Человек воды
Текст: Екатерина Хворова | 2016-07-12 | 2197
Истории, когда людям, не имеющим ни власти, ни денег, на простом энтузиазме удаётся реализовывать невероятные по своим масштабам проекты, кажутся, конечно, фантастическими. Но иногда они всё же случаются. Наступило время одной из таких историй.


«Человек воды» Раджендра Сингх. Общественный деятель, входящий в составленный The Guardian список «50 человек, которые могли бы спасти планету». Обладатель премии Стокгольмского международного института воды.

Впрочем, начинается она вполне обычно. 6 августа 1959 года в индийском штате Уттар-прадеш недалеко от древнего города Мератх в семье агронома родился сын – Раджендра Сингх. Во время обучения в медицинском колледже Раджендра занялся общественным движением по распространению образования среди сельского населения. Уже имея медицинский диплом, в октябре 1985 года он продал всё своё имущество и вместе с тремя товарищами из Ассоциации молодежи Индии взял билет до конечной автобусной остановки в ближайшем штате. Ей была деревня Кисори в штате Раджастан. Вскоре Сингх открыл частную медицинскую практику в соседней деревне Гопэлпура, а его друзья стали заниматься продвижением образования в деревне Бхикампура. По его собственным словам, он полагал, что деревенские жители должны были испытывать огромную потребность в квалифицированных медицинских услугах и образовании. Однако, оказалось, что у них существует куда более насущная проблема.

Однажды Раджендра встретил деревенского старосту, который с упрёком высказал ему, что самая большая проблема населения – это вода, и что если бы он со своими товарищами вместо «интеллектуального» занимался бы конкретным ручным трудом, пользы было бы больше. Действительно, штат Раджастан является очень засушливым. В нём проживает 8% населения страны, но на его долю приходится лишь 1% от её водных ресурсов. В разговоре с Раджендрой опытный крестьянин упомянул о пользе уже давно забытых защитных дамб (джохадах), которые раньше использовались для сохранения дождевой воды и поддержания высокого уровня грунтовых вод. К тому времени местная река Арвари уже около полувека была высохшей, а пригороды Алвара из-за засушливого климата стали практически бесплодными, тогда как ранее район славился своим зерном. Многолетняя вырубка лесов и работа горнодобывающих предприятий привели к истощающемуся горизонту грунтовых вод. Кроме того, сельчане отказались от традиционных методов сохранения сезонных осадков в пользу артезианских скважин, высасывающих грунтовую воду. Но с каждым годом скважины приходилось копать всё глубже и глубже, и это ещё больше ухудшало экологическую обстановку. В итоге к этому моменту уже в течение пяти лет район Алвара был официально объявлен не имеющей грунтовых вод «тёмной зоной». Даже минимальные ливни в сезон дождей приводили к наводнениям, а с уходом дождей земля быстро покрывалась коркой, становилась сухой и бесплодной. Сингх отметил, что население района быстро сокращается, большинство сельских жителей покидают свои дома, и в деревне остаются только те, кто слишком стар или слишком беден, чтобы переезжать в другое место.


С каждым годом грунтовые воды опускались всё ниже и ниже, и колодцы приходилось рыть всё глубже.

Раджендра Сингх всегда мечтал жить в деревне на своей собственной ферме, поэтому уезжать из этих мест не хотел. «Вода – это очень эмоциональная и духовная вещь», – говорил Сингх и, поскольку Аюрведа, традиционная индийская медицина, предполагает лечение не только людей, но и души, он загорелся идеей восстановить традиционные методы водообеспечения, и сделать это место таким, каким его помнит старшее поколение. Но его городские друзья отказывались заниматься тяжёлым физическим трудом, их пути разошлись. Вместе с несколькими заинтересованными местными молодыми людьми Раджендра стал очищать от ила местный джохад, который был заброшен уже много лет.

Джохады для сохранения дождевой воды издавна строились местными жителями из земли, камня и других подручных материалов. Ведь основным источником пресной воды в Индии являются реки и дожди, дающие наибольший объём влаги в сезон муссонов, когда непродолжительные проливные дожди проходят один за другим в течение трёх-четырёх месяцев. Одновременное выпадение такого большого количества осадков приводит к существенному подъёму уровня воды в реках. Речные плотины вынуждены сбрасывать часть воды, оказываясь не в состоянии удержать такой большой её объём. В конечном итоге реки выходят из берегов, а большие площади сельхозугодий и дома оказываются затопленными. Затопленные озёра и пруды быстро заиливаются и становятся не способными вместить много воды в последующие годы. Кроме того, период индустриализации сопровождался повсеместной вырубкой лесов, из-за чего дождями стал смываться верхний плодородный слой почвы. Из-за отсутствия деревьев, которые раньше своими корнями удерживали влагу, вода практически перестала впитываться в землю.

Когда сезон муссонов заканчивается, устанавливается солнечная погода и земля быстро высыхает. В итоге бо?льшая часть дождевой воды утрачивается, реки превращаются в небольшие ручейки, водопады пересыхают, понижается уровень грунтовых вод и всё глубже опускается вода в колодцах. Когда дождей мало, то начинается засуха, гибнут урожай, скот и сотни людей. Одной из основных причин массового переселения сельских жителей в города является нехватка воды. В Индии действует множество современных дамб, плотин и ирригационных каналов, и они продолжают строиться. Однако крупномасштабные проекты по водоснабжению за прошедшие 50 лет не поспевали за возрастающими потребностями населения страны. Кроме того, плата за централизованное водоснабжение оказывается для бедняков неподъёмно дорогой. Именно такие бедные люди, включая сельских жителей, оказываются самыми заинтересованными в сборе дождевой воды, ведь она – бесплатна.


Так выглядит один из восстановленных джохадов в индийской деревушке Канвари.

Джохад – это своеобразный открытый резервуар, бассейн, позволяющий в течение сезона дождей собрать воду и сохранить её до следующего сезона муссонов. В течение года вода из него может использоваться местными жителями для своих нужд, а также животными. Медленно просачиваясь в землю, собранная в джохаде вода также обеспечивает восполнение уровня грунтовых вод. Джохады, использующиеся жителями на территории Индии на протяжении тысячелетий, были заброшены во времена британского колониального господства.

Вначале эффект от восстановленного Сингхом джохада не был заметен. После муссонных дождей водохранилище ненадолго наполнилось водой, так же, как и скважины, остававшиеся сухими несколько лет до этого. Однако, не опуская рук, Раджендра работал ещё два года. Жители окрестных деревень вначале посмеивались над ним, но вскоре, видя прилагаемые усилия и его веру в успех, стали помогать ему и давать советы по местам возведения новых джохадов и дамб.

Джохады устанавливались в русле рек, на впадающие в неё течения. А на малых реках и ручьях строились небольшие заграждения, полудамбы. Они способствовали уменьшению сбрасываемой в период половодья воды вниз по течению. Такие запруды не перекрывали поток полностью, а лишь отводили часть воды. Образовывался резервуар, способствующий постепенному проникновению воды в землю и пополнению запасов грунтовых вод. Таким образом Сингх применял осовремененную технологию строительства земляных валов и плотин, позволяющих задержать воду в определённых районах после окончания сезона дождей.

В итоге через три года стало заметно, что вода не просто накапливается в сезон дождей, а остаётся на поверхности и в земле постоянно. Уровень залегания подземных вод поднялся со ста до пяти метров. К 1990 году проживающими по берегам реки Арвари сельчанами было построено уже около 375 небольших глиняных дамб и одна большая бетонная дамба длиной 244 и высотой семь метров. И в этот год река вернулась в своё русло, до того оставаясь сухой на протяжении более 60 лет.

В поисках причин, почему, несмотря на это, не поднялся уровень воды в прилегающих водоёмах и озёрах, Раджендра выяснил, что вода была потеряна из-за карьеров и шахт различных добывающих предприятий. В суде был доказан экологический ущерб такой добычи, и в 1992 году Министерство окружающей среды и лесного хозяйства полностью запретило горную промышленность в системе холма Аравалли и буферной зоне Национального парка Сариска. В итоге были закрыты 470 шахт, а Сингха даже избили потерявшие работу шахтёры.


К 2007 году общественное движение охватило население 1068 деревень, а количество эксплуатируемых водных сооружений составило 8600 единиц. 

В 1995 году число земляных и каменных сооружений, построенных без помощи специальной техники, только руками с помощью лопат и кирок, составило 115 крупных и 600 мелких. Река Арвари стала постоянной, и ей был присужден Международный речной Приз. В последующие годы в этом районе восстановились ещё четыре речушки: Рупарел, Сарса, Бхагани и Джахайвали. Постепенно увеличился зелёный покров окрестностей, сюда стали возвращаться птицы и животные. Вернулись и люди, население деревень заметно возросло.

По мнению Сингха, «сила проекта заключается в активном участии местного населения. Без их энтузиазма вода была бы вновь разбазарена, и мы вернулись бы к исходной точке. Чтобы результаты были устойчивыми, нужно, чтобы природными ресурсами управляли те, кто ими пользуется». Так, для координации усилий всех заинтересованных водопользователей в бассейне Арвари и решения внутренних споров из жителей более 70 деревень сформировали Парламент реки. В него вошли члены водных комитетов, избранных в каждой деревне. Централизовано жителями был принят ряд запретов: на выращивание требующих обильного полива культур (рис, сахарный тростник), на использование пестицидов (они загрязняют водоносные слои), на использование воды в промышленных целях и продажу участков промышленным предприятиям. За нарушение запретов налагается штраф, а в случае неоплаты нарушитель изгоняется из общины, что для чтящих традиции жителей Индии является одним из самых страшных наказаний.

Раджендра Сингх признаётся, что население не сразу стало заниматься общественным трудом. В некоторых деревнях понадобилось несколько лет, чтобы убедить жителей договориться между собой и выделить, по крайней мере, по одному человеку из каждой семьи для участия в коллективных работах. Однако после получения ощутимого результата от своего собственного труда местные жители стали первыми, кто заботится о сохранении водных ресурсов.

К 2001 году запущенная Сингхом деятельность охватила уже территории четырёх штатов площадью 6500 км. В Раджастане к этому времени на землях 850 деревень из 11 районов штата было построено и восстановлено 4500 джохадов и дамб.

Параллельно с «водным проектом» жители деревень начали восстанавливать растительный покров окрестных холмов, где деревья страдали от «диких» вырубок и стад домашнего скота. Зону лесопосадок для коров стали открывать лишь через три года, для коз – через пять лет, для верблюдов – через семь. В результате растительность стала покрывать около 60% территории района Альвар, тогда как в 1987 году этот показатель составлял 6%. Раджендра Сингх всегда подчёркивает, что «восстановление леса имеет решающее значение для сохранения водных ресурсов: когда на холмах нет растительности, эрозия приводит к тому, что водохранилища заносятся песком, а вода не достигает горизонтов грунтовых вод».


Параллельно с восстановлением водных ресурсов жители активно начали восстанавливать и растительный покров.

В результате активной деятельности Сингха и его последователей леса появились вновь, площадь сельскохозяйственных угодий увеличилась втрое, а урожай возрос в десять раз. Люди поняли, что сохраняя природу, они обеспечивают выживание себе и будущее своим детям. «Пятнадцать лет назад здесь не было ничего – одни лишь бесплодные почвы, – говорит местный крестьянин Канхейя Лал, указывая на бескрайние возделанные поля. – Это была пустынная зона. Большинство жителей деревни подались на заработки в города. Но сегодня сюда опять пришла вода, и вся деревня вновь живёт сельскохозяйственным трудом. Никогда ещё в этой местности не было такого количества воды. И мы никогда не думали, что такое возможно, но методы наших предков оказались настолько эффективными, что нам даже удалось оживить реку». Река Арвари, когда-то считавшаяся потерянной, стала для местных жителей священной. Многие старики просят развеять их прах над Арвари, а не над священной рекой Ганга – как раньше.

К 2007 году общественное движение охватило население 1068 деревень, а количество эксплуатируемых водных сооружений стало составлять 8600 единиц. Возвращение рек позволило получить доступ к пресной воде более 700 тысячам человек. Известия об успехе по восстановлению рек быстро распространились по Индии и количество желающих остановить процесс опустынивания и вернуть воду в свои посёлки возросло.

Помимо своей экологической ценности, проект сделал возможным экономический скачок, которого никто не ожидал. Цены на земельные участки возросли в 150 раз, и теперь крестьяне, которые прежде были вынуждены уезжать в города, собирают достаточно большой урожай, чтобы вывозить овощи и зерно на рынки всего района. Местные мужчины даже завели традицию заводить себе так называемых «водных жён», основной обязанностью которых является снабжение всей семьи водой.


Сегодня организация Раджендры Сингха помогает людям в нескольких индийских штатах, делясь своим опытом и средствами созданного фонда. Кроме того, сам лидер является активным экологическим защитником и борется против предприятий, загрязняющих воду и нарушающих экологию местности. Он сыграл заметную роль в приостановке в 2006 году проекта строительства ГЭС на реке Бхэджирети, в верховье Ганги. А в 2009 году стал членом Национальной речной ассоциации Ганги при Министерстве окружающей среды Правительства Индии.

За общественную работу по заготовке воды и повышению доступности водных ресурсов в засушливых районах Индии в 2001 году Раджендра Сингх был удостоен престижной азиатской премии Рамона Магсайсайи. Получил Сингх и широкое международное признание, а также прозвище от журналистов, которые стали называть его «человеком воды» и даже «водным суперменом». Во время разрушительного наводнения в Англии в 2007 году наследник престола Великобритании, принц Чарльз обращался к Раджендре Сингху за рекомендациями. В 2008 году журнал The Guardian внёс имя Сингха в список «50 человек, которые могли бы спасти планету». А в 2015 году он был удостоен премии Стокгольмского международного института воды, которую сравнивают с Нобелевской премией в области сохранения водных ресурсов.



Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить новые материалы.