Перелётные дома
Текст: Людмила Смеркович | 2014-08-21 | 14645
Дом издавна является одним из символов незыблемости и надёжности. «Мой дом – моя крепость», говорят англичане. А ещё любой дом – это результат труда многих людей: архитекторов, инженеров, строителей. Для возведения здания приходится искать сложные проектные решения, учитывать особенности рельефа и почвы, находить необходимые материалы и новые способы строительства. Но проходит время – границы городов изменяются, транспортные артерии требуют расширения, а старые дома попадают под снос, даже если они находятся в отличном состоянии и могли бы простоять ещё не одну сотню лет. К счастью, оказывается, что мешающий развитию города дом можно не только снести, но и передвинуть. Сегодня мы окунёмся в историю становления сложнейшей ветви инженерной индустрии, связанной с перемещением огромных многотонных зданий. Даже сейчас проекты из этой области поражают наше воображение, хотя многие из них были реализованы ещё в 40-е годы прошлого века.


Способы перемещения каменных глыб с большой массой известны ещё с древнейших времён. Об этом говорят мегалитические памятники, например, британский Стоунхендж, храмы майя в Америке, статуи острова Пасхи. При постройке древнеегипетских пирамид с помощью деревянных катков, полозьев и большого количества рабов передвигали даже огромные статуи, не говоря уже о каменных блоках. Но одно дело – цельная глыба камня, и совсем другое – дом, построенный из плит или кирпичей. Он имеет своё собственное сложное устройство, изрезан дверными и оконными проёмами, он строится с привязкой к месту, на котором расположен, врастает в землю корнями фундамента, опутан связями инфраструктуры. В конце концов, он совершенно не предназначен для того, чтобы его переставляли. Но время от времени возникает необходимость в передвижке домов, если по каким-то причинам ломать их нельзя – например, они представляют собой историческую или архитектурную ценность и сносить их было бы варварством. Кроме того, это может быть ещё и экономически невыгодно – в ряде случаев передвинуть дом дешевле, чем снести его и построить новый.

С колокольным звоном

Первое вошедшее в историю перемещение здания произошло ещё в XV веке. Речь идёт о колокольне Санта Мария Маджоре в городе Болонье, передвинутой в 1455 году архитектором Ридольфо Аристотелем Фиораванти – он, кстати, некоторое время спус­тя переехал по приглашению Ивана III в Россию и выстроил знаменитый Успенский собор в Кремле. А в Болонье задача состояла в том, чтобы освободить место для постройки нового здания, но при этом сохранить колокольню – крепкое и красивое сооружение, простоявшее уже полтора века. Инженер предложил властям смелое решение – на полозьях сдвинуть колокольню более чем на 10 метров при помощи системы блоков и воротов. Отцы города на эту авантюру согласились, и Фиораванти осуществил своё рискованное предприятие, прославившись этим на всю Италию. Городской совет Болоньи присвоил ему звание старшины ложи каменщиков и назначил пожизненное обеспечение.

Масса колокольни составляла более 1000 тонн, передвижка заняла несколько дней. Больше всего времени заняли подготовительные работы по сооружению деревянных платформ, вкопанных в землю осей и обнесение башни клеткой из толстых брусьев – чтобы в стенах не образовались трещины при перемещении. Впоследствии Фиораванти занимался не только строительством и инженерными работами в войсках (особенно востребованными в то время), но и выпрямлением накренившихся башен, в чём ему очень пригодился опыт передвижки здания. Один из таких проектов был реализован им в Венеции – башня при церкви св. Ангела, но дело кончилось обрушением, и репутация инженера серьёзно пострадала. Он был вынужден оставить идею передвинуть ещё одну башню во Флоренции, затем был обвинен в изготовлении фальшивых денег и лишён всех своих привилегий, хотя обвинение и было ложным. В итоге зодчий принял приглашение поехать в Россию, покинул Италию навсегда и умер на чужбине.

Следующий известный случай передвижки дома относится уже к ХIХ веку, и случился он в России, в небольшом городке Моршанске Тамбовской губернии. В чём-то эта история легендарна и за её подробности мы ручаться не можем, но по крайней мере один внушающий доверие документ сохранился – донесение моршанского городничего тамбовскому губернатору Петру Андреевичу Нилову. В числе прочего городничий сообщал следующее: «25 марта 1812 года совершена необычная в мире подвижка Покровской церкви. Крестьянин деревни Кольцово Рязанского уезда, крепостной помещицы Засецкой, передвинул церковь на новое место. За это уплачено церковным старостой 250 рублей. Церковь, наполненная молящимися, оглашаемая пением и колокольным звоном, была сдвинута с прежнего своего места на 42 аршина (примерно 30 м – прим. ред.) и во время этого движения только крест на верху церкви слегка колебался».

Тамбовские предания гласят, что крепостной плотник Дмитрий Петров, пришедший в Моршанск со своей артелью на заработки, сперва починил кому-то сарай и во время ремонта услышал о городской беде – решили строить новую каменную церковь, но старую, деревянную, сносить сил нет, жалко. Тут-то умелец и предложил церковному старосте свои услуги по передвижке здания. Ему не сразу поверили и предложили для начала сдвинуть питейную лавку, неудачно стоявшую на задворках, но Петров с этим блестяще справился. Только после этого ему доверили передвижку храма божьего, причём решили делать это без огласки, во время богослужения на Всенощную, когда большинство народу собралось в самой церкви.

Мастера заранее приготовили деревянные катки, рычаги и верёвки, саму церковь стянули по углам большими железными скобами и болтами, оплели канатами, чтобы не рассыпалась при движении. Затем подвели под фундамент брёвна, соорудили земляную насыпь и приподняли церковь. Под ней сделали деревянный настил и по деревянным каткам переместили церковь на нужное расстояние. Перемещение провели так тонко и аккуратно, что молящиеся внутри храма прихожане ничего не заметили. На рассвете выходящие со Всенощной люди с удивлением смотрели на непривычное место, где чудесным образом оказалась их церковь.

Переселение жилья

В середине ХIХ века передвижка зданий стала бурно развиваться в Соединённых Штатах. Причиной тому были и увеличение цен на земельные участки в городах, и резкое изменение инфраструктуры при массовом строительстве железных дорог. Американцы дотошно довели необычное строительное ремесло передвижки до технологии и стали переносить дома в производственном режиме. Это были в основном небольшие здания, весом в пределах двух сотен тонн, и по большей части жилые, а не культовые – «прошла пора соборов кафедральных», и в век пара вопросы собственности и экономической целесообразности стали в Америке наиболее актуальны.

Наиболее популярные истории той поры касаются перемещения недвижимости на довольно значительные расстояния. Так, в штате Делавэр можно было наблюдать фантасмагорическое зрелище, когда по реке плыл целый посёлок. Это восемь трёхэтажных домов для офицеров местного форта подвезли к реке, закатили на баржи, с приливом отплыли и выгрузили их на расстоянии четырёх с половиной миль от старого места. А в штате Джорджия жители небольшого городка Мак-Дону были крайне огорчены, узнав, что железную дорогу прокладывают в миле от их жилищ и начали добиваться изменения постройки железнодорожного полотна в свою пользу. Они готовы были заплатить за это тридцать тысяч долларов. Проект ради них, разумеется, никто менять не стал, но строитель дороги майор Мак-Кракен предложил компромисс – за ту же сумму перенести все дома города к строящейся железной дороге. Горожане согласились, и весь городок переехал поближе к цивилизации.


Передвижка здания немецкой шоколадной фабрики «Гильдебранд» с помощью паровой тяги. Германская карточка 1900 года.

В 1870 году в Нью-Йорке была зарегистрирована фирма, которая специализировалась на передвижке домов, и эта технология окончательно закрепилась за Соединёнными Штатами. Поэтому когда в Москве в 1898 году понадобилось передвинуть только что построенное двухэтажное жилое здание на Каланчевской улице, мешавшее расширению подъездных путей Николаевской железной дороги, обратились не к отечественному опыту (скорее всего, попросту забытому), а к американскому. Проект передвижки разработал железнодорожный инженер И.М. Федорович, он же руководил всеми работами. Жильцы были выселены, дом плотно стянули тремя стальными поясами, под дом подвели раму из металлических балок и срезали с фундамента. Федорович не смог найти для катков твёрдую древесину бука или граба, использовавшуюся в Америке, и применил стальные кованые вагонные оси, которых на станции было в избытке.

Журнал «Нива» за 1898 год опубликовал интервью с Федоровичем, в котором он так описывал ещё не завершённый на тот момент проект: «Здание связано в трёх местах поперёк стен железными связями; в окнах и дверях вставлены распорки. Для уменьшения тяжести здания штукатурка отбита, сняты все перегородки, двери и пол также вынуты. Внизу над фундаментом во всех стенах здания пробиты отверстия, в которые вставлены рельсы, связанные между собою соединениями и образующие неподвижную раму. Под раму подложены будут катки, и при помощи домкратов и воротов здание будет передвигаться далее по площади, сложенной из рельс, на протяжении 20 сажен. Серьёзным препятствием при переноске является находящийся на пути ров. Ров этот пришлось засыпать, на что потребовалось немало усилий, так как необходимо было привести засыпанную площадь в такое состояние, чтобы она не могла податься под давлением тяжести дома, достигающей 100 тысяч пудов. Работают по перемещению дома около 100 человек и 60 лошадей. Ассигновано на эту передвижку 4 тысячи рублей».

Московские газеты также много внимания уделяли предстоящей передвижке, печатали суждения специалистов, в основном скептические, предвещавшие дому разрушение, рабочим – погибель, а Федоровичу – позор. Однако перемещение здания прошло успешно – дом столкнули с места домкратами, а затем тянули лебёдками по криволинейному пути. Единственная заминка случилась, когда раздался скрежет и напуганные рабочие кинулись врассыпную – оказалось, что под каток попал гвоздь. Других происшествий не случилось, и вскоре Федорович сделал в Императорском Русском техническом обществе подробнейший доклад, показав через волшебный фонарь – тогдашний проекционный аппарат – все этапы работ.

Американцы тем временем дома переносили уже десятками и даже сотнями. В Бостоне при расширении улицы отодвинули на несколько метров здание гостиницы весом 2000 т. В Нью-Йорке по намыленным балкам были передвинуты восемь трёх- и четырёхэтажных домов, в Бруклине передвинули целый квартал таких же домов из кирпича. Двигались дома большие и маленькие, поодиночке и группами, их передвигали уже не только по прямому направлению, но и под углом, дома начали поворачивать, разрезать на части, поднимать и опускать. Мрачное четырёхэтажное здание морга в Питтсбурге, сложенное из гранитных блоков и напоминающее средневековый замок, переместили последовательно в двух направлениях и опустили на 4,6 метра. Телефонная станция в Индианаполисе – кирпичное здание со стальным каркасом – переехала на 16 метров с поворотом. При этом все эти здания, как правило, функционировали без перерыва: жители и постояльцы не выселялись, станция соединяла абонентов, а анатомы не прекращали свой скорбный труд. Не обходилось и без неудач – в начале ХХ века во время передвижки рухнула гостиница «Цум Хирш» в австрийском городке Нагольд, под обломками погибли 53 человека.

Советские чудеса

Отдельной эпохой в истории переноса зданий, без сомнения, является советская эра индустриализации. Стремительно развивалась промышленность, выстраивалась новая сеть дорог, менялось лицо городов. «Догнать и перегнать Запад» было не просто делом чести, а ещё и насущной необходимостью – помимо политической и идеологической составляющей была в этом и искренняя, настоящая пассионарность – вся страна пребывала в непрерывном рывке из нищеты и бескультурья в светлое будущее. Передовой социалистический строй нуждался в весомых и предъявимых доказательствах своего превосходства над капитализмом, амбиции Советской России требовали, чтобы в стране, а особенно в столице, было всё самое лучшее, непревзойдённое, уникальное.


Здание Моссовета (сегодня это здание Московской мэрии) передвинули вглубь квартала на 13 метров за 41 минуту, тем самым установив мировой рекорд скорости. 

В 1934 году был принят план реконструкции столицы, предполагавший расширение улицы Горького – «дороги героев и демонстраций», постройку аллеи Ленина и многие другие изменения. Со многими зданиями, особенно с церквями, если они мешали новой застройке или не вписывались в новую транспортную сеть, не особо церемонились – в ход шёл динамит. Но в то же самое время происходило множество по-настоящему уникальных работ, за которые советские люди испытывали заслуженную гордость. Первым крупным проектом перемещения здания стала передвижка дома на углу улицы Осипенко, мешавшего перестройке подъездных путей к новому Краснохолмскому мосту. Пятиэтажное Г-образное здание разделили отбойными молотками сверху донизу на две половины, одну из них сдвинули по криволинейным рельсам вглубь квартала, повернув при этом на 30°. Толкали его 27 электродомкратов, причём для того, чтобы здание вращалось вокруг вертикальной оси, у всех домкратов на штоках был разный шаг резьбы. Успех был полный, вся Москва знала про это событие, газеты ликовали и обсуждали преимущества советской инженерии по сравнению с буржуйской, а в детские книжки прочно вошло стихотворение Агнии Барто про мальчика Сёму:

Сёма долго не был дома –

Отдыхал в Артеке Сёма,

А потом он сел в вагон,

И в Москву вернулся он.

Вот знакомый поворот –

Но ни дома, ни ворот!

И стоит в испуге Сёма

И глаза руками трёт.

Дом стоял

На этом месте!

Он пропал

С жильцами вместе!


Передвижка дома № 24 по улице Горького в Москве (бывшее Саввинское подворье) стала самой «тяжёлой». Вес здания составлял 23 тысячи тонн, тогда как все предыдущие дома были в несколько раз легче – самым тяжёлым зданием, перенесённым до этого, была 8-этажная телефонная станция в Индианаполисе, массой «всего» в 11 тысяч тонн. 

Следующим шагом реконструкции Москвы явилось расширение улицы Горького с 20 до 40 метров. Началось масштабное переселение домов с бывшего Саввинского подворья, скрытого сегодня огромным домом № 6 по Тверской. Построенное в начале века по проекту архитектора И.С. Кузнецова, четырёхэтажное здание подворья напоминало в плане лежащую прямоугольную восьмёрку. Два внутренних двора и соединяющие их арки превращали здание в комплекс отдельных строений. Дом тянули две пятнадцатитонные лебёдки, тросы которых проходили через 20 блоков, закреплённых в земле, и 19 – прикреплённых к зданию. Масса здания составляла 23 тысячи тонн, и это был рекордный вес для перемещений и у нас, и за рубежом. Полтысячи жильцов не выселялись и пользовались во время переезда всеми коммунальными удобствами. Трубопроводы и кабели были дополнены гибкими вставками, подключёнными к наружным коммуникациям. Всё путешествие длилось три дня, а скорость передвижения была 6-10 метров в час.


Дом № 5 весом 7500 тонн по улице Серафимовича в Москве, увековеченный в стихотворении А.Барто «Дом переехал», передвинули на 74 метра, а на его месте возвели эстакаду нового Каменного моста. Особенность переноса заключалась в необходимости подъёма здания на новый фундамент высотой в 2 метра. Удивительно, но жильцы даже не почувствовали своего переезда, хотя оставались в доме.

Всего за предвоенные годы в Москве переехали 23 каменных дома, большей частью на улице Горького. Передвижка каждого дома имела свои особенности. Сложной оказалась задача перемещения глазной больницы в переулок Садовских. Когда-то она стояла на углу и фасад её выходил на Тверскую. Здание, напоминающее в плане букву «Ш», было повёрнуто на 90° и затем передвинуто по переулку. Здание Моссовета передвигали вместе с подвалом, для этого со двора был вырыт котлован и пути уложены на четырёхметровой глубине. Над котлованом было устроено временное перекрытие, по которому можно было беспрепятственно подъезжать к самим дверям Моссовета. Здание одновременно тянули на себе лебёдки и толкали домкраты. Через 41 минуту оно переместилось на 13 метров и встало на новый фундамент. Это был очередной рекорд, «утирающий нос» Америке на этот раз по времени перемещения, но он не обошёлся без последствий – в стенах и перекрытиях возникли деформации, появились трещины. Позже, при надстройке и реконструкции, в здание пришлось встраивать 24 металлические колонны. Сегодня в этом здании размещается мэрия Москвы, и оно продолжает исправно выполнять свои функции, формируя облик Тверской площади.

Новые кочевники

Передвижка зданий продолжалась в нашей стране даже в «застойные годы» – так, в 1983 году было реконструировано старое здание МХАТа – здание разрезали, одну часть отодвинули и в образовавшемся промежутке построили новые стены и перекрытия, расширив таким образом зрительный зал. Пространство между раздвинутыми частями здания было недостаточно для проведения монтажных работ, поэтому пришлось сначала отодвинуть кусок театра на 24,7 м, а затем вернуть назад, на 11,9 м. Эта передвижка была последней в СССР, а затем наступила перестройка и последующие за ней события, когда стало как-то не до перемещения домов.

В настоящее время передвижки активно производят за рубежом. Западные фирмы оказывают услуги по релокации (так это принято теперь называть) и на территории бывшей Страны Советов. Для нас технологии передвижки уже неподъёмны, утеряны, специалистов, кто бы взялся за проект, не находится. Совсем недавно нидерландской фирмой Bresser Eurasia BV было перемещено историческое здание в Баку. Это трёхэтажный жилой дом постройки 1908 года, принадлежавший некогда братьям Гаджинским, государственным деятелям, просветителям и меценатам дореволюционного Азербайджана. В течение пяти дней здание благополучно переехало на 10,6 метра, оно весило около 18 тысяч тонн. Даже по меркам советских подвигов 30-х это солидный вес, а для нидерландских «передвижников» это был свой собственный рекорд, хотя Bresser Eurasia BV на рынке перемещений зданий в Западной Европе уже тридцать лет, и на счету этой компании уже порядка 35 передвинутых домов.


Сегодня перемещают и исторические здания. Как правило, такие мероприятия связывают с сохранением культурно-исторического наследия для будущих поколений. На фото: перемещение исторического здания в Шанхае, построенного в 1920 году.

Или другой недавний пример. В Швейцарии, в пригороде Женевы Шен-Бур в этом году передвинули старый железнодорожный вокзал, чтобы на его месте построить современный, подземный. К архитектурной операции готовились четыре месяца. 17 июля строители-специалисты смонтировали специальную гидравлическую платформу и рельсы, на которых и перевезли здание массой 710 тонн. Двигалось оно со средней скоростью 6 км/час и в результате переехало на 40 метров. На реализацию проекта по перемещению ушло 1,6 млн. долларов. А год назад в другом швейцарском городе Цюрихе переехало на 60 метров здание фабрики «Эрликон» весом в 6200 тонн. Этот проект был более дорогим – его бюджет составил 12,6 млн. долларов.


В 2012 году в Цюрихе переместили здание фабрики постройки 1889 года, препятствующей развитию транспортного узла. Здание массой 6200 тонн и длиной 80 метров передвинули на 60 метров. Рассчитывают, что здание простоит ещё как минимум 100 лет. 

Бизнес по передвижке домов является сегодня стабильной и востребованной деятельностью. На канале «Дискавери» даже есть постоянная передача, посвященная перемещению строений – правда, в основном небольших, класса коттеджей. В ряде случаев это самый дешёвый вариант, если владельцы недвижимости вынуждены освобождать место, на котором уже стоит дом – закладка нового фундамента гораздо дешевле постройки целого здания, а сама процедура передвижки не слишком изменилась с позапрошлого века и по сравнению с другими строительными работами относительно недорога. В нашей стране также существуют фирмы, предлагающие услуги по перемещению дачных домиков, гаражей и других подобных построек – понятно, что масштабы, к сожалению, уже совсем не те, что раньше. 


Мобильность охватывает всё новые сферы человеческой жизни, и при смене места проживания за человеком всё чаще начинает путешествовать и его дом. По этой причине бизнес по передвижке домов становится доходной и востребованной деятельностью, а на канале «Дискавери» даже появилась передача, посвящённая перемещению строений. Интересна и другая тенденция – строительство домов сразу на колёсах, специально предназначенных для того, чтобы их активно перевозили на большие расстояния. Это, в том числе, и результат появления новых профессий и образов жизни. Например, созданный недавно «домик блогера» предназначен для современного сетевого журналиста, который разъезжает по миру и делится своими впечатлениями в Интернете.

О реконструкции Москвы

Закончились основные работы по сносу Страстного монастыря на Пушкинской площади в Москве. С площадки убираются кирпич и мусор, скоро начнётся асфальтировка участка.

На ул. Горького на днях начался снос домов во дворах чётной стороны (от проезда Художественного театра до Советской площади). В ноябре здесь начнётся сооружение новых больших многоэтажных зданий.

На площади Восстания разбирается многоэтажное здание между площадью и Новинским бульваром. На днях для ускорения работ часть здания будет взорвана аммоналом.

На улице Серафимовича заканчивается подъём на домкратах 5-этажного каменного дома. На днях этот дом, поставленный на катки, «поедет» по рельсам на новый фундамент. В передвигаемом доме жизнь идёт вполне нормально. Действуют телефон, водопровод, электричество, газ. Одновременно ведётся подготовка к передвижке на 50 метров дома № 24 по ул. Горького. Все перечисленные работы ведутся недостаточными темпами. Так, первоначальный срок окончания сноса Страстного монастыря – 20 сентября – сорван. Нет гарантии, что и остальные объекты будут выполнены вовремя. Московский совет не оказывает почти никакой помощи главному производителю этих работ – Тресту по сносу и передвижке зданий. Не хватает рабочих: трест не имеет общежитий для них.

Газета «Известия», 27 сентября 1937 г.

О передвижке на улице Осипенко

В доме работают все коммуникации: телефон, водопровод, газ поступает по специальным шлангам. Жильцы остаются в самом доме. Подвижки не нарушают их жизнедеятельности. Бесперебойно работают электричество и радио. Для того, чтобы предохранять провода от разрыва, их опустили на нужную длину. Функционирует в доме всё. Бесперебойно работает и специальная связь. С помощью звуковых сигналов подаются команды на площадку. Это предупреждение сделано из диспетчерской: «Внимание! Приготовиться! Начинается новая передвижка здания». Диспетчерская передвигается вместе со зданием. Специально для регулировщиков ввели светофоры, с помощью них передаются сигналы остановки и начала передвижки здания. <…> В разных частях дома сидят специальные работники и наблюдают за тем, как идёт передвижка. Они фиксируют изменения, которые происходят во время передвижки. С помощью своего инструмента нивелировщик смотрит за тем, как двигается конструкция. Новое место приготовлено.

Вот передвижка закончена. Дом на новом месте. Нивелировщик проверяет работу. За 103 часа правое крыло корпуса было передвинуто на 53 м 19 см, левое – на 33 м 72 см.

Журнал «Техника молодежи», 1937 г.

О доме на улице Серафимовича

В подвалах дома, между зданием и фундаментами, до сих пор сохранилась мощнейшая металлическая рама, на которой дом переезжал, – говорит Алексей Бардашов, инженер-строитель из Института повышения квалификации госслужащих. – Раму поставили на катки и по забетонированной площадке перевезли дом на новое место. Жильцов при этом не выселяли. В основании дома до сих пор замурованы вагонетки, на которых он и ехал на новоселье на 150 метров в сторону.

После переезда в разрыве между двумя расставшимися частями дома построили 6-этажную вставку. И люди продолжали жить здесь вплоть до 60-х годов, пока не произошёл взрыв. По одной версии, виноват бытовой газ, по другой – под домом произошёл разлом коры. Часть дома разворотило, множество раненых увезли в больницы, а оставшихся жильцов постепенно отселили. Несколько лет дом стоял полуразрушенный, а затем его отдали под конторы и институты. От буквы «Г» осталась только переезжавшая длинная ножка, остальное восстановлению не подлежало. Спустя почти 70 лет после переезда аукаются его последствия: передвинув здание, часть его почему-то поставили на сваи, а часть – нет. Из-за этого дом неравномерно оседает, в стенах появляются трещины, и недавно его признали подлежащим сносу.

«Российская газета», 2004 г.

Архитектурный передвижник

Самым авторитетным и опытным специалистом по перемещению зданий в нашей стране был Эммануил Матвеевич Гендель, инженер, возглавивший в 1936 году Трест по передвижке и разборке зданий. Генделю тогда исполнилось 33 года, но он уже имел опыт перемещения зданий. Свою трудовую деятельность он начинал в Метрострое, и именно инженерам, работавшим на постройке метро, поручили разобраться с технологией передвижки в 1935 году, когда стало очевидно, что понадобится переносить десятки домов.

Первая передвижка представляла собой 25-метровое перемещение небольшого двухэтажного здания фидерной подстанции, мешавшей переносу трамвайных путей с Тверской улицы на Садовую.

Затем было произведено ещё шесть передвижек кирпичных зданий – домик лаборатории Апрелевского завода грампластинок и пять небольших строений, мешавших спрямлению русла Москвы-реки. На этих пробных переносах была отработана методика, были опробованы оборудование и оснастка. Практически все передвижки домов в Москве, начиная с 1936 и заканчивая 1975 годом, производились под руководством Эммануила Матвеевича.

Научное наследие Генделя – книги и журнальные статьи – подробно описывают его инженерный опыт, по ним и сейчас можно в малейших технических деталях восстановить технику знаменитых архитектурных передвижений. Друзья называли Эммануила Матвеевича «архитектурным передвижником».

Современная технология передвижки

Прежде чем передвинуть большой дом, производится его подробное обследование – определяют его фактический план, уточняют размеры стен, фундаментов и других конструктивных элементов, рассчитывают массу здания. Кроме того, производится геологическое исследование траектории движения дома с точки зрения несущей способности грунта.

Перед передвижкой здание по линии среза укрепляют опорной конструкцией – рамой, а затем отрезают от фундаментов. Как правило, линия среза располагается между перекрытием подвальной части и основанием фундамента. Разрезка здания осуществляется с применением дисковых алмазных или гибких цепных пил. Затем в подвальной части здания устанавливаются пути перемещения. Внутренние перегородки подвала демонтируют, засыпают щебёнкой и заливают бетоном подготовку для путей. На подготовку устанавливаются рельсовые пути со шпалами. После устройства путей осуществляется установка ходовых балок и катучих опор, на которых поедет дом.

Подготовку завершают посадкой дома на пути. Это очень ответственная операция, поскольку если разные части рамы будут оседать неравномерно, могут появиться трещины и начнётся разрушение здания. Производят посадку здания на ходовые балки, стремясь обеспечить равномерный подъём и опускание всех частей дома. Делается это при помощи системы домкратов, синхронизация их работы в наши дни производится с применением компьютерной техники.

Наконец, начинается самый главный этап – перемещение дома. В зависимости от средств механизации процесс передвижки осуществляется одним из двух методов: подтягиванием системой полиспастов и электролебедок или толканием с помощью системы гидравлических домкратов.

После передвижки здание устанавливают на заранее подготовленные фундаменты. Рельсы путей и ходовые балки демонтируют. Во избежание неравномерных осадок участки путей, находящиеся под стенами, оставляют на месте и замуровывают в фундаменты.


Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить ничего нового.