И Ибикус в поле воин
Текст: Юрий Громыко | 2015-04-17 | 2857
Практика уничтожения традиционных устоев и насаждения собственных культурных и ценностных ориентиров с целью подавления одних народов другими появилась не одно тысячелетие назад (в истории хорошо известны, например, массовые сожжения книг) и с успехом продолжает использоваться в наше время. Несмотря на изменившиеся лозунги (распространение демократии, европейского образа жизни и т.п.), цель этих действий осталась прежней. Главным становится подрыв ценностей и духовных основ, с которыми себя отождествляет население данной страны, что определяет его самосознание и идентичность. Но существуют ли инструменты противодействия такой политике? Российский философ и методолог Юрий Громыко рассказывает о проекте «Ибикус», запущенном в послевоенной Германии с целью восстановления традиционной немецкой культуры в противовес насаждавшемуся американцами образу жизни.

После Второй мировой войны Германия попала под очень жёсткое англосаксонское влияние, которое было направлено на то, чтобы уничтожить потенциал суверенности и самостоятельности Германии как культурного целого. Это старый англосаксонский проект – превратить немцев во «второе издание» американцев, заразить их американским протестантским прагматизмом. Ключевой момент здесь – это разрушение идеологии немецкого просвещения, наследие которого, сконцентрированное вокруг целой группы выдающихся немецких умов, актуально до сих пор. С одной стороны – это Гёте, Шиллер и, чуть в меньшей степени, – Гейне; с другой – немецкая философская классика, где ключевое значение имеет Иоганн Фихте; наконец, есть третья сторона – это классическая немецкая музыка. Собственно, этот базис и задаёт основу для немецкой суверенности и немецкого возрождения, и в какой-то момент он оказался разрушен. Вместо него целенаправленно стал вводиться концепт «секс, наркотики, рок-н-ролл», где рок направлен на разрушение немецкой классической музыки, секс – на снижение культурных притязаний немецкой нации, а наркотики – на трансформацию немецкого сознания.


Немецкая классика в лицах: Шиллер, Гёте, Бах, Фихте.

Понятно, что определённые категории немцев достаточно ясно понимали складывающуюся ситуацию и пытались воспрепятствовать разрушению собственной культуры. На этом фоне и возникает проект «Ибикус», нашедший воплощение в издании одноимённого журнала.

Само название этого проекта очень символично. Речь здесь идёт одновременно о древнегреческом поэте Ивике (Ibycus) и об известном стихотворении Шиллера «Ивиковы журавли», где рассказывается о том, как злодеи убивают поэта Ивика, и он просит журавлей, чтобы те помогли разоблачить убийц, что в конечном итоге и происходит. И в этом смысле проект «Ибикус» должен был в понятной форме донести до немецкого читателя идею возрождения культурной идентичности, которая была полностью нарушена и разрушена американскими контркультурными проектами, нацеленными на то, чтобы немецкое просвещение вообще перестало существовать как ключевая эпоха. В университетах Германии, к сведению, до сих пор запрещено преподавать философа Фихте.

Но особо рьяно американцы боролись, конечно, с идеями Фридриха Шиллера. Неудивительно, поскольку у того была собственная, весьма принципиальная и очень важная драматическая концепция истории. Шиллер считал, что искусство драмы должно показывать, как человек, не понимающий складывающейся ситуации (то есть являющийся как бы слепым), и при этом выполняющий функцию вождя или национального, культурного лидера, может привести страну к гибели и катастрофе. Хотя решение, казалось бы, вот оно, рядом. Поэтому драмы Шиллера актуальны и сегодня – в них не просто описываются реалии Европы XVII-XVIII веков, но и вскрываются механизмы исторических событий, ведущих отдельные государства к упадку. Шиллер показывает, что если даже решения находятся буквально «под рукой», человек, ограниченный известными парадигмами своего сознания и мышления, их просто не видит и не чувствует.


Шиллер и Гёте.

И с этой точки зрения название «Ибикус» имеет двойной смысл. Это обращение напрямую к Шиллеру как, с одной стороны, к гениальному поэту, центральной культуротворческой немецкой фигуре, а с другой – как к философу, который разрабатывал вполне опредёленную концепцию истории и искусства, где искусство – это не просто развлечение, а возможность в совершенной форме переживать процессы упадка и возвышения души.

Задача, которая ставилась перед «Ибикусом» – привлечь к культурному наследию Германии внимание, по возможности, как можно более широкого, непросвещённого круга людей и восстановить саму традицию немецкого просвещения. С другой стороны, «Ибикус» выступал не просто как некоторое историческое, где-то даже архивное исследование целого ряда культурных традиций, связанных с немецким языком, театром и музыкой. Задача сводилась к тому, чтобы достаточно популярно, затрагивая значительные группы современных немцев, ставить культурное наследие в соответствие сегодняшней реальной ситуации.

Сначала вся основная работа велась силами авторов этого проекта – Анно и Элизабет Хеленбройхов. Потом они подключили внешних экспертов – музыковедов, историков, философов, экономистов. Сами Анно и Элизабет говорят следующее: «Мы искали авторов в разных странах – в Италии, во Франции, в Германии, в Америке. Мы хотели воззвать к морали и совести общества, дать людям импульс к тому, чтобы они получали радость от литературы, музыки и науки».

На следующем шаге по каждому из направлений стали формироваться определённые проекты, ну а потом и своеобразные лаборатории – лаборатория по истории культуры, лаборатория по развитию немецкой мысли (в частности, по изучению влияния платонизма на немецкую классическую традицию), лаборатория по изучению музыки… Были созданы хор и даже оркестр, которым лично руководил и дирижировал Анно Хеленбройх.


Иоганн Себастьян Бах – один из столпов мировой классической музыки. В числе лучших творений человечества произведения Баха были записаны на золотой диск «Вояджера».

Вообще, немецкая классическая музыка – это отдельный и тоже очень важный элемент немецкой культуры. «Музыкальной группой» «Ибикуса» была проделана огромная работа по обнаружению внутреннего сходства и принципов развития всей классической немецкой музыки, самой мелодической организации (die Tonf?hrung), начиная с Баха, через Гайдна и Бетховена к Шуберту. Были созданы специальные альбомы, показывающие, что всю классическую немецкую музыку можно рассматривать как развитие некоторого принципиально единого движения мелодических систем. Группа очень серьёзно занималась восстановлением и анализом смысла классической музыки как такового, запустила ряд общеевропейских музыкальных проектов. И это было очень важно. Когда один мой большой друг, Карл Вит, сотрудничавший с «Ибикусом», задался идеей научиться сочинять фуги, то, к своему большому удивлению, он выяснил, что сделать это в Германии невозможно, несмотря на то, что это и есть родина Баха, «хорошо темперированный клавир» которого – это не просто огромная база для развития немецкой музыкальной культуры, это основа для развития всей мировой музыки. Вот до какого состояния там всё было доведено. В итоге, чтобы освоить искусство написания фуг, Карл Вит стал ездить в Россию, где в качестве учителей нашёл профессора Московской консерватории и одного обрусевшего немца. Сейчас Карл уже сам пишет фуги и играет их на органе.

«Мы брали интервью у многих известных музыкантов, – вспоминает Элизабет Хеленбройх, – Растроповича, Доминго, Тибальди. Никто из них нам не отказывал, потому что они смотрели журнал и понимали, насколько важную и интересную цель он преследует».

Так что если говорить в целом, то журнал был нацелен на восстановление культурного архетипа просвещения и в какой-то мере на запуск процесса немецкого ренессанса в современных условиях. Восстановление культуры немецкого просвещения – это и есть форма изживания постмодернизма, который, отказываясь от культурной традиции, уверяет, что впереди эклектизированная пустота. Делалось всё это в достаточно простой и популярной форме, поскольку воспринимать сложные, глубокие вещи на уровне сознания, навязанного современному немецкому обывателю образцами американской культуры, в частности Голливудом, было уже невозможно, хотя сама историческая культура Германии на 2-3 порядка сложнее и интереснее культуры США.


Крупнейший орган Европы – Большой орган римско-католического кафедрального собора св. Стефана в Пассау (Германия, производство немецкой фирмы Stenmayer & Co). Он насчитывает 5 мануалов, 229 регистров, 17 774 трубы и является четвёртым по величине действующим органом в мире.

В 2006 году, просуществовав 25 лет, проект был закрыт. Его финансирование осуществлялось извне, заинтересованными в этом людьми. Журнал не был самоокупаемым, и такой задачи не ставилось в принципе. Поэтому когда финансирование остановилось, издание журнала прекратилось. Но за четверть века «Ибикусом» было наработано очень большое число качественных материалов – по сути, интереснейшая хрестоматия, которую, как я точно знаю, немцы читают, и которая, безусловно, оказывает на них влияние. Но вот чего сделать не удалось, так это сформировать институциональные группы – в промышленности, в политике, в театре. Не удалось, потому что деятельность «Ибикуса» не была превращена в университет нового поколения, методологический сетевой международный университет.

Опыт «Ибикуса» невероятно актуален и для России, поскольку российская интеллигенция, в частности казанская интеллигенция XIX-го и начала XX-го веков, формировалась под мощнейшим влиянием немецких университетов. В Казани, например, работал знаменитый философ, исследователь Лейбница Ягодинский. С другой стороны, огромное количество русской интеллигенции, от Ломоносова до Пастернака, прошли через немецкие университеты, впитав в себя определённые ядра и зёрна немецкой культуры.


Истории России и Германии тесно переплетены. Многие политики, военачальники, исследователи, которых мы считаем русскими, имеют немецкие корни. Среди них и Екатерина II Великая, урождённая София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская.

Но есть кое-что ещё более важное – это оппозиция к постмодернизму, построенному на идее «закончить проект модернизма», не понимая его сути. А суть модернизма – в фактическом сохранении культурного слоя с его актуализацией в сегодняшней ситуации. Для этого необходим анализ того, как проект самодостаточного теоретического мышления и проектного действия надстраивается над религиозной традицией. Генезис и корни Просвещения должны просматриваться снова и снова для того, чтобы сделать действительно осмысленный шаг в непредсказуемое будущее. Стоит отказаться от культурного слоя – и мы тут же попадаем в разреженную среду варварства, где у нас просто нет культурных образцов и осмысленности ни в области инженерии и градостроительства, ни в области искусства и музыки, ни в области политического гражданского действия.

Россия, сбрасывающая с себя кожуру поверхностной американизации, легко может включиться в опыт «Ибикуса». Если при этом удастся сделать шаг, на который в своё время «Ибикус» не пошёл, то есть разработать проект международного сетевого университета культуротворческих групп, то он сможет сыграть очень значительную положительную роль в сохранении нашей культуры, да и вообще в предопределении всего нашего будущего.


Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить новые материалы.