Артхашастра. Учебник по политике
Текст: Майкл Лейбих | 2015-11-04 | 5440
Говоря об искусстве управления государством, первое, что приходит в голову – это труды Платона, Аристотеля, Макиавелли и ряда других широкоизвестных философов и политических деятелей. Мы решили расширить знания в этом вопросе и познакомить читателей с «Артхашастрой» – незаслуженно малоизвестным, но до сих пор актуальным классическим трактатом по государственному управлению, написанным индийским брахманом Каутильей более двух тысячелетий назад.

Даже хорошо образованные люди, живущие за пределами Индии, вряд ли знают, кто такой Каутилья. Разве Индия – не страна мистиков и аполитичных мудрецов? Разве теории государства и государственного управления не являлись ещё с Античности исключительно европейской сферой? Может ли хоть один политический мыслитель из Азии (кроме Конфуция) сравниться с Платоном, Фукидидом, Цицероном или, позднее, в эпоху Возрождения, с Макиавелли? Но Каутилья, политический мыслитель из Древней Индии, тоже принадлежит к той же самой интеллектуальной лиге, что и признанные европейские философы. Идеи и концепции Каутильи по государственному управлению по-прежнему глубокомысленны и дают обширную пищу для размышлений, несмотря на то, что с того времени, когда они были записаны, прошло около 2300 лет.

Достоверные биографические данные по Каутилье, который в Индии также известен как Чанакья, очень скудны. С известной степенью определённости мы можем сказать, что он был почти современником Аристотеля и Александра Великого. Также известно, что Каутилья был не «оторванным» от жизни учёным, а активным политическим деятелем, игравшим ключевую роль в установлении Империи Маурьев (ок. 320-180 до н.э.) – первого паниндийского государства, протянувшегося через бо?льшую часть Индийского субконтинента до границ современного Афганистана. Столица Империи Маурьев Паталипутра (нынешняя Патна) была крупнейшим городом Древнего Мира.


Каутилья написал «Артхашастру» после того, как оставил активную политическую деятельность. Слово «артха» в переводе с санскрита означает «материальное богатство» или «политическая сила», а «шастра» переводится как «учебник» или «руководство». Таким образом, название «Артхашастра» можно перевести как «учебник по политике» или «руководство по политической экономии». «Артхашастра» Каутильи – это энциклопедический труд, посвящённый государственному управлению, власти, государственной службе, экономике, праву, внешней политике, военному делу и разведке. Текст наиболее авторитетного перевода трактата на английский язык насчитывает более 500 страниц.

Каутилья создаёт научную теорию государственного управления, а одну из глав книги полностью посвящает вопросам методологии, чтобы подчеркнуть научный характер своей работы. И хотя в ней явно прослеживается концепция идеалистического типа, она не является утопическим проектом «идеального» государства. «Артхашастра» основана на большом опыте Каутильи как политического деятеля, хорошо знакомого с реалиями политической жизни как во внутренней, так и во внешнеполитической сфере.


Каутилья и современная Индия

В Индии «Артхашастра» оставалась авторитетным трудом на протяжении всех лет своего существования, хотя передавалась главным образом устно. Письменный текст на санскрите тоже существовал и постоянно переписывался. В 1904 году полная рукопись «Артхашастры», датированная XVII веком, была найдена индологом Р. Шамашастри, который опубликовал её в виде книги.

Джавахарлал Неру посвятил Каутилье и его «Артхашастре» несколько страниц своей книги «Открытие Индии», которая является фундаментальным текстом для современной индийской политики. Неру называет Каутилью «великим деятелем политической науки», затрагивающим практически все аспекты теории и практики государства. Он упоминает и широко распространённое сравнение Каутильи с Макиавелли и приходит к следующему заключению: «Чанакью называли индийским Макиавелли, и до некоторой степени это сравнение оправдано. Однако он был во всех отношениях гораздо более значимой личностью, превосходя Макиавелли и в интеллекте, и в действиях».

Можно обратить взгляд и на действующего президента Индии Пранабу Мукерджи, который ранее занимал посты министра иностранных дел, обороны и финансов. Когда в 2012 году Мукерджи был избран президентом, индийский тележурналист Санджай Брагта написал: «Мукерджи равняется на портрет Каутильи, висящий у него на стене… Он заядлый книголюб и обычно читает три книги одновременно, но «Артхашастра» Каутильи, древнеиндийский трактат по государственному управлению, экономической политике и военной стратегии, – это его любимая книга, которую он часто цитирует в своих докладах о бюджете».



По всей видимости, Каутилья был первым, кто перестал сводить силу государства лишь к его военной мощи.

Современные идеи в древнеиндийском тексте

В 1915 году был опубликован первый перевод «Артхашастры» на английский язык, в 1926-м последовал перевод на немецкий, в 1956-м – на русский. Однако до недавнего времени интерес к Каутилье проявляли лишь индологи и филологи-санскритологи, тогда как политологи предпочитали игнорировать его фундаментальную работу. Вместе с этим они игнорировали и намёк выдающегося социолога Макса Вебера, который ещё в 1919 году указал на значимость Каутильи. В своей знаменитой работе «Политика как призвание и профессия» Вебер утверждает, что Макиавелли – «беззубый» по сравнению с Каутильей. Но только почти век спустя, уже после того, как Индия стала одним из важнейших игроков многополярного мира XXI века, отдельные западные политологи обратили на Каутилью своё внимание.

Почему же «Артхашастра» является фундаментальным трудом политологической науки? И почему его основные идеи остаются актуальными на протяжении нескольких эпох?

Трактат содержит три понятийных блока. Первый из них – это теория «саптанга», позволяющая «измерить» потенциальную силу государства. Каутилья подразделяет государство как единое целое на семь структурных элементов: 1) правитель; 2) министр [правительство и государственная администрация]; 3) народ [сельские жители]; 4) крепость [столица]; 5) казна [экономика]; 6) вооружённые силы; 7) союзник [во внешней политике]. Эти семь «факторов государства» могут быть оценены объективно, причём не только с точки зрения их заданного статуса, но и в плане тенденций их развития. Рассмотрение всех семи факторов государства в совокупности позволяет дать достоверную оценку силы государства. Теория «саптанга» представляет собой поистине выдающийся идейный прорыв в истории политологии: сила государства не сводится лишь к его военной мощи, а определяется путём комплексного анализа, включающего в себя демографические, экономические и управленческие параметры.

1800 лет спустя Макиавелли озаглавит десятую главу своего трактата «Государь» так: «Как следует оценивать силу всех государств». В этой главе он назовёт шесть из семи факторов государства Каутильи, однако без какой-либо связной теоретической концепции. Спустя ещё примерно 500 лет Ганс Моргентау в своём известном программном тексте современного политического реализма «Политика между нациями» разработает понятие «сила нации», в которое включит такие составляющие: 1) географическое положение государства; 2) наличие сырья и сельскохозяйственных продуктов; 3) промышленный потенциал; 4) численность населения; 5) военный потенциал; 6) «национальный характер»; 7) «моральный облик нации»; 8) «качество» правительства и дипломатии. Здесь мы видим очевидные параллели между Каутильей, Макиавелли и Моргентау, несмотря на то, что этих трёх авторов разделяют многие века. Моргентау по этому поводу писал: «Человеческая природа, в которой укоренены политические законы, не изменилась с того времени, когда классические философы Древнего Китая, Индии и Греции пытались их открыть. Следовательно, новаторство в политической теории вовсе не обязательно является достоинством, равно как старость – не всегда недостаток».



Идея «рэзон д’этра» (государственной необходимости) Каутильи влечёт за собой оптимизацию всех семи факторов государства. Государственное руководство, оптимизирующее факторы государства, служит поддержанию и расширению силы государства, равно как и благосостоянию народа. «Рэзон д’этра» – это концепция, которую можно определить через практические задачи:

– поддержание и расширение силы государства (то есть поддержание, расширение и улучшение семи факторов государства);

– поддержание, расширение и улучшение благосостояния народа;

– способствование политической унификации Индийского субконтинента.

Интересная проблема с этой блестящей и содержательной идеей Каутильи заключается в отсутствии в «Артхашастре» собственно термина «рэзон д’этра». И в этом обнаруживается общность с Макиавелли, чьи политологические сочинения настолько пронизаны идеей «рэзон д’этра», что распространённым заблуждением является, будто бы этот термин придумал именно он. Тем не менее Каутилья и Макиавелли объединены идеей «рэзон д’этра», и Каутилья может претендовать не только на первенство, но и на более глубокое осмысление этой идеи через теорию «саптанга» и утверждение необходимости оптимизации семи факторов государства.

Теория «саптанга» также логически и практически связана со вторым понятийным блоком Каутильи: «шестью методами внешней политики» («шадгунья»). Исходя из состояния и тенденций развития своих собственных факторов государства и таковых у государств-соперников, можно оценить соотношение сил между ними. В зависимости от соотношения сил, отправной точкой для которых служит теоретическая матрица «саптанги», государство применяет один из шести вариантов внешней политики. Каутилья с недоверием относится к «внутреннему чутью» и «единоличным решениям» политических лидеров, вместо которых он предлагает объективную оценку, «признание относительной силы или слабости государства», из которых и должны вытекать конкретные действия во внешней политике в той или иной ситуации. А методы внешней политики он предлагает следующие:

1. Мир: государство-соперник сильнее и останется таковым в обозримом будущем.

2. Война: государство-противник значительно уступает по силе.

3. Нейтралитет: соотношение сил сбалансировано.

4. Подготовка к войне, силовая дипломатия: сила собственного государства растёт по отношению к силе государства-соперника.

5. Построение союза: сила государства-соперника растёт быстрее, чем сила собственного государства.

6. Дипломатическая двойная игра: раскладка сил между соперниками и союзниками очень переменчива.

Схема «шадгуньи» Каутильи содержит настоящую кладезь идей и концептов для теории международных отношений. Однако следует отметить, что в «Артхашастре» принята специфическая внешнеполитическая позиция – позиция правителя, целью которого является устранение политической раздробленности Индийского субконтинента и формирование паниндийского государства. В этой связи вновь наблюдается поразительное сходство между Каутильей и Макиавелли, чью политическую теорию следует рассматривать в свете политической унификации Италии и её освобождения от иноземного господства. При этом Каутилья вовсе не вынашивает каких-либо имперских или экспансионистских идей против соседских греко-персидских государств диадохов, Китая или государств Центральной Азии и рубежа Индийского океана.


Основоположник политического реализма

Очевидно, что Каутилья – политический реалист и фактически является концептуальным основателем теории политического реализма. Основан он на политической антропологии, которая предполагает неизменность человеческой предрасположенности к вожделению, алчности и доминированию над другими людьми. Все эти страсти можно контролировать, но они тем не менее остаются «суровой реальностью жизни». Таким образом, естественное состояние человека характеризуется конфликтами интересов между индивидами, общественными группами и политическими объединениями. Если не принимать каких-либо мер, то эти непрекращающиеся конфликты чаще всего разрешаются тем, что более сильный навязывает свою волю более слабому – «большие рыбы пожирают маленьких». Сегодня мы бы назвали это анархией. Внутри государства анархия преодолевается монополией государства на использование силы, которая, в первую очередь, приводится в действие через систему правосудия. Однако отношения между государствами по существу остаются анархическими. Следовательно, государства вступают в отношения друг с другом по принципу очерченных выше «шести методов внешней политики» – как в то время, так и сейчас.

Как и Макиавелли, Каутилью часто обвиняют в «аморальности». В действительности же оба эти мыслителя всецело преданы первичной «коммунитарной» морали, подкрепляющей всякое человеческое общество. Каутилья определяет её как «избегание причинения вреда живым существам, правдивость, честность, отсутствие злобы, сострадание и терпеливость». Однако, тогда и только тогда, когда существование государства подвергается внутренней или внешней угрозе, «рэзон д’этра» получает приоритет над этими моральными нормами. Лишь в этом случае могут и должны быть приняты меры, противоречащие обычной этике, – например, ложь, обман, нарушение соглашений и внесудебные казни. Те, кто питает отвращение к такой явной аморальности, должны помнить, что даже Платон признаёт, что государство действует в иной нормативной сфере, нежели обычный человек. Платон допускает, что предосудительные с точки зрения нравственности действия со стороны государства могут быть необходимы для того, чтобы обеспечить его безопасность от внутренних и внешних угроз.

Государство Каутильи не тоталитарно, но всё ещё «воплощается» в его правителе. Однако правитель прочно связан обязательствами сохранять не только силу своего государства, но и благосостояние народа как в материальном плане, так и с точки зрения человеческого достоинства. Поэтому знаменитое изречение Каутильи действительно означает ровно то, что в нём сказано: «Счастье правителя заключено в счастье его подчинённых, и то, что благотворно для подчинённых, является благом и для него самого. Благо для правителя есть не то, что дорого ему самому, но то, что дорого его подчинённым». Правитель государства Каутильи – монарх-абсолютист, но в том смысле, что он является «первым слугой народа», как выразился король Пруссии Фредерик?II примерно через 2000 лет после того, как Каутилья впервые высказал эту идею.

Современность государства Каутильи также проявляется в том, что это светское государство, характеризующееся этническим, религиозным, языковым и идеологическим многообразием. В нём нет ни «государственного языка», ни «государственной религии», ни «государственной культуры». Да, социальной основой государства Каутильи является кастовая система, которая с точки зрения XXI века является неприемлемой общественной структурой. Однако в своём историческом контексте она вызовет гораздо меньшую неприязнь, если сравнить её с обществом Древней Греции или Рима, где бо?льшую часть населения составляли рабы. И не стоит забывать, что и в Соединённых Штатах Америки рабство было запрещено лишь в 1861 году. В Древней Индии же даже к низшим кастам шудр и адиваси («неприкасаемых») никогда не относились как к «вещам», которые можно покупать и продавать на рабовладельческом рынке.


Политическая экономия Каутильи

Другая новаторская черта «Артхашастры» – глубокое понимание экономических процессов. Для Каутильи экономика – это материальная основа работоспособности государства, что для того времени является поистине уникальной идеей. Государство обязано способствовать экономическому развитию и росту, в частности через расширение пахотных земель и создание инфраструктур. Увеличение объёма производства влечёт за собой увеличение доходов от налогов, но без неоправданного обременения народа и, соответственно, без ущерба экономическим показателям. Доходы от налогов подпитывают работоспособность государства: правительства и администрации, вооружённых сил, юридической системы и инфраструктуры.

Политическая экономия Каутильи предполагает смешанную экономику. Бо?льшая часть сельского хозяйства, ремёсел и торговли находятся в частном владении, но государство само по себе является субъектом экономической деятельности, контролирующим стратегические секторы экономики: горное дело и металлургию, военное производство, добычу драгоценных металлов, инфраструктуру. Интересно, что государство, по Каутилье, также управляет и индустрией развлечений – тавернами, публичными и игорными домами. Каутилья настаивает на том, чтобы все государственные предприятия приносили прибыль и таким образом являлись для него вторым источником дохода после налогов и пошлин.

В значительной степени экономика Каутильи – это денежная экономика с государственной монополией на чеканку монет, имеющая удивительные сходства с европейским меркантилизмом XVI–XVIII вв. Государство Каутильи проводит всесторонний надзор над частным сектором и его регулирование, включая защиту прав потребителей, контроль над торговлей, проверку условий труда, таблицу мер и весов, охрану животных и природы.

Третья новаторская черта «Артхашастры» – это глубокое исследование понятия «спецслужба». Каутилья – первый автор в истории, рассмотревший агентурную разведку с научной и комплексной точки зрения. Для него тайная служба является неотъемлемой частью государственного управления – как для внутреннего руководства, так и для внешней политики. 


«Артхашастра» Каутильи действительно является фундаментальным текстом политической науки. До нынешнего времени эта работа была в значительной степени отодвинута на второй план европоцентристским высокомерием и невежеством. Необходимость признания того, что «Артхашастра» Каутильи является неотъемлемой частью евразийского наследия политической мысли, назрела очень давно.

Такому признанию также способствует и тот факт, что наследие Каутильи – это ключевой компонент современной политико-стратегической культуры Индии – одной из немногих великих держав в многополярном мире XXI века. В 2013 году Советник по национальной безопасности Индии Шившанкар Менон высоко отозвался об «Артхашастре» Каутильи и рекомендовал книгу к прочтению для расширения кругозора в области государственного управления и для понимания текущих стратегических вопросов: «Нельзя отрицать фундаментальную важность «Артхашастры» для нашего мышления. Принадлежащие Каутилье идеи являются частью всеобщего лексикона и мышления в сфере политики и международных отношений в Индии».  К этому можно добавить, что последователь Менона Аджит Довал, Советник по национальной безопасности действующего премьер-министра Нарендры Моди, также является приверженцем идей Каутильи.


Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить новые материалы.