Музыка для мозга
Текст: Динар Хайрутдинов | 2020-02-27 | Фото на заглавной странице: © Архив Аниты Коллинз | 1642
Как, наверное, было бы здорово, если бы существовало такое средство, которое позволяло бы человеку значительно улучшить свои познавательные способности, память, развить воображение и мышление, одним словом — по-настоящему «прокачать» собственный мозг? Удивительно, но как показывают многочисленные исследования, такой чудодейственный рецепт уже существует, причём почти столько же времени, сколько существует сама человеческая цивилизация. И речь идёт не о чём ином, как о занятиях музыкой. О пользе музыкального образования для нейробиологического развития мозга мы побеседовали с известным австралийским педагогом и исследователем влияния музыки на мозг доктором Анитой Коллинз.

— Анита, скажите, с чего начинались ваши исследования в части взаимосвязи музыки и развития мозга? В чем был изначальный интерес? Менялся ли этот интерес со временем и как именно?

Всё это началось, когда я работала обычным учителем музыки. В какой-то момент мне стало очень интересно понять, что происходит в мозгах у моих учеников во время занятий. Я подумала, что если буду знать это, то наверняка смогу учить их лучше и эффективнее. И это очень важно чтобы совершенствоваться в преподавании, добиваться высоких педагогических результатов. Поэтому я стала наблюдать за поведением учеников, пытаясь понять, как помочь им лучше усваивать учебный материал. Работая в школе, я хорошо знала всех тех ребят, которые получали школьные призы, почётные дипломы и награды. И каждый раз, когда объявляли десятку лучших учеников по итогам учебного года, всегда по крайней мере семь или восемь из них оказывались детьми, активно занимающимися музыкой. И я всегда задавалась вопросом, почему так происходит: это занятия музыкой привлекают, притягивают одарённых детей, или наоборот — дети со средними способностями идут заниматься музыкой, и это помогает им достигать высоких результатов в других академических областях?

Таким образом, всё началось с того, что я задала себе два очень простых вопроса: «Как усовершенствовать свою методику преподавания музыки?» и «Как музыка помогает детям получать высокие оценки по другим предметам?» Но этот первоначальный интерес действительно со временем изменился. Если сначала это было «Как я могу стать лучше в том, что я делаю?», то потом: «Какие потрясающие исследования существуют! Я просто обязана ими поделиться, чтобы их результатами могли пользоваться не только учёные, но и учителя, ученики и родители». Мне захотелось понять, как объяснить эти исследования так, чтобы, во-первых, они были понятны людям, далёким от науки, а, во-вторых, чтобы они могли как-то применять эти знания в своей работе. То есть вектор моего интереса сместился от попытки понять, как улучшить академическую успеваемость детей с помощью уроков музыки в сторону того, как рассказать миру об этих интереснейших исследованиях и о том, как эти исследования, с одной стороны, подкрепляют то, что мы уже знаем и применяем, а с другой — бросают вызов нашим прежним убеждениям.

© Hans Splinter / flickr


— Какие вообще значимые исследования, показывающие влияние звука на мозг, проводились в области нейробиологии и психологии за последние десятилетия? Какие открытия были сделаны учёными? Что нам сейчас известно об этой теме?

В этой области существует огромное количество исследований и открытий. Не могу назвать точную цифру, но на эту тему однозначно есть как минимум порядка 500-600 научных публикаций. Сейчас уже дошло до того, что проводятся крупномасштабные рандомизированные лонгитюдные исследования. Большая их часть заключается в том, что мы берём большое количество школьников и делим их на группы: например, в первую попадают дети, которые по собственному желанию занимаются музыкой, а во вторую — те, кто музыкой не занимаются. Затем мы изучаем и сравниваем академическую успеваемость, развитие, успехи и достижения учащихся этих двух групп. Но проблема в том, что здесь практически невозможно сохранить чистоту эксперимента: к примеру, если дети занимаются музыкой, то скорее всего они это делают с удовольствием, вероятнее всего их в этом всячески поддерживают их родители, и поэтому почти наверняка у них уже изначально есть некое преимущество перед остальными детьми. Поэтому сейчас учёные ищут способы проводить исследования, объединяя детей в группы случайным образом. В одном из таких исследований участвовали 70 детей, и они были случайным образом распределены либо в группу, в которой проводились уроки игры на различных музыкальных инструментах, либо в контрольную группу, где такие занятия не проводились. И уже в этом случае можно с большей уверенностью говорить о достоверности результатов.

Некоторые из важных открытий были связаны с пониманием того, как человек учится говорить на языке, будь то язык родной или иностранный. Например, теперь мы знаем, что люди уже рождаются с определённой заложенной в мозге системой обработки музыки, и примерно те же механизмы задействуются при освоении любого человеческого языка. Изначально любой язык мы воспринимаем так, как если бы это была музыка, и только потом начинаем слышать различия между языками, различать отдельные слова, звуки и так далее. То есть музыка и механизмы её восприятия и понимания присутствуют в нас с самого рождения! Одно из самых больших и интересных открытий недавнего времени, касающихся маленьких детей — это открытие способности человека вычленять речь из шума, из совокупности различных звуков. Имеется в виду наше умение не просто слышать, а выделять определённые звуки из огромной массы шумов. Это называется феноменом коктейльной вечеринки. Представьте, что вы находитесь на очень шумной вечеринке, где громко играет музыка, все вокруг разговаривают, кругом настоящее море разрозненных звуков и шумов. В этот момент вы пытаетесь с кем-то поговорить, но как «заблокировать» в своей голове мешающие вам звуки, чтобы услышать, что говорит собеседник? Так вот, дети поначалу не обладают такой способностью. Она приходит не сразу, и музыкальное обучение помогает её развивать. Это открытие — несомненно очень важный шаг к пониманию того, как дети учатся говорить на языке, потому что способность говорить тоже подразумевает способность разделять звуки. Мы также выяснили, что у детей, которые овладевают нотной грамотой до того, как они учатся читать буквы и слова, частично задействуется та же нейронная сеть, что и для чтения. Иными словами, изучение музыки и языка неразрывно связаны друг с другом, и одно поддерживает другое. Чтение нот сложнее, чем чтение букв, поэтому детям, которые занимались музыкой до того, как научились читать, гораздо проще потом овладеть навыком чтения. Их мозг уже делал нечто подобное раньше, им уже во многом знаком этот процесс.

Кроме того, в нейропсихологии есть такое понятие, как исполнительные функции: это определённые базовые навыки управления собственным мозгом, которым мы как правило учимся в детстве. К ним относятся навык принятия решений, навык совершения выбора, умение держать себя в руках, когда нас охватывает гнев, контролировать своё внимание и так далее. Обучение музыке помогает очень рано развить эти функции до достаточно высокого уровня, и я считаю, что именно это в первую очередь помогает детям, занимающимся музыкой, хорошо успевать и по другим предметам. У них лучше получается сосредотачиваться на той или иной текущей задаче, они лучше контролируют свои эмоции, они умеют организовать себя, могут управлять своим временем, и они очень мотивированы на изучение нового. Можно говорить об огромном количестве различных сфер, за развитие которых отвечают разные зоны мозга, но основных таких областей три: 1) язык и речь; 2) исполнительные функции и 3) социальные навыки. И музыка оказывает огромное влияние на все три.


© Архив Аниты Коллинз

Анита Коллинз с учениками музыкального класса.

— Опишите, пожалуйста, что происходит в мозге человека во время занятий музыкой. Насколько разным будет этот процесс в зависимости от уровня музыкального образования (ученик музыкальной школы, профессиональный музыкант)?

Один из процессов, который активизируют занятия музыкой, заключается в том, что между собой соединяются три наиболее важные зоны мозга, отвечающие соответственно за зрительное восприятие, слуховое восприятие и управление движениями (то есть глаза, уши и тело). Причём связь между этими тремя зонами при занятиях музыкой происходит молниеносно, они должны быть по-настоящему синхронизированы, и им приходится мгновенно реагировать на любую новую поступающую информацию. И если практиковать занятия музыкой регулярно, то можно значительно улучшить эту связь и синхронизацию. Когда шестилетний ребёнок берёт в руки скрипку и начинает учиться играть на ней, все эти процессы запускаются в его мозге сразу же. И чем чаще этот ребёнок будет заниматься скрипкой, тем больше нейронных связей будет образовываться в его голове, тем шире будут пути, по которым информация поступает из одной зоны его мозга в другую. И, конечно, эти процессы продолжаются и во взрослом возрасте: когда профессиональный музыкант играет на инструменте, в его мозге происходит то же самое. Разница лишь в том, что, если заниматься музыкой на протяжении хотя бы двух-трёх лет в юном возрасте, это поспособствует постоянным положительным изменениям в мозге. Мозг такого ребёнка всегда будет иметь повышенные способности к синхронизации и обмену информацией между разными зонами, даже если во взрослом возрасте этот человек заниматься музыкой прекратит. Если человек учился играть на фортепиано, когда ему было 10 лет, то и в 70 лет его мозг будет демонстрировать высокие показатели плотности нейронных связей, даже если за последние 60 лет он за инструмент ни разу не брался. То есть изменения, происходящие в мозге в детском возрасте, имеют постоянный характер. Но если вы продолжите заниматься музыкой и в зрелом возрасте, то показатели будут ещё выше! Это как с занятиями физкультурой и спортом: если продолжать делать это регулярно, то вы будете продолжать совершенствоваться, будете поддерживать форму.

— Есть ли различия во влиянии на мозг в зависимости от того, игре на каком инструменте обучается человек (фортепиано, арфа, труба, барабан и так далее)?

Да, различия есть, конечно, и тут всё зависит от специфики конкретного инструмента, хотя очевидно, что похожие инструменты (например, деревянные духовые — кларнет, флейта, гобой) будут иметь очень сходное влияние на развитие мозга. Всё, о чём я говорила, отвечая на ваш предыдущий вопрос, происходит вне зависимости от того, на каком инструменте вы учитесь играть. А отличия вытекают из особенностей того или иного инструмента: например, известно, что барабанщики обладают повышенной способностью различать, вычленять из общего фона один звук — скажем, звук хай-хэта (педальных тарелок) — в то же время продолжая слышать и все остальные звуки. Кроме того, у них прекрасно получается делать несколько вещей одновременно. Единственная другая группа музыкантов, у которых выделяется такая же способность, — это органисты, потому что они пользуются как руками, так и ногами, нажимая на педали органа.

Пианисты, как правило, обладают удивительным уровнем владения руками и совершенно невероятной координацией. Но при этом интересно, что они обычно не очень хороши в «социальных» навыках, связанных с музыкой — умении чувствовать других музыкантов, слаженно играть вместе с оркестром или ансамблем и так далее, потому что пианисты слишком привыкли держать свой собственный темп. А вот, к примеру, скрипачи, наоборот, обычно гораздо лучше владеют социальными навыками, потому что им куда чаще приходится играть в группе или в оркестре. Другая их особенность — это некоторые трудности слышать и определять низкие ноты, поскольку на скрипке в основном играются высокие звуки.

Таким образом у игры на каждом инструменте есть как плюсы, так и минусы. Но в целом, разумеется, всё это полезно, и играть на любом инструменте для мозга намного лучше, чем не играть вообще ни на чём.

© Andrija Radojevic / unsplash


— А как насчет обучения пению? Оно тоже влияет на мозг, или же влияние оказывает только обучение игре на инструментах? Есть ли какое-то различие в таком влиянии?

Учёные часто говорят о своеобразном треугольнике — триаде слуховых, зрительных и двигательных навыков. Так вот, то, что выпадает из этого треугольника у певцов (или, по крайней мере, используется не так часто), — это моторно-двигательные навыки: в вокале никак не задействуются ни руки, ни ноги (если только вы не сопровождаете пение танцем). И мозгу не приходится настолько же серьёзно синхронизировать разные зоны, как при игре на музыкальных инструментах. Кроме того, вокал не настолько хорошо развивает аналитические способности и логическое мышление. Но, с другой стороны, у пения есть и несомненное преимущество: певцы прекрасно овладевают социальными навыками и «чувством плеча», ощущением общности, единения с другими людьми, потому что в вокале как нигде важна синхронизация с музыкантами или другими певцами. Некоторые исследования показали, что, когда люди поют в хоре, то часто синхронизируются даже их сердцебиения! То есть чувство общности существует не вовне, а внутри нас. А вообще, в идеале музыканту желательно также учиться петь, а певцу — играть на музыкальном инструменте.

— А что можно сказать о простом прослушивании музыки? Насколько сильно влияет оно, если влияет? Чем это влияние отличается от того, что происходит при обучении?

Между исполнением музыки и её прослушиванием много общего. В целом прослушивание даст вам всё то же, что и исполнение, просто в гораздо меньшей степени. И опять же, слухо-визуально-двигательного треугольника тут уже не возникнет, потому что глаза и тело в прослушивании музыки не участвуют (исключение опять-таки составляет танец). При этом прослушивание музыки очень важно для хорошего самочувствия, спокойствия, для развития осознанности. Когда мы слушаем музыку, наш организм развивается физиологически, а наш мозг — эмоционально. Но всё же такого же эффекта, как при обучении игре на музыкальном инструменте, точно не будет.

— Разным людям нравятся разные музыкальные инструменты и жанры: кому-то нравится звук скрипки или флейты, а кто-то предпочитает более тяжёлые звуки — например, барабаны и электрогитары. Некоторые любят классическую музыку, в то время как другие слушают только рэп или рок. Есть ли какая-то разница здесь? Есть ли разница в воздействии разных частот на мозг? Или это индивидуально?

Этот вопрос исследовался довольно много и подробно, но пока учёные не смогли прийти к чему-то конкретному, потому что каждый человек индивидуален, и каждый человек делает выбор в пользу тех или иных жанров и направлений музыки по разным причинам. Многое зависит от страны, родной культуры, национальности, семьи, в которой вырос человек, его круга общения: здесь слишком много переменных, чтобы можно было все их учесть в научном исследовании. А ведь музыкальные вкусы ещё и меняются на протяжении всей жизни человека, поэтому отследить все эти изменения не представляется возможным.

Одно совершенно точно: музыкальный вкус — очень индивидуальная и субъективная вещь, поэтому одна и та же музыкальная композиция, которая одному человеку нравится до мурашек по коже, другого может оставить совершенно равнодушным. Есть тут, правда, и такой момент: в музыке содержится большое количество разной информации, и, если и можно как-то объективно разграничить разные жанры и направления, то это по объёму и плотности этой информации. Очень информационно насыщенной является классическая музыка, потому что она всё время меняется, а композиции, как правило, длиннее, чем в популярной музыке, и задействовано гораздо больше инструментов. А, допустим, средняя композиция направления дэт-метал будет содержать меньше информации. Это не означает, что этот жанр лучше или хуже классической музыки: просто такая музыка заставляет мозг работать не так усердно, чтобы её понять, проникнуться ей. Тут дело также и в том, что иногда нам хочется чего-то более сложного для понимания, а иногда мы, наоборот, хотим услышать что-то знакомое и привычное — музыку, которая помогла бы нам почувствовать себя комфортно. Но повторюсь ещё раз, музыкальный вкус очень индивидуален, и у нас пока нет точного способа измерить то, как он влияет на развитие мозга.


© Архив Аниты Коллинз

Анита Коллинз во время игры в оркестре вместе со своими учениками.

— В Интернете можно найти различные истории о влиянии музыки на человека и животных. Например, согласно одной из них, при прослушивании музыки Моцарта у коров повышаются надои, и на некоторых фермах это даже целенаправленно практикуется. Правдивы ли такие истории? Можете ли вы рассказать о каких-то подобных фактах?

Да, существует много примеров подобного, и лично мне кажется удивительным и прекрасным тот факт, что музыка, которая, в сущности, представляет собой просто последовательность организованных звуков, может оказывать влияние на живых существ: людей, животных и даже растения. Люди часто рассказывают об удивительных изменениях, которые происходят от той или иной музыки в жизнедеятельности или поведении растений или животных, и, конечно, эти изменения важно отследить, чтобы можно было изучать их с научной точки зрения. Но согласно научным методам, мы должны вынести за скобки все многочисленные переменные, и точно измерить время, степень изменений и много всего прочего. Поэтому часто бывает очень трудно научно доказать, что, допустим, повышение урожайности или надоев произошло именно из-за музыки, а не по каким-то другим причинам, которых может быть масса. В то же время учёные сейчас уже чаще пускаются в подобного рода эксперименты, проводят очень необычные, творческие исследования и нередко получают очень интересные результаты.

А вообще, если вам кажется, что музыка действительно повышает надои, то почему бы не продолжать играть коровам Моцарта? Вреда от этого точно не будет. А вот, к примеру, будут ли коровы реагировать таким же образом на какую-то другую музыку? Это уже другой вопрос. Можно провести эксперимент: поставить им какую-нибудь поп-песню и посмотреть, что получится. Так что это действительно интересная область, но, к сожалению, в ней пока ещё очень мало серьёзных и успешных научных исследований.

— Можно ли говорить, что музыка (например, какие-то отдельные её жанры) может оказывать не только положительное, но и отрицательное влияние на развитие человека, на его психологическое состояние? На его настроение?

Вы знаете, единственное исследование, которое мне сразу пришло в голову, проводилось не с обычными людьми, а с пациентами, имеющими психические заболевания, в частности с людьми, которые страдали от клинической депрессии. Мы часто слушаем музыку, чтобы взбодриться, поднять себе настроение, но бывает и наоборот — что нам хочется послушать что-то, что вызовет у нас глубокие эмоциональные переживания. Для людей психически здоровых это как правило совершенно безопасно — мы можем прослушать композицию, испытать соответствующую эмоцию (допустим, грусть или меланхолию), а потом без проблем вернуться к обычной жизни. А вот люди, страдающие от депрессии, согласно тому исследованию, слушают музыку исключительно ради того, чтобы вновь и вновь погружаться в своё депрессивное состояние, и музыка может держать их в этом состоянии очень долго, что, конечно, пагубно для и без того слабого психического здоровья таких людей.

© Архив Аниты Коллинз

— Давайте поговорим о важности музыкального образования для детей дошкольного и младшего школьного возраста. На освоение каких навыков и знаний оно влияет? Насколько эффективным будет влияние музыки на работу мозга в зависимости от того, в каком возрасте начинать обучение музыке?

Существует так называемый «период чувствительности», который продолжается от рождения до 7 лет. Для любого ребёнка это критически важный этап обучения, потому что в конце этого этапа происходит процесс, который называется «синаптическим прунингом» и представляет собой сокращение и удаление всех нейронов и синапсов, которые больше не нужны мозгу, чтобы как бы освободить место для дальнейшего обучения. Это одна из причин, почему у нас не так много воспоминаний о нашей жизни до семилетнего возраста. Вот почему раннее обучение музыке так важно: оно помогает мозгу ребёнка произвести максимально эффективную самонастройку в этот критический период. Поэтому в детских садах и группах раннего обучения педагоги часто применяют такие занятия, как хлопать в ладоши, шагать под музыку, петь хором, играть на музыкальных инструментах, двигаться под музыку определённым способом — все эти упражнения помогают мозгу включаться и настраиваться на обучение. Таким образом, я считаю, что первое тесное знакомство ребёнка с музыкой обязательно должно произойти до 7 лет. А в идеале это вообще нужно начинать с самого рождения: когда мама или папа поют новорождённому младенцу песенки, когда у него есть возможность слышать разные звуки, экспериментировать со звуками, играть с какими-то музыкальными игрушками и т.п. Это оказывает очень положительное влияние на развитие. А после 7 лет начинается следующий этап, и если ребёнок в этом возрасте получает хорошее музыкальное образование, то его мозг очень хорошо приспосабливается и к обучению другим вещам. Очень важно также и учиться исполнять музыку перед аудиторией. Максимальную пользу мозг получает тогда, когда человек не просто учиться исполнять музыку, но и выступает — процесс подготовки к выступлению и само выступление также дают очень многое.

Так что, в идеале, музыкальное образование должно начинаться с рождения и не прекращаться и во взрослом возрасте. К слову, для взрослых прекрасный возраст, чтобы начать учиться играть на музыкальном инструменте, – это от 40 до 50 лет. Потому что это тот период, когда в мозге начинаются процессы старения, поэтому это самое время снова начать учиться, чтобы предотвратить возможные проблемы пожилого возраста.


© Архив Аниты Коллинз

Анита Коллинз с музыкантом Гаем Себастьяном, который также выступает за музыкальное образование. Гай Себастьян — австралийский певец родом из Малайзии, первый победитель шоу Australian Idol (2003), судья австралийского музыкального шоу The X Factor и первый представитель Австралии на конкурсе песни Евровидение (5-е место, 2015 год).

— Известно ли учёным, насколько тесной является связь между обучением музыкой и развитием других навыков и способностей? К примеру, если у ребенка прослеживаются математические таланты и родители хотят, чтобы он стал математиком, можете ли вы рекомендовать ему, допустим, заняться еще и игрой на фортепиано, поскольку она способствует развитию математических способностей?

Да, были исследования, которые указывали на связь музыки с математическими способностями, а также с логическим и аналитическим мышлением. И что мы знаем точно — это то, что музыкальное образование делает мозг хорошо организованным, синхронизированным и готовым к обучению. Музыка даёт толчок к ускоренному развитию нейронных сетей мозга, а уже потом человек может использовать эти нейронные сети своего мозга для изучения чего угодно — хоть математики, хоть литературы. То есть у ребёнка развивается повышенная способность к изучению любых предметов. Как бы то ни было, от занятий музыкой никогда не будет вреда, только лишь польза. Поэтому музыкальное образование — одна из лучших вещей, которые могут дать своим детям родители.

— В чём заключается ваше взаимодействие с образовательными учреждениями? Какие совместные проекты вы запустили? Можете ли вы привести примеры того, как вам удалось изменить отношение к музыке в образовательных учреждениях, отношение конкретных педагогов или родителей?

Я работаю либо с какой-то одной школой, либо с целой системой школ (у нас в Австралии школы объединяются в так называемые системы), что составляет порядка 80 школ, а иногда работаю и с целыми штатами, в каждом из которых около 250 школ. В зависимости от их запросов и потребностей, я могу заниматься разными вещами. Во многих школах я работаю с образовательными программами для шестилетних детей. Особое внимание мы уделяем связи музыки с чтением, а также тому, как совместить обучение этим двум вещам в рамках одного занятия. В некоторых других школах я занимаюсь переподготовкой учителей так, чтобы они могли давать детям дошкольное музыкальное образование, не будучи при этом музыкантами. На уровне целых штатов я работаю как с педагогами дошкольного образования, так и с преподавателями игры на музыкальных инструментах. Я знакомлю их с результатами различных исследований, и здесь у меня есть несколько основных направлений. Во-первых, это регулярные встречи с директорами школ, которые у нас в Австралии имеют довольно большую свободу в том, чем занимаются их школы, поэтому я разговариваю с ними о том, что им может понадобиться. А во-вторых, я общаюсь с учителями, разъясняя им какие-то вещи, касающиеся нейробиологических особенностей обучения музыке, чтобы они могли затем применять эти знания в своей работе. Ну а помимо этого, я очень много пишу и снимаю познавательные видео, в которых тоже рассказываю об интересных исследованиях, но стараюсь делать это таким образом, чтобы это было понятно широкой аудитории. Я встречаюсь и общаюсь также и с родителями, и с чиновниками сферы образования.

— На чём вы планируете акцентировать своё основное внимание в будущем, в ближайшие 10-15 лет? Может быть, у вас есть идеи о проведении каких-то новых исследований, запуске каких-то проектов?

Сейчас меня очень интересуют возможности вывести эту деятельность на международный уровень, распространить эти знания по всему миру, и я уже завершила несколько проектов за рубежом. Недавно я закончила новую книгу, которая за пределами Австралии выйдет в сентябре. Её задача — рассказать родителям о сущности исследований о связи музыки и развития мозга их детей.

Ну а моя конечная цель и большая мечта состоит в том, чтобы открыть Школу здорового мозга — целую сеть школ, которые занимались бы обучением музыке именно с точки зрения нейробиологического развития детей. Но это будут не просто аналоги музыкальных школ, а общеобразовательные школы, где будут преподаваться все школьные дисциплины, просто в каждую из них будет интегрирована идея о том, что музыка — двигатель развития мозга.


Подписаться на новыe материалы можно здесь:  Фейсбук   ВКонтакте


закрыть

Подписывайтесь на нас в Facebook и Вконтакте