Когнитивные искажения
Текст: Алексей Кириллов | 2020-02-27 | Фото на заглавной странице: © Steve Fernie / flickr | 960
Поведение человека — процесс очень сложный, поэтому неудивительно, что в некоторых случаях люди начинают вести себя не совсем рационально. Одной из главных причин этого являются систематические ошибки, возникающие в нашем восприятии и мышлении, и называемые когнитивными искажениями. О том, что это такое и можно ли их избежать, мы поговорили с психологом Никитой Логиновым.

— Что такое когнитивные искажения и каким образом они возникают? Что отличает их от других ошибок, допускаемых человеком?

Чаще всего к когнитивным искажениям апеллируют в тот момент, когда пытаются объяснить различного рода ошибки, совершаемые человеком. Но ошибки не любые, а только систематические. Одним из моих любимых примеров является так называемая «ошибка игрока», связанная с тем, что человек на интуитивном уровне переоценивает случайность происходящих событий. Представьте, что вы шесть раз подбросили монетку, и всё это время выпадала только решка. Для большинства людей кажется очевидным, что при следующем броске вероятность выпадения орла будет больше, ведь поверить в то, что решка может выпасть в седьмой раз подряд, сложно. Но это ошибочное представление — это независимые исходы, и вероятность выпадения как орла, так и решки по-прежнему составляет 50 процентов.

«Ошибка игрока» становится существенной, когда мы обращаемся к каким-то житейским примерам типа участия в лотереях или азартных играх, когда люди раз за разом пытаются в них играть и проигрывают. После серии проигрышей они ожидают, что уж в следующий-то раз точно повезёт, и продолжают играть. Это очень устойчивое когнитивное искажение, которое, к сожалению, приводит к не очень хорошим последствиям.

Когнитивные искажения возникают из-за того, что наши познавательные процессы устроены именно так, как они устроены. Классическая концепция, которая идёт от одного из отцов-основателей программы исследования когнитивных искажений Даниэла Канемана, исходит из того, что человеку свойственны два типа мышления (или даже шире — познания). Первый тип ориентирован на быстрые, интуитивные процессы. Второй тип ответственен за медленные аналитические процессы и требует серьёзных усилий, ресурсов нашего внимания, рабочей памяти и т.д. Предполагается, что нам было бы чрезвычайно затруднительно постоянно сидеть в позе роденовского «Мыслителя» и думать, какое же принять решение. Поэтому у нас сформировались некоторые правила, которые называются «эвристиками» и которые помогают человеку в большинстве ситуаций давать быстрые оценки и принимать быстрые решения. Понятно, что за счёт такого ускорения мы жертвуем некоторым процентом точности — как раз поэтому и возникают когнитивные искажения как таковые.

Когнитивные искажения мы связываем с тремя типами процессов, и у каждого из них есть собственный критерий, благодаря которому мы понимаем, что там действительно возникает ошибка. Первый тип процессов — это собственно принятие решений, то есть выбор человеком какого-то конкретного варианта действий из множества возможных. Благодаря тому, что учёные разработали большое количество экономических моделей, которые математически описывают функцию полезности и позволяют предсказать, какое из решений было бы оптимальным, мы замечаем, что люди зачастую ведут себя не так, чтобы максимизировать собственные блага, и в этом смысле мы говорим об искажении, т.е. несоответствии поведения той оптимальной модели рациональности, которую нам предлагают экономисты.

Другая группа процессов связана с умозаключениями, когда у нас есть несколько посылок (суждений), как в простом силлогизме, и исходя из них мы делаем какой-то вывод. Здесь тоже имеется большое количество примеров того, что люди рассуждают не очень логично, и искажением в данном случае считается то, что является нарушением законов формальной логики.

Наконец, третий процесс — это вынесение суждения или попытка дать какую-то оценку. Классический пример, который приводит в данном случае сам Канеман, связан с «эффектом якоря». В своём эксперименте он разделил испытуемых на две группы и попросил их определить процентное соотношение африканских стран в ООН. Но в одной группе он спрашивал: «эта цифра больше 10 или меньше 10?», а в другой — «больше 65 или меньше 65?». Оказалось, что в зависимости от предшествующей числовой информации люди давали разную оценку: участники второй группы существенно её завышали, по сравнению с оценкой первой группы. Это очень хороший пример того, как мы можем определить когнитивное искажение, но уже не в отношении каких-то достаточно абстрактных моделей рациональности или общих законов формальной логики, а в отношении точного знания о действительности, ведь процент африканских стран в ООН мы можем реально посчитать и узнать его в виде фактуального знания. И, уже опираясь на это знание, мы можем указывать на некоторое рассогласование оценок людей и видеть, что они действительно дают закономерно искажённые оценки.

— А какие ещё существуют виды когнитивных искажений?

Их много. Одно из самых распространённых — это эффект фрейминга, при котором восприятие человеком информации зависимо от формы её подачи. Допустим, один и тот же кусок мяса мы можем описать как на 75% постный либо как на 25% жирный, и в зависимости от этого его предпочтение людьми будет разным (в первом случае он будет более предпочтительным). Отдельный тип фрейминга называется «целевым» и связан с тем, как мы описываем различные альтернативы при достижении конкретных целей. Классический пример — когда человек приходит к врачу с подозрением на онкологию. Допустим, у врача есть две программы диагностики, которые с одинаковой точностью позволяют определить наличие болезни, но которые стоят при этом совершенно разных денег. Предположим, этот врач жутко корыстен и хочет, чтобы мы выбрали диагностику подороже, поэтому он опишет её как ту, которая с 95%-ной вероятностью найдёт опухоль, если она есть; а альтернативную методику как ту, которая с 5%-ной вероятностью пропустит опухоль. Альтернативная методика в этом случае описывается как несущая риски, поэтому большинство пациентов отдаст предпочтение первой, более дорогой. Кажется, что это очень похоже на предыдущий пример с мясом, но благодаря исследованиям выясняется, что атрибутивный и целевой фрейминг являются разными по механизму, и если один человек склонен попадать в ловушку одного типа фрейминга, то необязательно, что он попадёт и в другую.

Следующее интересное когнитивное искажение называется «эффектом невозвратных затрат». В общем виде это выглядит так: когда мы уже вложились в какой-то проект либо финансово, либо своими усилиями, то с большой вероятностью продолжим в него вкладываться дальше, даже если это абсолютно нецелесообразно. Это когнитивное искажение очень любят, когда описывают процесс принятия решения у инвесторов, хотя, по-хорошему, в повседневной жизни оно также проявляется очень и очень часто. Представьте, например, что человек приходит в ресторан, плотно кушает, и в конце ужина ему приносят хороший и достаточно дорогой десерт. Он съедает пару ложек — и всё, чувствует, что больше не может. Что делать в такой ситуации? Продолжить есть или отказаться? Разумеется, что люди, которые подвержены этому эффекту (а таких очень много), продолжат есть во что бы то ни стало.

Ещё один пример когнитивного искажения, также очень распространённый, в том числе и в бизнесе, — это так называемое «избегание потерь». Оно сводится к тому, что люди субъективно переоценивают стоимость потерь по сравнению с эквивалентными приобретениями, т.е. потеря ста долларов переживается ими значительно интенсивнее и сильнее, чем приобретение тех же самых ста долларов. И это оказывает очень сильное влияние, когда необходимо принимать конкретные решения и делать выбор между несколькими альтернативами. Люди, склонные к избеганию потерь, избегают рискованных предложений, пытаясь не столько заработать, сколько сохранить то, что есть. Если говорить про бизнес, то это, безусловно, влияет на выбор развития конкретного продукта компании или даже целого филиала.

Ряд занятных когнитивных искажений связан с тем, что люди неверно оценивают вероятности тех или иных событий. Про ошибку игрока я уже говорил, но вот другой пример, связанный с так называемой «эвристикой доступности»: в целом мы будем переоценивать вероятность событий, которые нам вспоминаются легче и ярче. Это очень хорошо можно проиллюстрировать на примере отношения к разным видам транспорта. Многие считают самолёты очень опасными просто потому, что вспомнить какую-то авиационную катастрофу значительно легче, чем любую другую, хотя по статистике самый опасный вид транспорта — это обычный автомобиль, и количество автоаварий просто зашкаливает. Но при этом люди боятся именно летать на самолётах, а не ездить в автомобилях. Или вот: тоже пример, связанный с эвристикой доступности — довольно абстрактный, но тоже очень иллюстративный: Канеман спрашивал у испытуемых: каких слов больше — тех, которые начинаются на букву «К», или у которых буква «К» стоит на третьем месте? Большая часть людей говорила, что слов, которые начинаются на букву «К», больше — ведь именно такие слова вспомнить гораздо легче. Но если специально посчитать, то окажется, что слов, где буква «К» стоит на третьем месте, значимо больше.

Ещё одним примером распространённого когнитивного искажения является «ошибка подтверждения». Она проявляется в том, что когда мы сталкиваемся с какими-то фактами, которые противоречат нашим убеждениям, то скорее попытаемся отвергнуть эти факты, обесценить их, чем подвергнуть пересмотру сами убеждения. То же самое, когда мы сталкиваемся с информацией, которую можно понять как-то двояко — мы будем интерпретировать её в пользу наших убеждений. Также это может проявляться в распределении нашего внимания, когда мы больше внимания уделим той информации (а значит, и лучше запомним её), которая соответствует нашим убеждениям и нашей картине мира. А вот содержание убеждений, каким бы оно не было странным, подчиняется немножко другим закономерностям — это уже то, что относится к области эпистемической рациональности, и это очень точно описывается с помощью такой давней метафоры как «карты и территории», где территория — это реальность, а карта — это наше представление о ней. Нам необходимо просто уточнять эту карту, но когнитивные искажения иногда нам мешают это делать.

Вообще надо сказать, что наиболее развитых областей в плане исследования когнитивных искажений две — это экономика и медицина, во многом потому, что все очень боятся врачебных ошибок и экономических потерь. Поэтому существует огромное количество непсихологической литературы, например, в области management science, которая занимается вопросами управления, и там когнитивным искажениям уделяется огромное количество внимания в попытках нивелировать их.

— Любому ли человеку свойственны когнитивные искажения? И насколько индивидуально они могут проявляться?

Если говорить немного упрощённо, то сторонники классической экономической теории исходно полагали, что люди в целом ведут себя очень рационально. Канеман же и его последователи считали, что люди главным образом иррациональны и подвержены когнитивным искажениям. Но в последние пару десятилетий начали активно исследоваться индивидуальные различия, и выяснилось, что всё не совсем так, как считалось ранее. Индивидуальные различия оказались достаточно сильны, и если одни люди в значительной степени подвержены каким-то одним когнитивным искажениям, то в случае с другими этого может не наблюдаться. Мы отличаемся друг от друга по степени склонности к когнитивным искажениям и, соответственно, по степени рациональности. До сих пор не очень понятно, что именно лежит в основе этих индивидуальных различий (исследования ведутся, это образно говоря «свежие пирожки»), и последние публикации пытаются ответить именно на этот вопрос. И это только один момент.

Второй момент — это то, что в последнее время появляется всё больше тестов, которые измеряют склонность к разным когнитивным искажениям и претендуют на то, чтобы их рассматривали как минимум наравне с тестами интеллекта. Один из видных исследователей когнитивных искажений и иррациональности в целом Кит Станович, критикуя классический тест на IQ, говорит, что это уже прошлый век, и тест рациональности обладает гораздо большей предсказательной мощностью в отношении каких-то событий из реальной жизни. И это так, поскольку существуют целые сообщества людей, у которых согласно тестам очень высокий IQ, но они не демонстрируют высокий уровень социального успеха или признания. А вот тесты на когнитивные искажения очень хорошо предсказывают условные «проблемы» в жизни в результате иррациональных решений, которые принимает человек.

— А возможно как-то снизить воздействие когнитивных искажений? Как принимать решения более рационально?

Есть амбициозные предприниматели, которые предлагают услуги по тренингам и мастер-классам, направленным на то, чтобы люди стали замечать за собой разные когнитивные искажения. Насколько это эффективно — вопрос отдельный, но сама идея более-менее понятна: поскольку когнитивные искажения непроизвольны, то для того, чтобы их нивелировать, нужно начать их за собой замечать. Как только вы их заметили или осознали, что оказались сейчас в такой ситуации, то эффект в общем уже практически исчезает — как раз именно потому, что когнитивные искажения возникают как следствие быстрых, интуитивных процессов. Поэтому, как только вы начинаете развёрнутую аналитическую работу, взвешивая все «за» и «против», то когнитивные искажения пропадают, хотя при этом, конечно, могут появляться уже совершенно другие ошибки, некогнитивного характера.

— Насколько важно человеку знать о существовании этого феномена? Даёт ли это знание какие-то преимущества, к примеру, в профессиональной деятельности или хотя бы в обычной жизни? С одной стороны, это, возможно, действительно позволяет избегать когнитивных искажений, а с другой — использовать когнитивные искажения, в которые попадаются другие люди, в своих интересах?

Я бы сказал, что всё здесь зависит от цены ошибки, связанной с конкретным когнитивным искажением. Если вы попались на удочку маркетолога или переели мороженого просто из-за того, что вам от него было жалко отказаться, то я думаю, что в этом нет ничего страшного. Но у иррационально принятого решения могут быть самые разные последствия, и если от когнитивных искажений зависят судьбы людей или крупные финансовые средства, то профессиональную деятельность, конечно, необходимо организовывать с учётом их возможного влияния.

Не так давно была сформулирована так называемая теория подталкивания — отдельная область, которая вдохновлена успехами когнитивной психологии и поведенческой экономики. Она описывает, каким образом люди (чаще всего это бизнесмены или чиновники) используют знания о когнитивных искажениях для того, чтобы остальные принимали такие решения, которые им нужны. В некоторых странах на государственном уровне существуют даже отдельные департаменты по поведенческому анализу, где сидят эксперты и консультируют чиновников или законодателей, допустим, относительно того, какие законы будут работать, а какие — нет, почему простые запреты иногда совсем не срабатывают и т.д. На первый взгляд кажется, что здесь остаётся всего один шаг до всевозможных конспирологических теорий и Большого Брата, который следит за тобой и заставляет принимать решения, которые нужны государству, хотя в действительности всё гораздо более прозаично. Один из наиболее простеньких примеров связан с решением проблемы, которая возникла, если не ошибаюсь, в Альпах. На горном серпантине водители не соблюдали скоростной режим, из-за чего возникало много аварий. В результате было придумано изящное решение — сделать дорожную разметку очень узкой, чтобы автомобилисты тратили отдельное усилие на то, чтобы просто в неё попасть и тем самым непроизвольно снижали скорость. И действительно, таким простым решением, основанном на экспертных заключениях коллег, которые занимаются поведенческим анализом, чиновники реально минимизировали количество автомобильных аварий в горах. Заметьте — никаких запретов, никаких штрафов, никаких препятствий типа дорожных полицейских, на которых того глядишь развалится машина…

Когнитивные искажения сегодня учитываются и при создании сложных систем информационной поддержки — разработчики стараются, чтобы какой-то конкретный софт был устроен таким образом, или результаты аналитики были представлены так, чтобы пользователь не совершал (или меньше совершал) каких-то когнитивных ошибок. Действительно, оказывается, что грамотно организованный интерфейс конкретных сайтов и конкретных профессиональных программ, приводит к тому, что сокращается количество профессиональных ошибок. Особенно это любят компании, связанные с авиаперелётами и железнодорожными перевозками, которые сталкиваются с проблемой координации большого количества людей и технических устройств, и где цена ошибки довольно высока. Для того, чтобы не ошибиться, диспетчер должен иметь перед собой удобный, интуитивно понятный интерфейс, который не заставил бы его закономерным образом ошибиться. Здесь снова вступает в права поведенческий анализ, который позволяет минимизировать такого рода ошибки.

Управленец, который знает про когнитивные искажения и стремится их учитывать, уже обладает некоторыми особенностями, характеристиками, которые отличают его от других управленцев. Он пытается самообучаться, справляться с собственными недостатками и искать их, а это не самое типичное поведение, в том числе для управленца. Хотя у управленца достаточно высокого уровня может быть и пул экспертов, которые будут «зудеть» над ухом и говорить, что надо учесть это и то, что вероятность совершить такую-то ошибку довольно высока, что можно подстраховаться и сделать так-то. В этом случае информация о когнитивных искажениях оказывается значительно более ценной, когда вы распределяете ответственность с другими людьми; другое дело, что при таком групповом принятии решений вступают в силу дополнительные процессы, связанные с групповой динамикой, которые тоже могут подпортить ситуацию, но уже не так систематически, как в случае индивидуального принятия решений.

Надо понимать, что когнитивные искажения не являются заболеванием или отклонением от нормы, но в силу того, что люди отличаются друг от друга, универсальных тренировок или «рецептов», как снизить влияние когнитивных искажений, нет. Необходимо придумывать и использовать различные способы организации внешних условий, чтобы они повышали вероятность успешных решений как в повседневной жизни, так и в профессиональной деятельности, а не способствовали проявлению когнитивных искажений.


Подписаться на новыe материалы можно здесь:  Фейсбук   ВКонтакте


закрыть

Подписывайтесь на нас в Facebook и Вконтакте