Фермер, который живёт на крыше
Текст: Татьяна Петухова | 2016-01-19 | 4167
Сегодня более половины населения Земли, а это 3,2 млрд человек, живёт в городах, и по всем прогнозам эта цифра обещает только расти. Чтобы прокормить города, еда проделывает очень длинный путь, как с позиции транспортировки, так и с точки зрения цепочки «производитель-потребитель». Поэтому человек всё чаще делает выбор в пользу выращивания продуктов там, где он живёт, то есть в городе. Городское фермерство открывает для нас новые возможности и находит для своего применения недооценённые пространства или, может быть, просто скрытые от глаз человека территории. Фермы на крышах домов – это то, что сегодня становится всё более популярным. В числе лидеров в этой области – США. Мы пообщались с создателями одной из американских ферм на крыше. Мэри и Джозеф Остафи, основатели фермы FOOD ROOF FARM (Сент-Луис, штат Миссури, США), рассказали нам, как ферма на крыше способна трансформировать забытые городом места в продуктивные пространства, а её создатели – вдохновить горожан выращивать еду везде, где только можно.

– Мэри и Джо, расскажите, с чего начиналась ваша ферма на крыше?

Джо (Д): В 2011 году мы начали заниматься городским садоводством – создавали общественные сады в родном городе. Но нам постоянно приходилось перемещаться с одного участка на другой. Дело в том, что в большинстве случаев земля принадлежит застройщику или владельцу здания, и они не изъявляют особого желания с ней расставаться, а договориться об аренде очень сложно – если и получается, то не на длительный срок. В конце концов, мы стали искать пути выхода из ситуации. Выяснилось, что муж одной из наших садоводов владеет зданием в центре города. Мы спросили у него, не интересно ли ему будет организовать общественный сад на крыше его здания. Он счёл это предложение интригующим и провёл нам экскурсию. Здание оказалось идеально подходящим – оно было структурно прочным, способным выдержать дополнительный вес при размещении сада, в нашем случае – фермы на крыше. И у меня, и у Мэри за плечами архитектурное образование, и нам легко было оценить открывающиеся перед нами возможности. Владелец здания как раз искал способ увеличения дохода от собственности. А весь доход с собственности основывается на аренде. Для него наша идея оказалась привлекательной – сдавать в аренду обычно ничем не занятое пространство, которое раньше не приносило никакого дохода.

Мэри (M): Внизу, на земле, наши возможности были ограничены из-за плотной городской среды, и крыши домов расширили их.

 

– Насколько была распространена сама идея ферм на крыше, когда вы начинали свой проект?

М: Я бы не сказала, что на тот момент такой тип фермерства был широко распространён в нашей стране. Но в США уже было несколько ферм на крышах, и нам посчастливилось перенять опыт фермеров из Чикаго, Нью-Йорка, Торонто. А вот в районе Сент-Луиса ничего подобного не было вообще – наша ферма стала первой.


– Эта сфера деятельности как-то регулируется законодательством? Имеет ли право владелец здания разрешать строительство фермы на крыше?

М: В соответствии с зонированием территории проект проходит как коммерческая недвижимость, и располагать бизнес на крыше разрешено. В некоторых городах, например, в Чикаго, есть особые предписания по поводу городского фермерства, направленные на его интенсификацию. В Сент-Луисе нет никаких законов в этой сфере, поэтому мы должны были просто соблюсти строительные нормы и правила.

Д: Нам нужно было доказать, что конструкция здания выдержит ферму. Можете представить себе, сколько весит хотя бы грунт, помещённый на крышу? Это гораздо больший вес в сравнении с тем, на что крыша была изначально рассчитана. Вес всей фермы в 5 раз превышает вес снеговой нагрузки. Мы наняли инженеров-строителей, которые провели анализ, чтобы убедиться, что крыша выдержит. Пожалуй, это было самым сложным пунктом урегулирования.

– Строительство наверняка потребовало много финансовых вложений. Сложно было собрать необходимые средства?

Д: У нашего общества есть многолетний опыт поддержки сельскохозяйственных технологий, инновационных идей и благотворительности. Всё это присутствует и в нашем проекте. Мы – некоммерческий проект, и полагались на деньги, которые поступали как добровольные пожертвования. Чтобы собрать необходимую на развитие нашей идеи сумму, нам потребовалось почти 2,5 года. Это достаточно длительный срок, но при этом мы почувствовали поддержку нашего города.

Нашим самым крупным вкладчиком стало Муниципальное управление по канализационным сетям. Мы получили грант по регулированию уровня ливневых вод. В таких городах, как Сент-Луис, канализационные системы очень старые, поэтому часто возникают проблемы с их переполнением во время сильных дождей. Муниципальное управление по канализационным сетям пытается решить эту проблему. А мы положили им на стол уникальное решение – фермы на крыше. Дело в том, что система озеленения на крыше собирает воду и уменьшает количество воды, которое поступает в канализационную систему. В процессе подготовки проекта для гранта мы спроектировали ферму таким образом, чтобы она удерживала максимально возможное количество воды. Обычно система озеленения крыши на это не рассчитана, но конкретно наша ферма при каждом дожде может удерживать до 17 тысяч галлонов (64 350 литров) воды. Так что в выигрыше оказались и мы, и муниципалитет.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее о системе сбора дождевой воды и водоснабжении в целом.

Д: На большинстве крыш изначально имеется система водоснабжения, потому что она необходима для механических систем здания. Такие системы как охлаждающая башня или холодильная установка обычно располагаются на крышах. И в нашем случае систему водоснабжения можно было подключить через стандартное соединение. Так что проблем с доставкой воды на крышу у нас не было, нам требовалось лишь определить, как вода будет распределяться по крыше. Мы сконструировали систему полива таким образом, что вода подаётся к растениям тогда, когда это необходимо, через систему капельного полива.

Важный момент, который необходимо учитывать: зимой при нашем климате всё замерзает, поэтому всю воду из системы нужно сливать.

М: Что касается сбора дождевой воды, то делаем мы это двумя способами. Наша система озеленения имеет панель для удержания воды, которая расположена прямо под грунтом – она собирает воду во время дождя. И вода находится там, пока растения не впитают её благодаря капиллярности. Во время следующего дождя панель снова пополнится. Второй способ сбора дождевой воды – это крыша оранжереи. На ней есть водостоки, и по ним вода поступает внутрь модульной системы, где скапливается дождевая вода, и находится там до тех пор, пока мы не используем её для полива оранжереи.

Д: На самом деле это стандартная европейская система. И для нас было удивительно, что нашему специалисту по озеленению пришлось использовать большую часть материалов из Европы. Индустрия систем озеленения в США немного отстаёт в этом от европейской.

– Что стало для вас самой трудной задачей?

Д: Сам процесс строительства фермы стал для нас настоящим вызовом. Дело в том, что инфраструктура подрядчиков, которые знают, как строить фермы на крыше, ещё не сложилась. Есть компании, которые занимаются только озеленением крыш или только кровельными системами. Озеленение крыш именно под фермы имеет свои тонкости, и этим занимается только пара компаний. А генерального подрядчика, который знал бы, как собрать вместе все элементы, найти оказалось вообще невозможным. Для реализации этого проекта нам самим пришлось «сшивать» вместе различных подрядчиков.

М: Наша профессия очень помогла нам в строительстве фермы: мы, как архитекторы, были центральными фигурами и сами руководили процессом строительства, потому что только мы знали, что должно получиться в итоге. Но это было очень непросто, всё нужно было делать быстро, и весь этот процесс проходил при полной рабочей занятости у нас обоих.

Это был новый тип проекта и для нас, и для подрядных организаций. Мы много чему научились сами, и нам это пригодится в будущем. Теперь мы знаем, как сделать это быстрее, проще и с меньшими затратами.




Строительство фермы на крыше требует усилий специалистов разных направлений: по установке кровельной системы для изоляции крыши от протекания, монтажу панелей для удержания воды и дренажной системы, организации системы полива и, наконец, размещению грунта.

Д: Мы нанимали инженеров-строителей, гидрологов, которые помогали с установкой для сбора дождевой воды, специалистов по орошению, по прокладке труб, по устройству оранжереи, экспертов по озеленению крыши, агрономов, специалистов по кровельным работам. Это было необходимо, чтобы получить все требуемые разрешения от города, так что строительство фермы было небольшим, но сложным проектом с привлечением множества специалистов.

Некоторые специалисты находили нас сами, узнав о нас из материалов средств массовой информации. Например, специалисты по устройству оранжерей и по озеленению крыш вышли на нас и даже поспособствовали в получении нами гранта.

И да, благодаря моей работе нашлись поставщики строительных материалов, от которых мы даже получили материалы в дар.

Мэри и Джозеф заканчивают сборку каркаса для одной из грядок. 

– С чем были связаны основные затраты?

Д: Установка на крыше новой кровельной системы, пожалуй, обошлась нам дороже всего. Следом идёт система озеленения со всеми дренажными панелями, грунтом, заполнителем и так далее. Наверное, три четверти всех затрат ушли на эти два этапа. Третья статья крупных расходов – это оранжерея.

– По какому принципу вы отбирали культуры для выращивания?

М: Поскольку это был первый год, я решила поэкспериментировать с растениями по максимуму, чтобы разобраться, что лучше подходит для выращивания на крыше в нашем регионе. Мы понимали: то, что хорошо растёт на крыше в Нью-Йорке или Чикаго, не обязательно будет так же хорошо расти в нашем микроклимате. Поэтому мы решили проверить как можно больше вариантов в этом году. Мы выращивали 62 различные продовольственные культуры: 10 разных видов помидоров, 6 видов перца, баклажаны, огурцы, зелень... По результатам урожая мы составляем соответствующий план на следующий год, отбирая лучшие виды культур.

Д: Также мы проводим исследования по разным способам выращивания, например, таким как гидропоника.



– Вы относите свои продукты к категории эко-продуктов?

Д: Мы позиционируем наши продукты как органические, потому что мы не применяем никаких пестицидов или гербицидов. Также мы не используем для посадки гибридные семена. 

– А как же экология города, которая наверняка влияет на ферму? Как ферма справляется с загазованностью атмосферы, выхлопными газами автомобилей, пылью?

М: На самом деле, растения к этому очень устойчивы. Более того, они сами прекрасно фильтруют воздух. Существуют заключения исследований, которые говорят, что на растения, особенно продовольственные культуры, выращенные в городской среде, загрязнение воздуха влияет очень слабо. А вот загрязнённая почва оказывает на них пагубное воздействие. Если вы выращиваете растения в заражённой земле, в которой, например, содержатся соли тяжёлых металлов, то они будут всасываться корневой системой, и в итоге окажутся в плодах. Поэтому мы тщательно следим за качеством почвы.

Д: Я хочу отметить, что устойчивое развитие – это основа нашего проекта. Когда мы работали над концепцией, то продумывали, как сделать экологический эффект максимальным. Мы стремились создать замкнутую систему и биологически разнообразное пространство. Помимо выращивания продуктов мы организовали сад для бабочек и других опылителей, таких как пчёлы, для которых уже поставили ульи. В скором времени появятся курицы.

За счёт размещения ферм на крышах зданий мы также вносим свой вклад в понижение температуры микроклимата – уменьшаем эффект теплового острова над городом – здесь, в США, это называется так.

– Вы проговорили о важности здоровья почвы. Как вы контролируете её состояние?

М: Первый год для почвы самый сложный, потому что её нужно обеспечить питательными веществами и «встроить» в неё микробиологию. Из-за ограничений по весу мы не можем добавлять такие органические вещества как компост, как мы бы сделали в обычных условиях. Растения получают питание за счёт жидких органических продуктов, добавленных в почву. Разные растения забирают из почвы разные питательные вещества. То есть нужно продумывать, куда именно высаживать растения, чтобы обеспечить их всем необходимым питанием, и чтобы его хватило всем растениям. В этом деле очень важным процессом становится чередование культур.

А чтобы убедиться в здоровье и качестве почвы, нужно проводить тесты. Мы берём пробы почвы и передаём их в лабораторию местного университета, где их анализируют специалисты. Они делают отчёт по уровню кислотности и содержанию питательных веществ. И это помогает нам понять, в каком состоянии находится почва, и что при необходимости нужно сделать, чтобы её сбалансировать или оздоровить.

– Кто является потребителем выращенных на ферме продуктов?

М: В этом году 60% наших продуктов мы пожертвовали. Вот уже 4 года, с самого начала нашего проекта, мы сотрудничаем с центром Святого Патрика. Это благотворительная организация, нацеленная на сокращение числа бездомных. У центра есть кафе, которое является учебной кухней для такой категории людей, где они могут приобрести навыки работы в индустрии питания и затем получить работу. Им мы и отдаём наши продукты.

Кроме того, небольшая часть нашей фермы отведена под общественный сад, где люди выращивают еду для себя и своих семей. Я думаю, что это около 13% от общего объёма продуктов.

Остальное – продаём в местные рестораны. В этом году я развозила продукты на велосипеде по нескольким ресторанам в районе. Таким образом мы кое-что заработали, чтобы компенсировать нашу благотворительную деятельность.

– Могу предположить, что при таком раскладе на ферме работают волонтёры.

М: Я единственная, кто работает полный день. Я управляю организацией и фермой. При мне есть группа волонтёров, которые помогают регулярно, и добровольцы, которые приходят в определённые волонтёрские дни. В этом году у нас работало, наверное, как минимум сто волонтёров. Некоторые из них – студенты, некоторые – просто люди, живущие по соседству, некоторые – пенсионеры, садоводы. Кто-то никогда в своей жизни не выращивал продуктов, но хочет научиться, а у кого-то в этом деле много опыта, и они хотят им поделиться. Мы рады всем, кто желает нам помочь.




Мэри и Джо уверены, что продукты, выращенные на городской ферме, вкуснее, свежее и полезнее, чем привезённые издалека. Только что собранные с грядки овощи уже через 10 минут оказываются на кухне у повара. Что может быть ещё свежее? Но здесь есть ещё один маленький секрет – работа осуществляется волонтёрами, миссия которых – бесплатно выращивать и раздавать еду. Цели извлечения прибыли не преследуются, в том числе и поэтому продукты вырастают вкусными и полезными, – считают создатели фермы.

– Те продукты, что вы продаёте, конкурентоспособны по цене в сравнении с теми, что продаются в супермаркетах, но были выращены и привезены издалека?

М: Наши продукты дороже. Но рестораны покупают у нас, потому что они точно знают, где и кем они выращены. Мы собрали урожай – и через 10 минут доставили им на кухню. К тому же, для их бизнеса поддержка местного городского фермерства – это отличная история.

Еда, которая выращивается локально и при этом органическая, хоть на крыше, хоть на земле, более питательна, потому что в ресторан или конечному потребителю она попадает гораздо быстрее, чем продукты массового производства.

Д: С финансовой точки зрения, мы не можем конкурировать с крупными поставщиками продуктов для ресторанов. Наша ферма – это микробизнес, и мы не можем производить продукты с той же стоимостью, что и крупные поставщики.

– Для чего вы всё это делаете?

Д: Мы – некоммерческая  организация, основанная не ради прибыли, как вы, наверное, уже поняли. В Соединенных Штатах есть понятие – социальное предприятие. И я думаю, что наша деятельность и наши цели связаны с этим понятием.

М: Социальное предприятие – это бизнес, который нацелен главным образом на то, чтобы влиять. В нашем случае – влиять на общество. Наша цель – выращивать здоровую еду и здоровое общество. Для нас это значит – организовать ферму прямо посреди города, где живут люди, чтобы они могли прийти и испытать на себе, что такое ферма, научиться чему-то, вдохновиться на какие-то действия. В первую очередь, мы хотим занять людей в локальной продовольственной системе. Но нам нужно и материально обеспечивать ферму, платить по счетам. Для этого мы и зарабатываем посредством продажи части продуктов ресторанам.

В конечном итоге мы хотим, чтобы люди выращивали еду везде, где это возможно: в общественном саду, в собственном саду на заднем дворе, на крышах… И мы надеемся, что сможем помочь им в этом. Чем больше еды мы сможем вырастить в наших городах, еды, которая будет распределяться напрямую между людьми в обществе, тем свежее будут продукты, и тем более гибкой будет наша продовольственная система.

Помимо благотворительной деятельности, мы начали работу с местными школами. У многих школ есть свои сады, но сад на крыше привлекает всех. Некоторые просто приходят к нам на экскурсии, а для одной близлежащей школы мы стали хорошей аудиторией на свежем воздухе. Мы выделили небольшой участок фермы под образовательное пространство. И дети – это второклассники – высаживали растения, наблюдали за их ростом, собирали урожай.



Ферма на крыше – отличная площадка для всевозможного рода мероприятий, например, занятий йогой или внеклассных уроков по естествознанию для школьников.

– Как, по вашему мнению, еда будет производиться в будущем, скажем, через 10-20-30 лет?

Д: Я думаю, что будущее городского земледелия – в появлении большего количества ферм на крышах, вертикальных ферм, гидропонных плантаций в закрытых помещениях. Конечно, пока всему этому сложно функционировать с точки зрения прибыльности и коммерциализации – масштабы должны быть существеннее.

М: Однозначно городское фермерство будет набирать обороты, и за ним будущее. Люди всё больше внимания обращают на то, что именно они едят, и требуют здоровые продукты. Люди готовы поддерживать местное продовольствие, потому что они лично могут наблюдать за тем, как продукты выращиваются. Это вызывает доверие.

– Есть ли прогнозы, какой процент продуктов от необходимого количества города? могут вырастить своими силами?

М: Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН недавно представила отчёт, в котором говорится, что на сегодняшний день 800 млн людей по всему миру выращивают фрукты и овощи в городах. По подсчётам, городские фермы сегодня производят одну пятую часть мирового продовольствия. И поскольку тренд набирает популярность и всё стремительней развивается, можно предположить, что лет через 10 это число увеличится как минимум вдвое.

– Что бы вы посоветовали людям, которые только начинают строить свою ферму на крыше?

М: Для людей, которые находятся в начале пути, моим главным советом будет начать с малого. Это же я слышала от других фермеров, когда мы сами только начинали. Начать с малого, но с планами на будущее, и поэтапно двигаться вперёд.

Кроме того, не стоит пренебрегать обращением за помощью к таким людям как мы с Джо и к другим фермерам. У нас есть практический опыт, мы построили свой проект, и теперь консультируем других людей.

– Какие у вас планы на будущее?

М: Это наш пробный проект, мы на нём учимся, и хотим масштабироваться, чтобы в Сент-Луисе и за его пределами было много ферм на крышах. Сейчас мы общаемся с владельцами нескольких зданий в центре, которые заинтересованы в постройке ферм на своих крышах. В следующем году мы надеемся запустить, по крайней мере, ещё одну ферму.



Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить новые материалы.