Ловушка биохакинга
Текст: Алексей Кириллов | 2020-02-27 | Фото на заглавной странице: © Andy Beales / unsplash | 2283
Биохакинг всё чаще фигурирует в списке популярных трендов, которые могут кардинально изменить наше общество. Между тем, отношение к нему в среде профессиональных врачей очень неоднозначно. Почему это именно так, мы поговорили с кандидатом медицинских наук, кардиологом Ярославом Ашихминым.

— Что такое биохакинг, и как к нему относится традиционная медицина?

В понятие «биохакинг» разные люди вкладывают немного разные смыслы. В самом общем понимании это — модификация здорового человеческого организма, направленная на улучшение его функций (лучше видеть, быстрее бегать, дольше жить и т.д.). От этого определения я и буду отталкиваться. Модификация организма может подразумевать под собой различные ментальные аспекты и психические преобразования, изменение микрофлоры и улучшение физических характеристик, в том числе за счёт применения протезов, чипов и всевозможных технических  инструментов (это, собственно, первое, что всем приходит на ум при упоминании слова «биохакинг» — люди-киборги и тому подобное).

Самое яркое проявления биохакинга, по моему мнению, — это допинг в спорте. Настоящие врачи стараются с этим не связываться — медицина всю свою историю занималась тем, что с её точки зрения было наиболее важным — лечением болезней, и пока в этом не было существенного прогресса, переходить к улучшению того, что есть у здорового человека, многие серьёзные доктора, двигатели прогресса, считали преждевременным.

Другое дело, что невдалеке всегда держались шаманы, знахари — люди, пытавшиеся помочь другим обрести какие-то особые состояния сознания или тела. Но сегодня мы ощущаем очень сильное давление общества, направленное на дальнейшие улучшения уже достигнутого уровня здоровья и благополучия.

Мы все понимаем, что в течение последних 30 лет в медицине произошёл огромный прорыв, и в уровне нашего здоровья наблюдается значительный прогресс. Врачи получают в свои руки методы, которые не только могут помочь больным людям, но и потенциально способны улучшить нормальные, «здоровые» функции. Кроме того, доступ к медицинским технологиям значительно упростился. И если раньше, в течение тысячелетней истории врачи имели достаточно мощную, я бы сказал, монополию на медицинские знания и технологии, то теперь даже человеку без медицинского образования ничего не стоит прочитать в Интернете протокол применения лекарства, которое улучшает какие-то показатели, назначить его своим друзьям-товарищам и даже получить какой-то позитивный эффект (это вполне возможно в краткосрочном периоде, хотя в долгосрочном прогноз ухудшается), сказав: «Смотрите, мне удалось такое сделать». Поэтому хотя биохакинг и не является направлением медицины или объектом её прямого интереса, врачи очень постепенно начинают смотреть в его сторону, чтобы каким-то образом поучаствовать в этом процессе, понимая, что если они этого не сделают, то этим, опять-таки займутся шаманы. Именно по этой причине я, будучи традиционным врачом, практикующим доказательную медицину, тоже говорю о биохакинге.


© Danny Nicholson / flickr

Одно из распространённых проявлений биохакинга в наше время — допинг в спорте высших достижений.

— Если говорить о том, что биохакинг — это модификация здорового организма, то определились ли учёные с тем, что вообще такое здоровый организм? Как отделить улучшения организма от его приведения к естественному здоровому состоянию? К примеру, продолжительность жизни в прошлом веке была ниже, чем сейчас. Как понять, что это было достигнуто не за счёт использования препаратов, связываемых с биохакингом?

Помимо биохакинга есть и обычная профилактическая медицина. Для многих людей действительно очень трудно понять, где находится эта грань — между методологией профилактики и улучшением того, что есть. Но повышение продолжительности жизни и снижение распространённости неинфекционных заболеваний произошли в первую очередь из-за изменения парадигмы питания, повышения физической активности и открытия лекарств, которые предотвращают болезни — антигипертензивных препаратов, которые снижают давление; препаратов, которые предотвращают инфаркты, и так далее. Технологии поддержания здоровья являются крайне важными, и людям это надо понимать.

Я не считаю биохакингом стандартные методы, которые являются методами профилактики и поддержания здоровья, для меня биохакинг — это то, что идёт дополнительно к тому, что уже есть, с помощью новых технологий, например, когда ты изменяешь свою флору на искусственно созданную, генномодифицированную. Понимаете разницу? В целях профилактики нужно поддерживать здоровую флору организма путём приёма дополнительного количества клетчатки, правильного питания, но если говорить о биохакинге, то здесь следует начать применять генномодифицированные бактерии и получить дополнительную функцию, которой не было раньше. Именно в этом, как мне представляется, суть биохакинга. Наверное, где-то эти два понятия пересекаются, но различия вcё равно есть. Ещё я бы отметил, что с точки зрения медицины существует большой зазор между стандартными технологиями, применяемыми врачами — обычно они очень мягкие, аккуратные и физиологичные, — и тем, что хотят делать биохакеры в целом в плане степени воздействия на организм и степени риска, которая в случае биохакинга крайне высока.


©agilemktg1 / flickr

Профессиональные медики относятся к биохакингу весьма настороженно, предпочитая заниматься профилактикой и лечением болезней.

— Если не принимать во внимание сферу спорта, то в каких ещё областях развивается биохакинг? И что это за люди — биохакеры?

Я знаю примеры того, что делают некоторые люди, пытаясь усовершенствовать свой организм, но рассказывать о них ни в коем случае не буду, потому что кто-то может захотеть это повторить. Ну а вопрос «кто такие биохакеры» — очень правильный, потому что в большинстве случаев это люди, имеющие психосоматические расстройства или психологические проблемы той или иной степени выраженности, фанатики или малообразованные, которые имеют совершенно неправильные представления об организме, не понимают сути медицины. Они не могут разделить здоровье и болезнь, не знают разницы между профилактикой и ранней диагностикой.

И эти люди почему-то решают, что они могут как-то поменять свой организм. Частично их оправдывает то, что это их собственный организм, и с ним они вроде бы могут делать всё, что угодно. Но сейчас они популяризируют все свои действия, а их вектор направлен далеко не в сторону адекватности. И это представляет опасность. Эти люди не учитывают долгосрочные последствия и применяют биомаркерный подход (то есть ориентируются на показатели биохимии крови), который крайне несовершенен, потому что практически все биомаркеры обладают недостаточной (даже при болезни) чувствительностью и специфичностью. Они смотрят на биохимический анализ крови и не видят или не учитывают того, что его изменения крайне редко транслируются в реальные клинические исходы. Глядя на изменение биомаркеров (например, повышение фолиевой кислоты и микроэлементов, снижение холестерина и гомоцистеина), они будут думать, что у них всё хорошо, в то время как их печень начнёт разрушаться из-за принимаемых ими препаратов. При этом такие люди ещё и с удовольствием рассказывают, что они делают, советуют другим попробовать все эти чудесные вещи, в особенности всяческие БАДы.


© Volodymyr Hryshchenko / unsplash

Пытаясь управлять биохимией своего организма в ручном режиме, биохакеры зачастую обвешиваются всевозможными датчиками и постоянно отслеживают свои анализы. Однако используемый ими биомаркерный подход крайне несовершенен, потому что практически все биомаркеры обладают недостаточной чувствительностью и специфичностью. Даже квалифицированный врач с огромным трудом может трактовать изменения биохимических анализов у здорового человека.

— Но ведь кто-то из серьёзных учёных тоже наверняка занимается вопросами биохакинга как минимум в области генетических модификаций?

Среди серьёзных учёных, пожалуй, можно отметить тех, кто занимается вопросами старения, но даже здесь сама научная концепция профилактики старения разделяется не всеми. Основные же силы направлены на профилактику конкретных заболеваний — рака, осложнений атеросклероза и тому подобного, и я думаю, что здесь наши пути вообще не исчерпаны, и сделать ещё можно многое.

Что касается генетики, то тут учёные занимаются, например, изучением технологий, позволяющих сделать так, чтобы потомство пары, в которой у одного или даже у обоих родителей имеются патогенные мутации, было их лишено. Но к биохакингу это отношения не имеет. Это продвинутая наука, освобождение от болезни.

Следующий по сложности случай — когда мы хотим получить человека, устойчивого к каким-то инфекциям, например, к ВИЧ. И вот здесь уже достаточно сложно сказать — биохакинг это или пока ещё нет. На этот счёт имеются разные мнения. Но есть и следующий шаг — создание человека, который в чём-то превосходит других. Вопрос о подобной генетической модификации эмбрионов, конечно, время от времени поднимается, но сегодня этические риски перевешивают ту пользу, которую это может принести, поскольку человечество сразу же разделится на две большие условные сверх-расы: тех, кого модифицировали, и тех, кого нет. И сразу возникает вопрос — а что делать со вторыми — теми, кто не модифицирован? Поэтому несмотря на возможные для цивилизации плюсы и имеющийся исследовательский интерес, в нашей парадигме это является неэтичным, и все подобные эксперименты просто запрещены. Лично мне, как учёному, намного более интересно заниматься болезнями. В мире у 35-40% взрослых людей повышается давление, но про то, почему это происходит, мы знаем существенно меньше, чем, например, про рак. И я вижу, что если мы создадим лекарство, которое действует на воспаление, играющее важную роль на начальных стадиях гипертонии, то сможем избавить сотни миллионов, а то и миллиард людей от артериальной гипертензии. Это меня действительно захватывает — атеросклероз, профилактика рака — вот что интересно и вот где ещё могут быть сделаны существенные подвижки. А вставить кому-то какой-то чип — мне и многим другим врачам кажется просто игрушкой. Сегодня люди не везде получают даже элементарное лечение от малярии, им не хватает воды, пищи. Вот те проблемы, которые надо решать в первую очередь.

— Но есть ли на ваш взгляд какие-то области, где биохакинг с точки зрения современной медицины может быть оправданным? Например, в космонавтике, где людям подолгу приходится находиться в таких условиях, которые по умолчанию несвойственны для нашего организма (невесомость, повышенная радиация, длительное одиночество и тому подобное)?

Теоретически космонавтика могла бы быть небольшой отдушиной в этом вопросе: высокая идея покорения космоса и других планет могла бы сыграть на руку биохакерам, и вполне нормальным можно было бы посчитать, что люди, которые отправляются на Марс (а сегодня речь идёт о путешествии в один конец), должны стать более устойчивыми и иметь какие-то дополнительные преимущества. Но в действительности все эти вещи сразу же захотят использовать военные со всеми вытекающими отсюда последствиями.

— А приходят ли к вам такие пациенты, которые хотят подвергнуть себя биохакингу (допустим, чтобы стать более стрессоустойчивыми на работе)? И что вы с ними делаете?

Да, приходят. Но я не занимаюсь биохакингом — я занимаюсь поддержанием здоровья. Ко мне нередко обращаются бизнесмены, которые хотят чувствовать себя хорошо постоянно, проводить многодневные переговоры, работать ночью. И в подавляющем большинстве случаев мне удается справиться, используя доказательную медицину. К биохакингу можно переходить только в том случае, если человек закрыл все вопросы с имеющимися у него заболеваниями и факторами риска в отношении его здоровья с помощью стандартных методов, а затем прошёл профилактическое скрининговое обследование.

И по факту выясняется, что приходящие с запросом на улучшения люди, в действительности имеют какие-то заболевания, и до необходимости что-то улучшать дело вообще не доходит — мы просто исправляем отклонения: лечим гипертензию, нарушения сна, депрессии, биполярные аффективные расстройства, пограничные расстройства личности, тревожность, сонное апноэ и ожирение. Человек начинает контролировать давление, избавляется от тревожности, доказательная когнитивно-поведенческая психотерапия позволяет ему избавиться от психологических проблем, доказательная диалектическая бихевиоральная терапия делает его эффективным в обществе. Наконец, он исправляет проблемы со сном, начинает тренировки под контролем эргоспирометрии, и его жизненные силы кардинально увеличиваются. И вот он уже сам говорит, что теперь у него всё в порядке, и никакой биохакинг ему не нужен. То есть обычная медицина безо всякого биохакинга может решить львиную долю возникших проблем.

Если же все моменты со здоровьем решены, но человек всё равно хочет улучшений, то возникает вопрос — зачем ему это надо? Ты объясняешь ему, что какие-то изменения принципиально возможны, но они, вероятно, будут сопряжены с повышением риска для жизни, с риском серьёзных осложнений, о которых не пишут в модных журналах. Например, рассказываешь про то, что имплантация в тело человека каких-то устройств может повышать риск развития рака. То есть реальность намного менее приятна, чем она кажется. Да, есть военные лётчики, которые испытывают сверхперегрузки, и для которых повышение уровня их способностей может быть вопросом выживания; есть условный Илон Маск, который, работает по 18 часов в сутки, запускает ракеты, делает Теслы, и которому, возможно, хотелось бы стать ещё более работоспособным. Но что такого делаешь лично ты? Спектр твоих задачи и перегрузок сравним с теми, что испытывает Илон Маск или два пилота стратегического бомбардировщика Northrop B-2 Spirit, способного находиться в полёте больше двух суток? Может быть тебе лучше заняться обычной диалектической бихевиориальной терапией, фитнесом, почитать книги по искусству, поездить по музеям, выучить иностранный язык — и тебе хватит? Нормальные, психически здоровые люди быстро понимают, что масса методов биохакинга — просто баловство, а иные, более эффективные, могут представлять риски для жизни, да ещё и проблемы с законом. Поэтому занимайтесь спортом, вносите изменения в рацион питания, занимайтесь психическим и психологическим развитием, йогой, mindfulness, совершенствуйтесь в плане искусства и духовной жизни — всё это и так прекрасно работает.

— Проблема в том, что кому-то хочется без усилий и сразу: выпил препарат, и это заменило тебе год тренировок в спортзале.

Да, но чем волшебнее таблетка, тем больше рисков она несёт и тем меньше людей, которые могут её правильно дозировать и избегать проблем со здоровьем.


© phillip belena / unsplash

С некоторыми из вещей, о которых любят говорить биохакеры – что нужно бегать 30 минут в день, что высокоинтенсивные тренировки могут быть показаны даже пациентам с тяжелыми болезнями, что функциональное питание полезно – медики соглашаются. Но в реальности всё это содержится в стандартных клинических рекомендациях и прямого отношения к биохакингу не имеет.

— Если после проведения диагностики, необходимого лечения и беседы с пациентом выясняется, что человек по-прежнему хочет себя усовершенствовать, причём сделать это не самостоятельно, а под строгим медицинским надзором, то могут ли медики ему чем-то помочь?

Если речь идёт об идеальной ситуации, когда человек всё привёл в норму, великолепно себя чувствует, оптимально питается, не употребляет алкоголь, имеет прекрасно работающее тело, даёт себе правильные физические нагрузки, и всё ещё хочет большего, имеет серьёзный запрос на повышение эффективности функционирования своего организма, то в Европе и Америке есть центры, имеющие некоторые возможности, которых нет у нас, но которые разрешены там — в том числе в рамках клинических исследований. Есть ли такие технологии, которые могут помочь этим людям? Да, есть. Можем ли мы применять их в России? Нет, потому что у нас есть проблемы с культурой, риск злоупотребления и вытекающие отсюда суровые законодательные ограничения. Есть ли в мире такие люди, которые могут их применять более-менее этично и эффективно? Да, есть, но их единицы. А что такое «неэтично», спросите вы. Это давать людям вещества, вызывающие зависимость. Или накачивать десятикратными или даже стократными дозами десятков гормонов.


©Nicolas Lobos / unsplash

Одной из немногих областей, где применение технологий биохакинга может быть оправдано, является освоение космоса, поскольку здесь человек сталкивается с жёсткими и несвойственными для себя условиями обитания.

Прецеденты «рационального использования биохакинга» крайне редки. И я скажу больше: очень многие из тех, кто всё-таки решается подобным образом усовершенствовать свой организм, принимая какие-то лекарства или используя соответствующие технологии, в конце концов от них отказываются, потому что находят, я бы сказал, свой «особый духовный путь». Испытав всё на себе, они понимают, что естественное состояние человека им нравится больше, и отказываются от этих «улучшений». В результате такие люди просто больше времени посвящают своей семье, распорядку жизни, медитации, чтению философской литературы и при этом они очень успешны.


Подписаться на новыe материалы можно здесь:  Фейсбук   ВКонтакте


закрыть

Подписывайтесь на нас в Facebook и Вконтакте