Цирк деревьев
Текст: Екатерина Хворова | 2017-05-05 | 375
На создание своих творений мастера могут тратить годы работы. Бывает, на одно произведение искусства уходит более 10 лет жизни, но такие случаи всё же можно считать исключением. Пожалуй, только в одном виде искусства этот срок является вполне нормальным и естественным. При этом он не зависит ни от трудоёмкости работы, ни от производительности мастера, а определяется лишь скоростью роста деревьев. Речь идёт об арбопластике – придании живым деревьям узнаваемых, но несвойственных им в природе форм. Это то искусство, которое ещё способно искренне удивлять.


Суть арбопластики (от латинского arbor – дерево) состоит в создании из живых деревьев определённых форм и композиций с желаемой геометрией. Для их получения у дерева целенаправленно удаляют лишние ветви, искривляют ствол, делают прививки и переплетения веток. Благодаря действиям человека, дерево приобретает заранее продуманную, неестественную для него форму – это может быть сложный орнамент, очертания фигур людей или предметы мебели. Садовые инструменты позволяют создавать дерево практически любой формы – сердце, лестница, шезлонг… Однако процесс формирования таких объектов занимает длительное время, в среднем около 7-10 лет.

Некоторые схожие с арбопластикой приёмы используют топиар и бонсай. Топиар применяется в садово-парковом искусстве, но создание необычных форм там осуществляется только за счёт стрижки крон деревьев и кустарников. В то же время бонсай отличается стремлением к естественности и простоте в искусственно созданных карликовых образах.

Способность деревьев быстро срастаться, принимать заданную форму и даже поглощать объекты, обрастая их, люди использовали с древнейших времён. Существует история, повествующая о том, как в древности по приказу китайского императора для его дворца были специально выращены кресла, правда, получились они довольно уродливыми и шишковатыми.

Родоначальником современной арбопластики считается родившийся в 1884 году Аксель Эрландсон. Топограф по профессии, он имел всего четыре класса образования, но при этом был очень любопытным и творческим человеком. Он печатал в местной газете свои стихи, самостоятельно научился играть на скрипке и ещё подростком смастерил рабочую модель молотилки. В 1902 году Эрландсон переехал в Калифорнию. Там, ухаживая за высаженной им защитной лесополосой, он заметил, что если две ветки одного дерева долгое время соприкасаются друг с другом, то они в конце концов срастутся. В какой-то момент он решил поэкспериментировать с деревьями и посадил два платана, которые соединил в виде арки в один ствол. Эта его скульптура – дерево-двуножка – была создана в 1919 году и стала первой. Затем он посадил на расстоянии 180 см друг от друга квадратом четыре сикомора. С помощью обрезки и прививок он сформировал стволы так, чтобы они росли в центр квадрата, а потом скрепил их прививкой. Так появилось дерево с одним стволом и четырьмя ногами – четырёхножка. С различными формами он экспериментировал ещё около 20 лет, благодаря чему появились эмблема, двойная петля на трёх ногах, дерево-молния, вращающаяся дверь. Сам Эрландсон считал это занятие своеобразным развлечением и не воспринимал получившиеся растения как произведения искусства, достойные всеобщего внимания. Однако в 1945 году его жена и дочь отправились в заграничное путешествие, где поняли, что люди готовы платить деньги за просмотр всего странного и необычного. После этого Эрландсоном был куплен участок земли, куда он пересадил свои самые интересные экземпляры. К этому моменту он имел уже около 70 необычных деревьев.


Основоположник современной арбопластики Аксель Эрландсон и его удивительные деревья.

В результате в 1947 году на пути традиционного туристического маршрута из Санта-Круз в Сан-Франциско появился аттракцион под открытым небом под названием «Цирк деревьев». Среди наиболее интересных его экспонатов были: дерево-арка (двуногое дерево), четырёхногое дерево, дерево-корзина (шесть платанов, привитые между собой в 42 местах), дерево-лестница (создавалось около 40 лет) и дерево-узел (ствол из двух восьмёрок, в форме кренделя). В 1963 году Эрландсон решил продать свой участок вместе с находящимися на нём деревьями, что принесло ему весьма неплохие по тем временам 6 тысяч долларов. К тому моменту в «Цирке деревьев» побывал 24361 посетитель.

Новый владелец преобразовал аттракцион, отведя главную роль фигурам пластмассовых динозавров и переименовав его в «Потерянный мир». Название оказалось пророческим: в 1964 году Аксель Эрландсон умер, и большинство его деревьев без должного ухода погибло.

В 1983 году подобный собственный парк решает создать бывший владелец сети супермаркетов Майкл Бонфанте. Он достаточно хорошо разбирается в садоводстве, чтобы понять, насколько фантастичных результатов добился Эрландсон. Бонфанте выкупил и перевёз 25 уцелевших к тому моменту деревьев на свой участок (на расстояние 75 километров), и они стали его главным украшением. Через 16 лет этот парк был открыт для посещения как тематический парк отдыха «Сад Бонфанте» в городе Гилрой, Калифорния. Из посаженных Акселем 70 лет назад деревьев живыми остались 19. И сегодня посмотреть на них съезжаются сотни тысяч туристов в год.



19 деревьев, выращенных Акселем Эрландсоном, живы до сих пор. Чтобы посмотреть на эти уникальные 70-летние произведения искусства в «Сад Бонфанте» (ныне парк Gilroy) съезжаются сотни тысяч туристов в год.

Ни раньше, ни сейчас никто точно не может сказать, благодаря чему, каким инструментам и методам Акселю Эрландсону удалось добиться такого успеха. Его никто и никогда этому не учил. А сам он никому, даже жене и дочери, не рассказывал о своих секретах. По большому счёту, известно лишь то, что каждый надрез или прививку Эрландсон заматывал матерчатой ленточкой. Когда ранки на деревьях затягивались, от них не оставалось и следа. Закручивая, расщепляя и прививая деревья, он получал спирали, кольца, сердца или любые другие конструкции. Некоторые исследователи его творчества считают, что Эрландсон имел особый подход к деревьям. Сам он иногда отшучивался, что успехов достигает потому, что умеет разговаривать с деревьями и о чём-то их просить.

В русском языке искусство формирования деревьев часто называют также арбоскульптурой. Но этот термин, строго говоря, не вполне корректен, поскольку на Западе, где это искусство зародилось, под арбоскульптурой понимается лишь одно из его направлений, которое предполагает мгновенное изменение формы ветвей путём их изгиба или закручивания. Термин «арбоскульптура» был придуман Ричардом Римсом – одним из самых известных на сегодняшний день создателей необычных деревьев. Он живёт в Южном Орегоне, называет себя «древесным кузнецом» и зарабатывает на жизнь, выращивая мебель из деревьев на продажу. Живая деревянная скамейка стоит 1000 долларов, кресло – 700, столик – 500. Обычно клиентам продукция доставляется в горшках, но иногда Римс приезжает на участок к покупателям и выращивает деревья на месте.

Другим подходом, применяемым арбопластиками, является постепенное формирование деревьев. При этом методе требуемые фигуры создаются сначала в виде каркаса из проволоки (или какого-то другого материала), а вдоль них намечаются пути роста, по которым в течение следующих сезонов и будут направляться растущие ветви. В данном случае дерево приобретает нужную форму не сразу, а в течение нескольких сезонов. Самой известной разновидностью метода постепенного формирования является «пуктре» (pooktre). Это слово образовано из сочетания букв имени Питера Кука (Piter Cook) и английского слова, обозначающего дерево (tree). Ещё в 1987 году Питер изготовил своё первое кресло, за ним последовали столик для кофе, рамки для зеркал и стулья. На достижение желаемого результата уходит 7-10 лет – именно столько времени требуется для создания каждого предмета.

Заметный вклад в развитие арбопластики внёс и британский дизайнер Гэвин Монро, создав типовые пластиковые формы для выращивания столов, стульев и абажуров. Это позволило Монро поставить выращивание мебели на поток и открыть собственную фабрику, на которой одновременно выращивается до 400 единиц мебели. По поводу своего бизнеса Монро говорит: «Давайте позволим природе-матушке сделать за нас всю тяжёлую работу по созданию мебели, которая к тому же будет экологически чистой». По этой методике на выращивание стула уходит от четырёх до восьми лет, причём большая часть производимой Монро мебели распродаётся ещё на стадии роста. Кресла и столы уходят за 2500 фунтов стерлингов, абажуры – за 1500 и 1000, в зависимости от размера.


Выращивание мебели, поставленное на поток Гэвином Монро.

Третьим направлением арбопластики считается аэропонное формирование корней, в рамках которого, как это понятно из названия, осуществляется работа с корневой системой. Речь идёт о тех видах деревьев, корни которых могут выступать за границы почвы. Корни отличаются большей гибкостью по сравнению со стволом и ветвями, растут быстрее, как быстрее привыкают и держать заданную форму.

Своеобразным «старшим братом» арбопластики является арбоархитектура (или «ботаническая архитектура») – направление в архитектуре, использующее живые растения в качестве основы строительных конструкций. Наиболее яркими примерами подобных сооружений являются заведения, размещаемые в стволах баобабов (это могут быть даже целые бары и тюрьмы), подвесные мосты из лиан, виноградных лоз и корней каучуковых деревьев или даже искусственные плавучие острова, построенные из живого камыша, на которых индейское племя уру с озера Титикака живёт уже более 500 лет.

Способность деревьев достаточно быстро срастаться позволяет дизайнерам создавать различные фигуры: беседки, заборы и даже целые дома. Так, широкую известность получил собор из живых деревьев, создаваемый в Бергамо итальянским художником Джулиано Маури. Основой конструкции собора служат 42 живые колонны – деревья, закреплённые на деревянном каркасе. Со временем деревья сформируют арки и перекладины, и необходимость в каркасе отпадёт.

Одной из самых больших конструкций ботанической архитектуры является куб из платанов. Он был представлен в 2012 году на растениеводческом шоу в Нагольде (Германия) и является сегодня популярным аттракционом. Но и без него арбоархитектура в Германии привлекает большое внимание. Такое строительство не требует получения специальных разрешений, поэтому за несколько лет здесь было возведено более 10 тысяч растительных конструкций. Одним из лидеров этого направления является архитектор Фердинанд Людвиг, доцент Университета Штутгарта. В своей деятельности он отталкивается от понимания того, что образцы растительной архитектуры очень полезны для окружающей среды: корни живых деревьев помогают в борьбе с эрозией почвы, а использование конструкций из кроны может создавать тень и способствовать уменьшению расходов на охлаждение зданий в жарком климате.

Для таких построек подходят быстрорастущие породы деревьев – ива, тополь, платан, берёза, граб. Например, ива в течение нескольких лет вырастает до двух метров. Саженцы высаживаются в землю по периметру первого этажа, а затем их наклоняют в нужную сторону и скрепляют для получения решётки – несущей конструкции будущего здания. При необходимости деревья прививают – тогда конструкция будет представлять собой единый живой организм. Иногда можно обойтись без прививок – побеги просто переплетают друг с другом. На втором и последующих этажах саженцы высаживают по периметру здания в кадках. Для получения и закрепления необходимой формы первые несколько лет в качестве каркаса используются строительные леса из металлических труб. Из-за наличия несущего каркаса стволы получаются слабыми. Поэтому для их укрепления создаётся управляемая компьютером система лебёдок и противовесов, которая периодически создаёт знакопеременные нагрузки. После окончания строительства каркас разбирается.

Несколько лет экспериментов позволили Людвигу и его команде найти решение основных проблем живых конструкций. Архитекторы научились предотвращать повреждения деревьев морозом, водой и заболеваниями, удалять и заменять пострадавшие растения без ущерба для строения в целом.


Некоторые из примеров арбоархитектуры:

Слева: дуб-часовня в деревне Алувиль-Бельфос, Франция. Возраст дерева оценивается в 1200 лет. Его высота составляет 18 м, а окружность достигает 16 м. 

Справа: двухъярусный мост из живых корней каучуковых деревьев в деревне Нонгриат, Индия. Выдерживает вес 50 человек.

Слева: плавучие острова из живого камыша племени Уру на озере Титикака в Южной Америке.

Справа: строительство многоэтажной живой башни в Германии.

Признанными плюсами арбоархитектуры являются экологичность строительства и самих строений, высокая устойчивость живого дерева к гниению, естественная декоративность, низкая стоимость материалов; минусами – большая продолжительность процесса, специфичность используемых технологий и ограниченные возможности их применения.

Но, пожалуй, всё-таки главный плюс арбопластики или арбоархитектуры – это то, что ими может заняться у себя на участке любой человек, и это не потребует от него больших затрат денег и времени. Для этого можно использовать породы деревьев, обладающих высокой приживаемостью (иву и мелкоплодовую сливу) или хорошо поддающиеся формовке (вишню, алычу, яблони). Придавать стволам определённую форму можно по принципу создания плодовых деревьев на шпалерах. В качестве каркаса можно использовать конструкцию любой геометрической формы из дерева, металла или пластика. В период роста деревья нужно формировать с помощью вырезки ненужных побегов у самого основания (без пеньков) и сращивания стволов прививками, когда они очищаются от коры и скрепляются друг с другом с помощью обвязочного материала. Через два-три года, когда деревья смогут держать форму самостоятельно, каркас можно убрать. И тогда ещё через несколько лет в вашем доме появится комплект совершенно новой, экологически чистой мебели.


Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить новые материалы.