студенты год посещают университет и год работают в компании. Третья модель – 50/50: половина времени посвящена учёбе, половина параллельно – работе.

Также есть проектная форма сотрудничества и специальная партнёрская программа – «Партнёрство по передаче знаний». Это государственная инициатива. Компания нанимает под проект сотрудника – студента; за работу он получает вознаграждение. Если проект небольшой, то компания платит 45%, а остальные 55% компенсирует государство. В случае с более крупными проектами фирма должна заплатить 55%, а государство – 45%.

В рамках этой программы студентам может быть предоставлен академический отпуск: сохраняя своё место в университете, они могут один-два года отработать в компании. Точно так же сотрудник компании вправе взять академический отпуск и поработать в вузе.

– Совместные проекты университета и компании реальные?

Да. Я сам вёл ряд таких проектов. Например, для одной швейцарской компании мы разрабатывали яхту с экологичным двигателем, имевшим низкий уровень выбросов CO2. Это был технический проект. Второй распространённый тип – бизнес-проекты. У нас был проект с компанией, занимающейся фотокопировальными машинами.  Мы должны были максимально оптимизировать их работу, а также систему движения наличных средств. Поучаствовав в таком проекте, можно получить знания и в сфере финансового дела.

– Как происходит отбор студентов для участия в проектах?

Мы рассказываем о проекте студентам, оцениваем их навыки и выбираем тех, кто нам больше всего подходит. Вы не можете участвовать в проекте, если не отучились четыре года. Подобные проекты помогают в подготовке к получению степени магистра, дают студентам понять, в каком направлении они хотят развиваться дальше. В конце работы у них есть квалификация, а у фирмы – новый продукт. Благодаря этому компании обзаводятся дипломированными специалистами, которыми университет может только гордиться.


– Права на интеллектуальную собственность будут у компании?

Да, продукт является объектом интеллектуальной собственности компании, а не вуза. Компания вправе начать его производство и получать прибыль. Университет помогает ей в сертификации.

– Университеты командируют своих преподавателей для работы на фирмах?

Вузы должны «делиться» своими кадрами с другими организациями. Любой преподаватель вправе работать вне стен университета, будь то в коммерческой структуре или исследовательском проекте, на протяжении года.  Это его право. Всё зависит от его заинтересованности.

Я сам работаю в качестве консультанта в нескольких инжиниринговых компаниях в Индии и Великобритании, занимаюсь информационными технологиями в области охраны здоровья, даю различные советы по инженерным вопросам и технической политике.

– Какова общая тенденция: идёт ли молодёжь в инженерную профессию так же охотно, как, к примеру, 20 лет назад?

Современные юноши и девушки отличаются от молодых людей прошлого, которые буквально мечтали стать инженерами. Сегодня отвлекающих факторов куда больше, чем прежде. Интерес молодёжи к тому, что я бы назвал «традиционным инженерным делом», достаточно низок. Но вот прикладной инженерией молодые люди интересуются активнее, чем раньше, чему способствует глобальная компьютеризация.

Интерес студентов к инженерии зависит от того, как мы их обучаем, как мотивируем, как прививаем представление о важности инженерной профессии. Некоторые молодые люди хотят стать инженерами, но не представляют себе, что это такое. Не только в профессии инженера, но и во всех остальных профессиях – бухгалтера, банкира, врача – молодёжь нужно вдохновлять и давать наставления. Интерес к инженерной профессии надо стараться прививать ещё в средней школе.

Модель инженерного обучения и поощрения молодёжи нуждается в улучшении. Например, молодые люди должны видеть, что компании заинтересованы в их инженерном образовании. Такую заинтересованность можно показывать, например, выделяя небольшие стипендии. Тогда многие студенты смогут совмещать работу с учёбой, будут иметь хорошую мотивацию, что положительно скажется на результатах.

Случается так, что студенты, уже сделав выбор в пользу какой-либо профессии, в ходе обучения меняют свои предпочтения. Например, вы изучаете менеджмент, а через несколько лет понимаете, что у вас больше склонностей к техническим специальностям. Тогда мы можем вас обучить – благодаря наличию так называемой «программы переподготовки». Университеты сотрудничают с профессиональными организациями, чтобы иметь возможность реализовывать подобные программы. Если кто-то изучает математику и затем обращается к нам с просьбой обучить его инженерной профессии, мы можем предложить ему магистерскую программу переподготовки продолжительностью в один год, после чего он может получить диплом инженера. Поэтому, я думаю, европейская модель – одна из лучших в мире: она обладает неплохой гибкостью и помогает увеличивать число специалистов, в том числе за счёт переподготовки.

– Современная Англия испытывает недостаток инженеров?

Да, инженеров нам не хватает. Чтобы как можно больше людей приходило в профессию, программа технического обучения инженеров, в том числе и школьная, претерпевает изменения.

Единственная страна, где существует хорошая школьная инженерная программа – это Германия. Там всё заточено под технические специальности. Среди учащихся проводят тесты, смотрят, кто из них умеет работать с металлом или, например, с электроникой. В каждой школе есть специальные кружки, в которых можно оттачивать технические навыки. После школ многие поступают в технические вузы, которых в стране предостаточно. Поэтому на выходе страна получает очень хороших специалистов, которые имеют нужные знания и свободно ориентируются в отрасли. Я бы сказал, что немецкое образование больше всего соответствует современным реалиям. Но немцы всегда были очень сильной в техническом плане нацией. Их структура образования остаётся примерно такой же, как и прежде, меняются лишь сами знания. Однако многие другие страны пытаются наверстать упущенное и меняют свою модель образования, перенимая лучшее, что есть у других.

Великобритания во многом опирается на зарубежные модели: на американскую и европейскую. Поэтому в нашей модели много заимствований. Мы изменили программу обучения для средних школ, чтобы она соответствовала международным стандартам профессии. В конце концов, сейчас становится всё больше международных проектов. В школьной программе даже есть предмет «инженерное дело». Через 10 лет, возможно, нам удастся восполнить дефицит кадров.

 – Проходят ли студенты специальное обучение, которое бы позволило им успешно участвовать в международных проектах?

Вы можете стать сертифицированным инженером, если сдадите соответствующий экзамен. Тогда вы будете котироваться во всех странах мира.

– Часто ли в Вашей практике случается так, что студенты, обучившиеся на инженеров, работают не по специальности?

В Великобритании инженерам достаточно просто устроиться на работу в крупную компанию или государственную организацию на достойную зарплату, поэтому им не приходится заниматься чем-то другим. Они работают по специальности и, если есть амбиции, совершают восхождение по карьерной лестнице.

– Устроившись на работу, способны ли выпускники университетов самостоятельно справляться со всей поручаемой им работой?

В любой стране мира выпускники инженерных факультетов должны один-два года походить в статусе молодых специалистов. Этот этап «подмастерья» нужно пройти, чтобы стать хорошим инженером.

– Как Вы представляете дальнейшее развитие инженерного образования в Великобритании?

Я надеюсь, что через 10-20 лет число студентов инженерных специальностей заметно вырастет, и люди будут лучше понимать важность этой профессии. Хочется видеть больше молодых и успешных инженеров, больше молодых преподавателей инженерных дисциплин.

Надеюсь, придёт время, когда инженеры будут работать не где-то в филиалах, а в головных офисах компаний, участвовать в переговорах и заниматься популяризацией своей профессии.

И, наконец, я хочу увидеть мир, в котором большинство инженеров будут работать сразу над несколькими проектами, принимать активное участие в жизни университетов и консультировать правительство.

Инженерия – это одна из ведущих мировых профессий, которая способна менять мир к лучшему.

Инженерное искусство должно удовлетворять потребности людей в свободном времени, здоровье и благополучии. Сейчас люди много работают и мало отдыхают. Но инженеры способны создавать системы, устройства, облегчающие труд людей. Я часто говорю своим студентам: «Представьте себе мир, в котором вы можете делать всё дистанционно. Не только регулировать отопление, потребление газа, но и готовить пищу, отдавать голосовые команды различной технике». Инженеры автоматизируют различные процессы, меняя тем самым облик мира. Так они дают людям понять, что их профессия – одна из наиболее значимых, потому что меняет то, что для нас очень важно. Люди приходят в нашу профессию в том числе и потому, что видят: технологии делают жизнь лучше. При этом от инженера требуется самоотверженность, преданность своему делу и постоянное совершенствование.



Благодарим за помощь в проведении беседы начальника отдела маркетинга УК «КЭР-Холдинг» Альфию Зиганшину.


Понравился текст? Зайдите на eRazvitie.org – там ещё много интересных материалов. Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить ничего нового.


dsf
Найдите нас Вконтакте
Рекомендуем прочитать
Default AJAX