Компостная «яма»
Текст: Татьяна Петухова | 2019-11-04 | Фото на заглавной странице: © Common Ground Compost | 80
США, ведущая мировая экономика мира, являются и ведущим на планете производителем мусора. По данным статистики, Штаты ежегодно генерируют около 230 млн тонн ТБО (в среднем 760 кг на человека), значительную часть из которых (25-30%) составляют органические пищевые отходы. Сами по себе они — прекрасное сырье для производства компоста или биогаза, но, попадая в одну ёмкость с другими отходами, создают проблему для дальнейшей сортировки и обрекают большую часть других отходов к размещению на полигоне. Более того, отправляясь на свалку вместе с другим мусором, они вносят серьёзный вклад в выбросы парниковых газов. О том, каким образом организована работа с органическими отходами в деловом и финансовом центре Америки — Нью-Йорке, и насколько сложно менять отношение людей к этой проблеме, мы пообщались с экологичным предпринимателем Мередит Данберг-Фикарелли. Мередит является экспертом в области переработки мусора и руководит базирующейся в Нью-Йорке компанией Common Ground Compost, которая специализируется на вопросах сбора и переработки органического мусора.

— Говоря о раздельном сборе и переработке мусора, обычно имеют в виду пластик, бумагу, стекло, различные металлы. Насколько актуально то особое внимание, которое вы уделяете сбору и переработке органических отходов, ведь они разлагаются за очень короткий период времени и, как многие полагают, для природы совершенно безвредны и даже полезны?

Ещё каких-то шесть-семь десятилетий назад мусора в его современном понимании практически не существовало. Проблема берёт начало примерно в 1950-х годах, когда в качестве упаковки стал активно использоваться полиэтилен и началась разработка более сложных полимеров, приведшая впоследствии к появлению широкого ассортимента всевозможных пластмасс. Примерно в то же время получил распространение и такой термин как «потребительские товары». С тех пор пищевые отходы, оказавшиеся на свалке вместе с другими отходами, коих стало великое множество и разнообразие, разлагаются совершенно по другим законам, чем это происходило бы в традиционной компостной куче.

На самом деле большинство людей даже не задумывается о том, что происходит с остатками еды, когда она попадает на свалку. А происходит то, что свалка начинает «задыхаться» — разлагаясь, пищевые отходы выделяют вредный метан (CH4) — газ, который в 20 раз эффективнее удерживает тепло в атмосфере, чем CO2. В США доля выбросов «свалочного» метана составляет около 17% от общих выбросов, поэтому переработка пищевых отходов важна — она предотвращает неконтролируемый выброс метана в атмосферу. И если мы сможем отделить пищевые отходы от мусора и поместить их в контролируемую среду для разложения, то они не только перестанут наносить вред, но и действительно будут полезны. Традиционное компостирование, например, превращает пищевые отходы в удобную почвенную добавку, которая возвращает питательные вещества и биологическое разнообразие в землю. Другой вариант — переваривать пищевые отходы в анаэробном (без доступа воздуха) варочном котле. Этот процесс преднамеренно генерирует метан контролируемым образом, благодаря чему становится возможным использование этого газа в качестве топлива.

Также важно сказать и о том, что когда еда выбрасывается вместе с другим мусором — бутылками, промышленной упаковкой и так далее — то бумага, пластик, стекло и металл теряют свою ценность в качестве вторсырья, потому что, пачкаясь едой, становятся грязными, а значит — более сложными в сортировке и переработке (в некоторых случаях переработка вообще становится невозможной).

И ещё один момент — компостирование намного лучше отвлекает отходы со свалок, чем рециркуляция любых других отходов, которые вы накопили. Потому что при контролируемом разложении их можно с пользой возвращать в природу или, например, использовать в сельском хозяйстве. Это означает, что компостированием мы могли бы радикально сократить размер мусорных полигонов, которые, как я уже сказала, в Соединённых Штатах (да и в других странах тоже) являются очень крупным производителем вредных выбросов метана.

© Rafael Ben-Ari / 123rf

— Как в Нью-Йорке организована работа по сбору и переработке органических отходов?

Сначала я расскажу, как вообще в Нью-Йорке собирают мусор, а затем — как собирают органические отходы. Нью-йоркская система сбора и переработки мусора делится на две примерно равные части: одна принадлежит частным организациям, другая — государственным. Государственная структура (санитарное управление Нью-Йорка), разумеется, зависит от денег налогоплательщиков. Она отвечает за все жилые дома, а также государственные учреждения, в том числе школы и некоторые некоммерческие организации. Соответственно частный сектор отвечает за сбор мусора от частных компаний: это рестораны, отели, офисные здания, любые частные заведения. В Нью-Йорке есть чуть более 90 частных компаний, которые имеют лицензию на сбор и переработку мусора. Государственное санитарное управление собирает мусор в течение дня, а частные компании, как правило, занимаются этим ночью: где-то с 8-9 вечера до примерно 4-5 утра.

Примерно такое же разделение действует и по органическим отходам. Санитарное управление предоставляет жителям Нью-Йорка бесплатный доступ к вёдрам для компоста, которые опустошает город, или к удобно расположенным пунктам вывоза органических отходов. Но эта программа внедряется постепенно, поэтому пока что из одних районов вывозить мусор немного сложнее, чем из других. Специализированные для компоста грузовики забирают органику из жилых зданий или с подъездных дорог к ним. Кроме того, ещё есть специальные контейнеры, установленные в общественных местах, которые также бесплатны для жителей Нью-Йорка. Например, у себя дома я делаю так: собираю все пищевые отходы в бумажный пакет, иду в ближайший парк и помещаю их в специальный контейнер для компоста, который находится в ведении некоммерческой организации, финансируемой городом (в рамках New York City Compost Project). Подобные сервисы обеспечиваются и другими организациями по всему городу. Таким образом, мы имеем своего рода сеть: существует несколько разных решений, предлагаемых государственными службами, и у жителей города есть выбор между разными видами сбора мусора. Пока доступ не равный для всех районов, но эта программа будет расти и совершенствоваться, и я надеюсь, что в ближайшее время уже все жители Нью-Йорка смогут легко направлять пищевые отходы на переработку и компостирование.

Что касается частных компаний и сбора пищевых отходов ими, то здесь ситуация немного другая: коммерческие организации должны платить за то, чтобы их мусор забирали частные мусоросборочные компании. Но, честно говоря, сейчас из 90 компаний, которые занимаются сбором и переработкой мусора, только очень небольшой процент имеет раздельный сбор и переработку именно пищевых отходов, то есть у них есть специальные грузовики, которые приезжают исключительно за пищевыми отходами. Дело в том, что пока от большинства частных организаций не требуется направлять пищевые отходы на компостирование. В 2014-2015 годах правила в отношении этого в Нью-Йорке немного ужесточились, и согласно им коммерческие организации стали обязаны сдавать на компостирование пищевые отходы в том случае, если они обслуживают очень большое количество людей. Это, например, стадионы, куда приходят десятки тысяч человек, отели, в которых имеется более 150 номеров, или крупные производители пищевых продуктов, то есть крупные предприятия, которые генерируют большой объём пищевых отходов. В 2018 году добавилась следующая категория частных компаний, от которых теперь тоже требуют раздельного сбора пищевых отходов — это рестораны, имеющие более 100 филиалов или представительств (более 100 сетевых точек), а также крупные продуктовые магазины. В скором времени это правило распространится и на более мелкие организации, но на сегодняшний день, если у вас один маленький ресторанчик, то от вас никто не вправе требовать раздельного сбора пищевых отходов. Что самое интересное, часто именно небольшие организации и заведения наиболее осознанно подходят к обращению с мусором и сами изъявляют желание отдавать пищевые отходы на переработку. Один из проектов, запущенных нашей компанией — Reclaimed Organics — как раз занимается сбором пищевых отходов от таких небольших предприятий — обычно это кафе и маленькие рестораны, небольшие офисы. Сейчас у нас около 100 таких клиентов.

© Common Ground Compost

Мы собираем органические отходы в округе Манхеттен, передвигаясь на грузовых трёхколёсных велосипедах. Мы компостируем часть собранной органики в общественном саду, где базируется наша программа компостирования, а также платим коммерческому перевозчику, у которого есть специализированный грузовик для компоста, чтобы доставить оставшуюся часть собранной органики на коммерческие объекты по компостированию за пределами города. Предприятия, которые мы обслуживаем с помощью этой службы сбора мусора на велосипедах, производят небольшие объёмы органических отходов и, следовательно, не являются привлекательными клиентами для коммерческих (грузовых) транспортных компаний. Предоставляя услуги малого (велосипедного) масштаба мы даём малым предприятиям доступ к переработке органических веществ. И тот факт, что сбор отходов осуществляется на велосипеде, имеет дополнительный эффект, уменьшая негативное воздействие, которое обычно оказывает транспортировка мусора на грузовике на наше местное сообщество и окружающую среду.

© Common Ground Compost

— Скажите, а как на протяжении последнего времени менялось отношение ньюйоркцев к отходам в целом, и в частности — к органическим отходам?

Мы можем говорить здесь о целой эволюции сбора и переработки мусора в Нью-Йорке. Все началось с раздельного сбора картона в 80-х и постепенно развивалось — появлялось всё больше и больше материалов, которые собирались отдельно и потом перерабатывались. Менялись нормы и правила, которые то упрощались, то усложнялись, то снова упрощались и снова усложнялись. К примеру, очень серьёзные изменения в части того, какие материалы следует перерабатывать, а какие нет, произошли в то время, когда нашим мэром был Майкл Блумберг. Но через какое-то время правила снова поменялись. Всё это путало и смущало большое количество людей. Кроме того, долгое время правила сбора мусора для жителей для частных компаний в Нью-Йорке были разными, и только в 2016 году город наконец-то выработал единую систему правил.

Второй момент, связанный с изменением отношения людей к мусору, случился совсем недавно. Где-то до 2018 года люди относились к переработке мусора как к какой-то невероятной, невидимой, в чём-то волшебной системе, которая сама по себе, магическим образом решает все их проблемы, связанные с тем, куда девать мусор. В сознании жителей была такая установка: у меня есть какой-то мусор, я его просто выброшу куда нужно, и какая-то система превратит его во что-то полезное. Нас всех это вполне удовлетворяло, но так продолжалось до тех пор, пока Китай не поменял правила импорта вторсырья (прим. ред.: в течение десятилетий США отправляли значительную часть вторсырья в Китай, но из-за изменения Китаем правил делать это стало практически невозможно, многие перерабатываемые материалы больше не находят выхода на мировые рынки переработки). После этого мы неожиданно поняли, что переработка мусора в нашей стране не на таком высоком уровне, как хотелось бы, и что у нас накапливается слишком много материалов, которые мы сами не умеем перерабатывать.

На мой взгляд, подобные сдвиги в общественном сознании и просто понимание проблем мусора — это и есть первый шаг на пути к их решению. Я не говорю о том, что все люди вдруг начали задумываться о таких вещах, как переработка мусора — нет, многие вообще не имеют представления о том, о чём мы сейчас разговариваем, и эти люди ничего в своей жизни не поменяли — как выбрасывали мусор без разбора, так и выбрасывают. Но всё же достаточно большой процент людей в последние годы переосмыслили своё отношение к этой проблеме — они внезапно начали понимать то, насколько сильно решения, принимаемые ими в жизни, каждым конкретным человеком, могут повлиять на общую картину, на глобальную экономику, связанную с переработкой материалов и, конечно, на окружающую среду. Я думаю, что это понимание, например, помогло запустить такие вещи, как настоящая война с соломинками, из которых пьют напитки. Конечно, если мы просто запретим соломинки, то это не решит никаких глобальных проблем, но в то же время это позволит повысить уровень образованности населения в этом отношении, а значит — двигаться дальше.

В 2014-2015 годах многие частные предприятия стали запрашивать услугу по управлению органическими отходами, и возросший спрос породил предложение. Один из основных вызовов сейчас заключается в том, что раздельный сбор органического мусора — это только один этап всего процесса, потому что мало собрать мусор — его ещё нужно куда-то увезти. В Нью-Йорке это одна из основных проблем — недостаточность инфраструктуры и предприятий по переработке органики. Допустим, если бы завтра абсолютно все ньюйоркцы начали вести раздельный сбор мусора и отдельно собирать пищевые отходы, то просто не нашлось бы места, куда все эти отходы можно было бы увезти. Пока мы к этому не готовы, и чтобы это направление полноценно развивалось, нам нужны инвестиции и какие-то решения муниципальных органов.

© Common Ground Compost

— Расскажите о вашей компании Common Ground Compost. Кто ваши клиенты и с какими запросами к вам чаще всего обращаются?

Common Ground Compost — это, прежде всего, консалтинговая служба, помогающая компаниям любого размера разбираться с программами компостирования. У нас есть 3 основных направления работы. Первое — наша консалтинговая программа, в рамках которой мы помогаем частным предприятиям перерабатывать мусор и компостировать пищевые органические отходы. Спектр услуг здесь зависит от потребностей конкретной компании: может быть, эта компания просто хочет научить своих сотрудников правильному обращению с мусором; а может быть, хочет заказать полный комплект услуг — чтобы мы провели анализ тех материалов, которые они выбрасывают, и на его основе дали рекомендации, как можно снизить количество отходов, или изменили дизайн их станции по сбору отходов, обучили персонал, пересмотрели текущие контракты на перевозку мусора и так далее.

© Rathkopf Photography

Второе направление — это программа мероприятий Zero Waste (прим. ред.: ноль отходов): в рамках этой программы мы помогаем компаниям проводить различные корпоративные мероприятия и устанавливать системы, которые бы позволяли им менять своё производство на безотходное и раздельно собирать мусор, одновременно обучая участников этих мероприятий правильной сортировке и переработке отходов. В данном случае под событиями Zero Waste мы понимаем такие мероприятия, когда меньше 10% отходов идут на свалки или на сжигание. Обычно мы проводим такие демонстрационные мероприятия, чтобы показать, как это можно сделать и, как правило, в конце таких мероприятий в корзине для неперерабатываемого мусора остаются только некоторые упаковки, содержащие такие материалы, которые действительно трудно перерабатывать. Всё остальное — бутылки, банки, картонные коробки, пищевые отходы — можно увозить на переработку или компостирование, а не на свалки. Конечно, эта программа в значительной степени завязана на образовательную и просветительскую деятельность, потому что большинство людей слабо представляют, какие материалы могут перерабатываться, а какие — нет, и наша задача — разъяснить им это.

© Common Ground Compost

И третье направление нашей работы (о чём я уже говорила) — это сбор органических отходов на велосипедах. Бывает, что в небоскрёбе, где 50-60-70 этажей офисов, только одна маленькая компания, которая находится, например, на 25 этаже, хочет заниматься компостированием пищевых отходов. С существующей в их здании системой сбора мусора им одним будет очень сложно раздельно собирать пищевые отходы, поэтому они обращаются к нам — и мы готовы предоставить эту услугу, даже если речь идёт всего об одной компании на одном этаже огромного небоскрёба. Но наша цель заключается в том, чтобы в какой-то момент нам удалось совместить наш опыт консультирования с нашим опытом сбора пищевых отходов и добиться того, чтобы большие офисные здания, целые небоскрёбы были готовы принимать участие в таких программах раздельного сбора пищевых отходов. В таких случаях мы вместо того, чтобы приезжать самим и забирать пищевые отходы у 1-2 компаний в этом небоскрёбе, могли бы обучить персонал всех компаний, работающих в этом офисном здании, чтобы они полноценно перешли на раздельный сбор и на переработку или компостирование значительной части органического мусора.

— C какими основными трудностями вы сталкиваетесь? Насколько сложно донести до людей правила переработки, повлиять на привычки людей? Много ли в обществе тех, кто не принимает эту идею или, может быть, даже протестует против неё?

Чаще всего отношения людей с мусором заканчиваются после того, как они выбросили что-то в мусорное ведро, но когда люди начинают понимать, что на самом деле с мусором происходит дальше, они смотрят на это совсем по-другому. Я думаю, что образование и просвещение здесь играют важнейшую роль. Многие компании, после того как мы запускаем у них программу управления отходами, говорят нам: «У нас практически нет мусора, который идёт на свалку» или «Я даже не представлял себе, что такое большое количество материалов, которое я обычно выбрасываю, оказывается, можно переработать».

Однако, естественно, есть люди, которые не согласны с этим. Очень непросто добиваться любых изменений в обществе, потому что изменения пугают людей. Одна из вещей, которую мы достаточно быстро поняли — это то, что мы не можем заставлять людей пользоваться нашими услугами или принуждать их к этому. Нельзя просто прийти куда-то и сказать: «Заплатите мне, я помогу вам перерабатывать мусор». Мы работаем с теми частными компаниями, которые уже изначально позитивно настроены в этом отношении. Пока для большинства частных компаний это их добровольный выбор, и им приходится вкладывать в развитие программ компостирования и переработки свои собственные средства, и не все к этому готовы или могут себе это позволить.

Что касается людей недовольных, то нам часто приходится слышать беспокойства о том, что от компостных куч исходит неприятный запах, что это способствует распространению инфекционных заболеваний и грызунов, например, крыс, насекомых. Мы отвечаем на это так. Во-первых, компостные кучи не создают какой-то новый мусор — это тот же самый мусор, который в любом случае имеется, в противном случае он был бы просто на свалке. Но при этом компостирование создаёт новую категорию мусора и, как я уже говорила раньше, за счёт того, что пищевые отходы мы собираем отдельно, у нас появляется возможность все остальные отходы держать более чистыми, соответственно, их переработка становится намного проще. Второй момент заключается в том, что если вы будете отдельно собирать пищевые отходы, то весь остальной мусор будет накапливаться не так быстро, и не придётся его постоянно вывозить. Многие люди не задумываются об этом. Что касается аргумента с крысами, то именно традиционная система выбрасывания отходов в Нью-Йорке, когда вы складываете весь мусор в большой чёрный пластиковый пакет и выставляете его на улицу, чтобы мусоровоз его забрал, способствует распространению этих грызунов, ведь они очень легко прогрызают мусорные пакеты, добираясь до пищи. А вот при раздельном сборе пищевые отходы складываются в твёрдые пластиковые контейнеры, стенки которых крысам не по зубам. Некоторые люди, когда слышат такой аргумент, меняют своё изначально негативное мнение.

Также есть люди, которые приводят аргумент стоимости: «Зачем мне компостировать пищевые отходы — это только увеличит мои затраты на вывоз мусора». Здесь нужно говорить о том, что если компания будет собирать пищевые отходы отдельно, то за вывоз остального мусора люди будут платить меньше. Конечно, мы стараемся организовать всё таким образом, чтобы общие затраты, которые компания несла на вывоз мусора до этого, в итоге не увеличились, а просто делились бы на больше категорий: органические отходы, обычная переработка и мусор. В жилом секторе стоимость услуг вывоза может даже понизиться. Например, на Статен-Айленде, в одном из пяти районов Нью-Йорка, есть завод по компостированию. Пищевые отходы, собранные у жителей Статен-Айленда Департаментом санитарии Нью-Йорка, могут быть переработаны в компост на этом объекте, и этому тяжёлому, влажному органическому материалу не придётся покидать остров. Альтернативный вариант — собирать пищевые отходы в чёрные мешки для мусора и отправлять их на свалки — лишь способствовал бы увеличению выбросов углекислого газа из-за большого расстояния, которое необходимо пройти, чтобы добраться до свалки, и был бы дороже финансово. Кроме того, завод по компостированию на Статен-Айленде обеспечивает рабочими местами местных жителей, в то время как отдалённые свалки — нет.

Программа компостирования для жилого сектора финансируется Санитарным управлением Нью-Йорка. Программа, упомянутая выше, осуществляется в рамках проекта New York City Compost Project, и включает 6 организаций, расположенных в разных частях города. Получается эдакое географическое распределение государственного финансирования. Соответственно, каждая из этих организаций помогает заниматься обработкой отходов в своей части города. Эта программа работает достаточно стабильно и все ею довольны.

© Jodie Taylor Photography;

© Common Ground Compost

© Free-Photos / Pixabay

— Какие у вас планы на ближайшие годы? И какие вы видите перспективы развития программы переработки и компостирования в Нью-Йорке?

Мы надеемся, что теперь, после того как было объявлено о введении третьей категории предприятий, которые обязаны отправлять пищевые отходы на компостирование, спрос на наши консалтинговые услуги вырастет. В настоящее время мы разрабатываем учебную программу, что-то вроде серии семинаров или мастер-классов: предприятия смогут за небольшую плату посещать наши семинары и узнавать больше о том, как в Нью-Йорке работают с отходами, каковы существующие возможности для компостирования и переработки. Там же компании смогут получить рекомендации, как можно эффективно перерабатывать и компостировать отходы в Нью-Йорке, узнать о методах экономии места, стратегиях мотивации сотрудников к участию в раздельном сборе мусора, получить бесплатные листовки, буклеты и многое другое.

Мы также очень рады тому, что теперь будем больше работать в секторе коммерческих офисных зданий: в связи с бумом популярности заказа готовой еды «на вынос» всё больше офисных работников обедают, не отходя от своих рабочих мест, и это приводит к увеличению количества пищевых отходов в мусорных баках офисов. Поэтому коммерческие компании, работающие в этих офисных зданиях, теперь гораздо больше, чем раньше, заинтересованы в раздельном сборе пищевых отходов, чтобы они не оказывались потом на свалках, и мы очень рады таким компаниям помочь.

Кроме того, система коммерческого сбора и переработки отходов в Нью-Йорке постепенно меняется. В рамках нашей программы Reclaimed Organics (это та самая программа сбора органики на велосипедах) мы вместе с другими мелкими перевозчиками органических веществ участвуем в процессе разработки новых правил раздельного сбора мусора, улучшения условий труда работников «мусорной» отрасли, снижения воздействия на окружающую среду различных операций с отходами в отдельных районах и в городе в целом и облегчения для всех предприятий доступа к возможностям раздельного сбора, переработки и компостирования.


Подписаться на новыe материалы можно здесь:  Фейсбук   ВКонтакте


закрыть

Подписывайтесь на нас в Facebook и Вконтакте