Кварки. Как наука становится интересной.
Текст: Алексей Кириллов | 2014-04-01 | 4082
Открытие музеев, особенно научных, в нашей стране случается крайне редко, поэтому каждое такое событие становится значимым. Один из последних таких проектов – «Музей занимательных наук Кварки» в Нижнем Новгороде. Незадолго до открытия музея мы пообщались с Максимом Жарковым – исполнительным директором музея.

 

– Максим, как этот проект начинался, и вообще, как возникла сама идея создания экспериментального музея?

 

Началось всё просто: ко мне обратились мои друзья, рассказали об этой задумке. Сложилась команда, так скажем, «городских сумасшедших», которые решили для себя и для своих детей организовать вот такой музей. На ровном месте, без бюджетных вливаний или денег каких-либо корпораций. По сути, почти на голом энтузиазме. Мы побывали в разных научных музеях в Москве и Санкт-Петербурге, а также в Германии, Дании, Испании. Очень понравилось, и мы только укрепились в желании сделать что-то подобное. Но когда мы начинали, то даже не представляли себе всех предстоящих трудностей. Если бы знали, то, может быть, отказались от этой идеи вовсе.

Одна эпопея с поиском подходящего помещения чего стоит. Мы посмотрели в Нижнем Новгороде, наверное, все помещения площадью от 1,5 до 2 тысяч квадратов. Мне только недавно перестали сниться разные цеха и комнаты, в которых можно было бы разместить музей. А проезжая мимо какого-нибудь здания, я только-только перестал невольно думать что-то типа: «Ага, здесь на этаже метров 500; если взять 3 этажа, то подойдет. Надо заглянуть и посмотреть, какие там перекрытия».

Над проектом мы работаем почти год и только полтора месяца назад заключили договор долгосрочной аренды с Нижегородской ярмаркой. В Главном ярмарочном доме нам предоставили 1600 м2.

 

– Когда я побывала в Бельгийском музее, то очень удивилась тому факту, что детям там разрешают очень многое: они везде бегают, трогают все экспонаты и даже как-то их используют… А у нас в России, как правило, кругом висят таблички: «Руками не трогать!». Ваш музей… – в каком формате будет он?

 

По духу у нас всё будет то же самое, что Вы рассказываете про Бельгию. Я такое первый раз увидел в мос­ковском музее занимательных наук «Экспериментаниум», который пользуется огромной популярностью – запись организованных экскурсий туда осуществляется заранее, за 3 месяца. Если заглянуть в «Экспериментаниум» в выходные, то гул там стоит как в цехе или на вокзале, только это гул детских голосов. И в будни с самого открытия там уже есть посетители. Знаете, какая реакция у детей на такие экспонаты? «Вау!» И такой «вау»-эффект работает очень хорошо, потому что кроме того, что можно подойти и посмотреть, ребёнок может всё это попробовать и понять, какой там скрыт процесс и как всё это работает. А если это облачено ещё и в игровую интерактивную форму… 

 

– Расскажите про экспонаты. Вы всё придумываете сами или берёте уже готовые решения?

 

Некоторые экспонаты мы проектировали полностью самостоятельно и заказывали как единичные изделия на предприятиях, в макетных мастерских, просто у мастеров-умельцев. Часть экспонатов была спроектирована до нас, и производители только адаптировали их под наши дизайнерские требования. Что-то покупали уже в готовом виде, благо, этот рынок сейчас активно развивается. Похоже, что в ближайшее время каждый областной город будет считаться ущербным, если у него не будет своего интерактивного научного музея. Я считаю, что это очень позитивная тенденция.

Вообще, изготовление экспонатов – это отдельная история, покруче, чем поиск помещения. Когда наши отечественные предприятия какой-то экспонат начинают делать впервые, то поначалу  кажется, что всё легко, но потом многое не получается, часто что-то ломается. Незапланированные затраты производителя рас­тут –  интерес к работе падает, производитель пытается упростить изделие, заменить материалы, удешевить и т.д. Например, при испытаниях у одного мастера сгорел компрессор, стоимость которого составляет значительную часть его прибыли. В общем, всего «интересного» было много.

География производителей довольно велика – Нижний Новгород, Москва, Подмосковье, Санкт-Петербург, Уфа. Некоторые экспонаты, на первый взгляд, довольно простые, мы заказывали за рубежом – просто потому, что в России никто не смог гарантировать качество.

Одна из наших главных фишек – строительный кран с максимальной нагрузкой в полтонны. И это не «Лего», здесь всё «по чесноку». Рабочая нагрузка 100 кг, шесть метров рельс, по которым движется площадка на механических приводах, трёхметровая стрела, высота крана – 3,2 метра. Дети занимают рабочее место крановщика и с одной площадки на другую в корзине переносят пробковые кирпичи. Конечно, все вопросы безопасности здесь решены. Спроектировал этот кран наш главный конструктор Зимняков Анатолий Николаевич, который, кстати, имеет несколько патентов в области краностроения. Детали крана изготавливались на трёх заводах в различных городах России.

А вообще, на тему экспонатов фантазировать можно до бесконечности. Моя мечта – маятник Фуко, благо, высота помещения в 23 метра вроде бы позволяет его поставить, но как это сделать лучше? Ведь если это будет просто шар, который болтается над головой, вряд ли он вызовет большой интерес. Тогда что можно придумать? А вот есть такая деревянная российская птица счастья. Может быть, маятник стилизовать под неё? Да, это красиво! Но возникает другая проблема – птица не должна лететь хвостом вперёд, а значит, её надо как-то разворачивать. Причём использовать электронику нельзя – экспонат по определению должен быть механическим. Значит, необходим какой-то инерционный поворотный механизм. Видимо, в его основе должен быть какой-то шар, который находится в птице и в крайней точке перекатывается в другую её часть, изменяя центр масс и тем самым разворачивая птицу. И это, практически, как вечный двигатель, должно кататься туда-сюда. Чтобы всё это работало точно, расчёты нужно заказывать у проектного института. И это уже не игрушки, не шестерёнку из фанеры выпилить.

 

– Какие ещё экспонаты будут в музее?

 

Мы запланировали чуть более 100 экспонатов, и большинство из них уже готовы к монтажу экспозиции. Это экспонаты, иллюстрирующие самые разные физические законы, природные явления и оптические иллюзии. Различные шестерёнки, маятники, блоки, силомеры, электрические аппараты, призмы… Много всего. Некоторые экспонаты выполнены в формате целых комнат. Например, комната Эймса на вид кажется квадратной, но один и тот же человек в одном её углу воспринимается очень большим, а в другом – маленьким. Будет у нас даже свой сферический кинотеатр! 

 

– Наверняка помимо самой экспозиции вы планируете сделать что-то ещё?

 

Конечно, стараемся сделать максимально широкую продуктовую линейку. Оборудуем отдельную комнату под лекторий, в котором будут проходить различные мероприятия. Уже готова программа «Тесла-шоу», разрабатывается «Шоу неньютоновской жидкости» – думаем, куда после представления утилизировать по 2 центнера крахмала. Будет, конечно, и шоу мыльных пузырей для посетителей помладше, и химическое шоу, где что-то дымит, что-то изменяет цвет… Такие вещи всегда интересны.

Ещё одно направление, которое мы прорабатываем – это лекции. На лекциях тоже будут элементы шоу – профессиональный свет, звук, специальный реквизит. Похоже, что очень интересный материал получится по сверхчистым веществам. Ведь то, что мы видим вокруг себя – это в основном смеси, сплавы, растворы. В природе в чистом виде, кроме углерода, встречается, кажется, только самородковая сера. Как выглядят элементы таблицы Менделеева в чистом виде и какие у них свойства – никто практически и не видел, а мы это покажем!

 

– Кто разрабатывает все эти шоу? Здесь ведь нужны достаточно глубокие научные знания...

 

Мы все по образованию не физики и, как оказалось, школьный курс немного подзабыли… Поэтому привлекаем профессионалов. Причём некоторые приходят просто с улицы, услышав, что создаётся интерактивный научный музей. В большинстве случаев это студенты, но, например, с темой сверхчистых веществ на нас вышла сотрудница научно-исследовательского института. Мы открыты для общения и сотрудничества.

 

– А как вы продвигаете свой проект в массы? Музей, популяризирующий науку, сначала, наверное, сам нуждается в популяризации?

 

До этого никто из нас не занимался выставочной деятельностью, поэтому маркетинг, как и производство, придумывается сходу, можно сказать, «на коленках». И в целом «музей занимательных наук», как формат бизнеса – явление молодое.

В начале сентября на Нижегородской ярмарке проходил бизнес-саммит. Мы три дня стояли с презентацией – сделали скромный стенд, выставили всего 6 экспонатов. Это был очень ценный опыт. И в плане информационного сопровождения экспонатов, и в плане продвижения самого музея. Наш стенд пользовался огромной популярностью, уже на второй день к нам начали подходить люди, которым про нас рассказали их знакомые. Сработало сарафанное радио.  Но, к сожалению, выяснилось, что не очень многие представляют себе, что такое интерактивный музей занимательных наук, как это выглядит, что от него может ожидать посетитель. Мы столкнулись с этим ещё на этапе поиска помещения, поэтому даже стали представлять себя владельцам недвижимости как семейный развлекательный центр научной направленности. Потребуется некоторое время и усилия, чтобы потребитель привык к нашему формату. А чтобы это произошло быстрее, мы готовы к различным программам и мероприятиям по продвижению музея. Допустим, мы можем предоставлять свой лекторий для проведения выездных уроков или лекций.  Можно организовать награждение призёров научных олимпиад. Получение награды по физике в таком музее будет дополнительным бонусом детям и их родителям. И так далее – мы рассматриваем самые разнообразные форматы сотрудничества в целях популяризации и музея, и науки в целом.

 

– После открытия музея что будет свидетельством того, что задумка удалась?

 

Естественно, это большой поток посетителей, а особенно «знакомых лиц» – тех, кто приходит в музей не первый раз. Это будет признанием того, что здесь интересно.

 

– А каковы планы на будущее?

 

Мы прекрасно понимаем, что жизнь не стоит на месте и меняться придётся постоянно. Основное правило достаточно жестокое – меняйся или умри. К счастью, тем и направлений, которые можно разработать, очень много. Интересны направления по визуализации нейрофизиологии, по ботанике, по бионике. Просто сумасшедшее пространство возможностей даёт космонавтика, астрофизика. Но как и куда меняться – вопрос уже прагматичный. Нужно понимать: кроме того, что какая-то тема интересна нам, она должна быть интересна достаточному количеству посетителей. Наш проект всё-таки коммерческий, и он должен кормить себя сам. Только в этом случае мы сможем делать какие-то следующие шаги в своём развитии.

 

Фото из архива музея «Кварки», Татьяны Петуховой.