Абу-Симбел: спасённое наследие
Текст: Людмила Смеркович | 2015-07-22 | 5388
Когда в 1960-х годах прошлого века началось строительство Асуанской плотины на великой реке Нил, то под угрозой затопления оказались Храмы Абу-Симбел, посвящённые фараону Рамсесу II и его любимой жене Нефертари и построенные три тысячи лет назад. Операция по спасению храмов стала одним из самых масштабных международных инженерно-строительных проектов прошлого столетия.


Рамсес (Рамзес) II Великий – фараон Древнего Египта, правивший приблизительно в 1279-1213 годах до н.э. и получивший почётный титул А-нахту, что значит «победитель». У греков его имя превратилось в Сезостриса, героя легендарных сказаний и всемирного завоевателя.

Асуанская плотина

Цивилизация Египта, одна из древнейших на нашей планете, возникла в дельте и на берегах реки Нил – своевольной, могущественной, ежегодно затопляющей огромную площадь, тем самым приносящей плодородный ил и, следовательно, огромные урожаи. С древних времён Нил был источником богатства и процветания Египта и одновременно – причиной стихийных бедствий. В 1959 году правительством Египта (на тот исторический момент – Объединённой Арабской Республики) было принято решение о постройке огромной плотины, призванной регулировать уровень воды в реке, а также производить электроэнергию. Строительство Асуанской плотины финансировалось и предпринималось СССР, в Египте работали единовременно около двух тысяч советских инженеров, рабочих, руководителей. Проект ГЭС был разработан и испытан на модели в Советском Союзе.


Масштабы Асуанского гидроэнергетического комплекса можно оценить по его техническому паспорту: «Электромеханическое оборудование: количество агрегатов – 12. Мощность – 2100 мегаватт, выработка электроэнергии – 8 миллиардов киловатт-часов в год. В состав комплекса входят каменнонабросная плотина с глиняным ядром высотой 111 метров и длиной 3820 метров, 520 из которых приходится на русловую часть. Объём насыпи – 41,4 миллионов кубометров, подводящий канал длиной 1150 метров, отводящий канал длиной 538 метров, тоннельные водоводы длиной 282 метра и диаметром 15 метров, паводковый водосброс в виде бетонной водосливной плотины длиной 288 метров, водохранилище с полезным объёмом в 114 кубических километров. Под основанием плотины создана уникальная противофильтрационная завеса глубиной 165 метров, для строительства которой была специально разработана оригинальная система подводного уплотнения песчаных грунтов».


Помимо выработки электроэнергии, которой до сих пор хватает на весь Египет, Асуанская плотина дала стране возможность перевести 300 тысяч гектаров с сезонного орошения на постоянное и освоить ещё около 600 тысяч гектаров новых земель за счёт запасов воды в рукотворном озере Насер. Однако, помимо очевидной народнохозяйственной пользы, новая ГЭС создала несколько новых проблем, проявившихся не сразу – нарушился природный баланс движения ила и песка по Нилу; стала постепенно разрушаться его дельта; зе?мли, не получающие естественным образом ежегодного удобрения во время паводка, начали засаливаться. Эти проблемы постепенно решаются за счёт новых проектов, поддерживающих экологию великой реки, и только одна потеря должна была стать необратимой не только для Египта, но и для всей земной цивилизации. В зону затопления, образующуюся при пуске плотины, попадали уникальные памятники древних Египетских царств, в частности храмовый комплекс Абу-Симбел, построенный за тринадцать веков до нашей эры.


Священная гора

Судя по археологическим данным, это место считалось священным ещё до того, как фараон Рамсес?II решил увековечить свои военные победы и справедливое правление постройкой величественных храмов. Многие века спустя, когда храмы оказались погребены под тоннами песка, арабские моряки назвали эту скалу Абу-Симбел – «отец хлеба», поскольку на берегу виднелся один из фрагментов каменного барельефа: мужчина в древнеегипетском фартуке, напоминавшем меру хлеба.

Заново открытыми храмы Рамсеса оказались лишь в 1813 году, когда швейцарский исследователь Буркхардт, путешествовавший переодетым арабом вверх по Нилу, добрался до третьих порогов великой реки. Он обратил внимание на огромные головы, увенчанные коронами фараонов, выступающие из песка, но проводники не могли ничего внятного рассказать об этих изваяниях. Буркхардт сообщил о своём открытии, и по его следам сразу же отправилась экспедиция известного авантюриста и кладоискателя Бельцони. Под его руководством храмы были раскопаны из песка, и, хотя ожидаемых сокровищ в них не обнаружилось, Бельцони записал в своём дневнике: «Мы вошли в самый обширный и самый красивый склеп в Нубии. Наше удивление возросло ещё более, когда выяснилось, что это не только очень большой, но и великолепно изукрашенный храм – с барельефами, росписями и статуями».


В иероглифических надписях Абу-Симбел называется «священной горой», а весь комплекс построек и укреплений именуется «крепостью-городом Рамсеса». На одной из колонн Малого храма высечена надпись: «Рамсес, сильный правдой, любимец Амона, создал это божественное жилище для своей возлюбленной супруги Нефертари».

Храмовый комплекс Абу-Симбела действительно оказался великолепным – как с исторической и художественной, так и с инженерной точки зрения. Оба храма – Большой и Малый, вырублены в скале из песчаника высотой около 100 метров. В обоих храмах прекрасные барельефы, росписи на стенах и множество криптограмм и надписей, восхваляющих фараона. Большой храм состоит из 14 помещений, проникающих в толщу скалы на 60 метров. Самый большой зал, украшенный восемью изваяниями бога-фараона, имеет размеры 18 на 16 метров и поднимается в высоту на 8 метров. В большом зале изображены в основном батальные сцены. Некоторые картины на стенах зала изображают победы фараона в Ливии и Нубии, но наиболее значительна сцена битвы при Кадете, где произошло решающее сражение египтян с хеттами.


Храм был построен с таким расчётом, что дважды в году поднимающееся утром солнце пронзает лучами всю анфиладу подземных залов и освещает статуи святилища. При переносе храма удалось восстановить его устройство так, чтобы это свойство сохранилось.

У входа в Большой храм стоят четыре колоссальные статуи двадцатиметровой высоты. Увенчанные коронами, с уреями на лбу и с накладными бородами, колоссы, восседающие на тронах, символизируют высшее могущество. Под их стопами – поверженные враги фараона. На тронах колоссов изображены боги Нила, которые связывают вместе папирус и лилию – знак единства обеих земель, Нижнего и Верхнего Египта. У ног колоссов находятся женские фигуры, которые выглядят очень хрупкими по сравнению с огромными статуями царя – это изображения Нефертари, любимой супруги Рамсеса, его матери и дочерей.


На бедре одного из изваяний Рамсеса найдена сделанная ножами надпись на древнегреческом языке, которую историки относят к VI веку до н.э.: «Когда царь Псамметих пришёл в Элефантину, те, которые пришли с Псамметихом, сыном Теокла, написали сие. Они плыли на корабле через Керкис до тех пор, пока позволила река. Потасимто вёл чужеземцев, Амасис вёл египтян. Архон, сын Амойбиха и Пелек, сын Удама, написали сие». Ионийские наёмники, увековечившие себя в этом акте вандализма, оставили один из древнейших образцов греческой письменности.

Малый храм более изящен и женственен – он посвящён Нефертари, «той, для которой сияет солнце». В нём всего 5 залов, так же украшенных статуями богов и царской четы. Как пишет писатель и путешественник Жак Кристиан в своей книге «В стране фараонов»: «Рамсес присутствует в святилище супруги, он выполняет там две функции: военачальника, победителя сил тьмы, и верховного жреца, совершающего жертвоприношения. Колонны здесь увенчаны ликами богини Хатхор, властительницы любви и радости, вокруг множество изображений цветов, высокий силуэт Нефертари освящает всё вокруг своей благородной красотой. При входе в храм изображён фараон, протягивающий цветы Хатхор и царице в образе богини Исиды. На обратной стороне врат Рамсес защищает Нефертари, он поражает нубийцев и азиатов, облагает врагов данью и воздаёт почести Амону-Ра и Хору».

Все эти прекрасно сохранившиеся под толщей песка культурные сокровища древней цивилизации должны были безвозвратно погибнуть на дне озера-водохранилища Насер. Но спасение храмов Абу-Симбела было объявлено акцией всемирной значимости под эгидой ЮНЕСКО. Началось спешное проектирование операции спасения.

Переезд

Предлагалось несколько идей для сохранения храмов Рамсеса II и Нефертари – начиная от возведения высокой дамбы, защищающей территорию храмового комплекса от вод искусственного озера, и заканчивая прозрачным колпаком, сквозь который туристы могли бы с речных судов любоваться красотами древних статуй, оказавшихся на дне. Самым привлекательным вариантом был проект итальянских инженеров, которые предлагали за счёт сверхмощных домкратов приподнять и передвинуть скалу с высеченными в ней храмами целиком, но эта идея была слишком дорогой в реализации. В итоге остановились на проекте шведской компании Vattenbyggnadsbyran (VBB), состоявшем в том, что храм будет распилен на блоки, перевезён и собран на новом месте.

У этого проекта были свои риски и сложности. Во-первых, необходимо было успеть распилить и перевезти блоки до пуска воды в водохранилище, а до этого оставалось не так много времени. Во-вторых, был риск, что распилы вскроют внутренние трещины и каверны в камне или повредят мягкий песчаник так, что собрать заново прежнюю конструкцию не получится. Эту проблему решали за счёт укрепления природного камня полимерными составами во всех подозрительных местах. И, наконец, новое место для храмов отличалось от их родного холма, выбранный участок ещё предстояло превратить в подобие той скалы, на которой храмы были построены изначально.


Среди скульптурных сцен Большого храма есть изображение царских детей, выстроенных в два ряда – дочери с одной стороны, сыновья с другой. Ниже небольшая надпись: «Сделано скульптором царя Пиаем, сыном Ха-Нефера». Эта подпись имеет неоценимое значение, так как скульпторы Древнего Египта очень редко указывали свои имена.

На первом этапе подготовки храмы подробнейшим образом измерялись, фотографировались, а затем по составленным чертежам планировались линии распила камня. Также подробно картографировалась местность вокруг старого и нового места размещения храмов. Попутно проводились географические и геологические исследования, включавшие в себя свойства местного песчаника и поведение подземных вод, велись раскопки и земляные работы. Поскольку параллельно происходила постройка Асуанской плотины, уровень воды в Ниле повышался на несколько метров в год. Для защиты строительной площадки, в которую превратился Абу-Симбел, возвели временную дамбу, но во?ды Нила заставляли инженеров работать всё быстрее – вскоре территория храмового комплекса должна была быть затоплена.


Прежде чем при помощи специальных тонких пил, применявшихся для распилки мрамора, храмы начали разделять на блоки, были предприняты особые меры безопасности. Внутри храмовых залов установили прочные стальные леса, перед фасадами храмов создали насыпи из песка, а над фасадами установили защитные экраны; со склонов выше храмов убрали все лежащие там камни. К октябрю 1965 года с храмов полностью сняли «крышу» – естественную скалу, служившую им сводом, и приступили к переносу статуй и деталей внутреннего убранства. 10 октября начался демонтаж огромных статуй фараона перед входом в храм. Журналист, присутствовавший при этом, записал в дневнике: «Солнце чуть поднялось над горизонтом, когда крановщик получил приказ начинать. Медленно, медленно лицо бога-царя отделилось от ушей... Это было зрелище, которого я никогда не забуду. На какое-то мгновение мной овладела дикая мысль, что великого фараона пытаются уничтожить современные варвары. Повиснув на тросе, громадное лицо медленно поворачивалось вокруг оси. Казалось, выражение лица под лучами солнца преображается игрой света и тени... Затем лицо фараона нежно уложили на подстилку специального трейлера, чтобы тот отвёз его на платформу, где уже хранились прочие части храма».

Каждый из блоков был пронумерован, чтобы собрать на новом месте храмы без видимых изменений. Когда на специально вырубленной громадной террасе была полностью воссоздана внутренняя структура храмов, их накрыли железобетонным колпаком и сверху насыпали холм. При сборке блоки дополнительно укреплялись смолистым составом, который закачивали в просверленные отверстия, чтобы хрупкий песчаник не рассыпался после распилов, перевозки и установки. При воссоздании храмов вставали новые вопросы – стоит ли «улучшать» то, что разрушено временем, например, не вернуть ли на место упавшую ещё в древности голову одного из колоссов? Как маскировать последствия передвижки? Директор Египетского археологического управления писал во время завершения проекта: «Повреждения, нанесённые фараону, будут залечены. Соединительные швы будут заполнены раствором вплоть до нескольких миллиметров от поверхности. Мы могли бы добиться и большего: не только залечить раны, но и сделать швы незаметными. Но будет ли это справедливо по отношению к нашим предкам, к нам самим и к тем, кто придёт сюда после нас?»


Операция по передвижке заняла три года – с 1965 по 1968 гг., но до 1972 года шли работы по приведению ландшафта вокруг храмового комплекса к виду, соответствующему прежнему положению храмов.

Сейчас храмы выглядят почти так же, как до переноса их на новое место, и разбитая голова колосса покоится на том же месте, где была прежде – у его ног. Тысячи туристов посещают это место, не менее популярное, чем пирамиды фараонов, хоть и не такое древнее. Этот памятник древнеегипетского искусства сегодня одновременно является и монументом во славу таланта и трудов инженеров и рабочих, людей из разных стран, которые объединили свои усилия, чтобы перенести храмы Рамсеса и Нефертари. Президент Египта Анвар Садат сказал о спасении Абу-Симбела: «Народы Земли способны творить чудеса, когда они объединяются с добрыми намерениями».

Храмы Абу-Симбел и история их спасения в цифрах:

Фасад храмов высечен в скале высотой 31 и шириной 38 метров. Над фасадом высечен орнамент в виде двадцати двух бабуинов, приветствующих восход солнца. Размер каждой из этих обезьян составляет около 2,5 метров.

Фасад большого храма украшен четырьмя статуями фараона, изображённого сидящим на троне. Высота этих статуй около 20 метров, а голова каждой из скульптур достигает четырёх метров. Вес каждой статуи превышает 1200 тонн.

Фасад Малого храма украшают шесть выполненных в полный рост фигур, высота каждой их которых составляет 11 метров. Между статуями фараона Рамсеса II помещены статуи его супруги Нефертари. Это редкий случай изображения жены фараона в изваяниях такого же размера, как фигуры самого царя.

В проекте по передвижке храмов Абу-Симбела принимали участие более 50 стран мира.

Затраты на проект перемещения храмов составили в ценах 1968 года около 42 миллионов долларов.

Пещерный храмовый комплекс был передвинут на 65 метров выше и на 200 метров дальше от реки. Для перевозки храмы были распилены на 1036 блоков, вес которых достигал от 5 до 20 тонн.


Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить новые материалы.