Ожививший пустыню
2015-06-25 | Текст: Екатерина Хворова | Фото ©: Peter Betts; vialis, franz Boquet (оба - dollarphotoclub); HERE; Timhall / wikipedia; Patrick Poendl / 123rf; Jaap Berk; gordontour; Mahmud Turkia / AFP Getty Images | 79994

Самым крупным инженерно-строительным проектом современности считается Великая рукотворная река (англ. The Great Manmade River) – огромная подземная сеть водоводов, ежедневно поставляющая 6,5 миллионов кубометров питьевой воды в населённые пункты пустынных районов и побережья Ливии. Проект невероятно значим для этой страны, но также он даёт основания и в несколько другом, отличном от нарисованного западными средствами массовой информации, свете посмотреть на бывшего лидера ливийской Джамахирии Муаммара Каддафи. Возможно, именно этим можно объяснить тот факт, что реализация этого проекта СМИ практически не освещалась.


Восьмое чудо света

Совокупная протяжённость подземных коммуникаций искусственной реки близка к четырём тысячам километров. Объём вынутого и переброшенного при строительстве грунта – 155 миллионов кубометров – в 12 раз больше, чем при создании Асуанской плотины. А затраченных стройматериалов хватило бы на возведение 16 пирамид Хеопса. Помимо труб и акведуков в систему входят свыше 1300 колодцев-скважин, большинство из которых имеют глубину более 500 метров. Общая глубина скважин в 70 раз превышает высоту Эвереста.

Основные ветки водопровода состоят из бетонных труб длиной 7,5 метров, диаметром 4 метра и весом более 80 тонн (до 83 тонн). И каждая из свыше чем 530 тысяч таких труб могла бы запросто служить туннелем для поездов метрополитена.

Из магистральных труб вода поступает в построенные рядом с городами резервуары объёмом от 4 до 24 миллионов кубометров, а уже от них начинаются местные водопроводы городов и посёлков. Пресная вода поступает в водопровод из подземных источников, расположенных на юге страны, и питает населённые пункты, сосредоточенные в основном у берегов Средиземного моря, в том числе крупнейшие города Ливии – Триполи, Бенгази, Сирт. Забор воды осуществляется из Нубийского водоносного слоя, являющегося крупнейшим из известных в мире источников ископаемой пресной воды. Нубийский водоносный слой расположен в восточной части пустыни Сахара на площади более двух миллионов квадратных километров и включает 11 крупных подземных резервуаров. Территория Ливии располагается над четырьмя из них. Кроме Ливии на Нубийском слое стоят ещё несколько африканских государств, включая северо-западный Судан, северо-восточный Чад и большую часть Египта.

Нубийский водоносный горизонт быт открыт в 1953 году британскими геологами в ходе поиска нефтяных месторождений. Пресная вода в нём скрыта под слоем жёсткого железистого песчаника толщиной от 100 до 500 метров и, как установили учёные, накопилась под землёй в тот период, когда на месте Сахары простирались плодородные саванны, орошаемые частыми обильными дождями. Большая часть этой воды была накоплена в период от 38 до 14 тысяч лет назад, хотя некоторые резервуары образовались относительно недавно – около пятитысячного года до нашей эры. Когда три тысячи лет назад климат планеты резко изменился, то Сахара стала пустыней, но просочившаяся в землю за тысячи лет вода уже была накоплена в подземных горизонтах.

После открытия огромных запасов пресной воды незамедлительно появились проекты строительства ирригационной системы. Однако идея была реализована много позднее и лишь благодаря Правительству Муаммара Каддафи. Проект предполагал создание водопровода по доставке воды из подземных резервуаров с юга на север страны, в индустриальную и более населённую часть Ливии. В октябре 1983 года было создано Управление Проектом и началось его финансирование. Полная стоимость проекта к началу строительства оценивалась в 25 миллиардов долларов, а срок плановой реализации составлял не менее 25 лет. Строительство делилось на пять фаз: первая – строительство трубного завода и трубопровода длиной 1200 километров с ежедневной поставкой в Бенгази и Сирт двух миллионов кубометров воды; вторая – доведение трубопроводов до Триполи и обеспечение его ежедневными поставками объёмом один миллион кубометров воды; третья – завершение строительства водовода из оазиса Куфра до Бенгази; последние две – постройка западной ветки в город Тобрук и объединение веток в единую систему около города Сирт.


Поля, появившиеся благодаря Великой рукотворной реке, хорошо заметны из космоса: на спутниковых снимках они имеют форму ярких зелёных кругов, разбросанных посреди серо-жёлтых пустынных районов. На фото: возделываемые поля вблизи оазиса Куфра.

Непосредственные работы по строительству начались в 1984 году – 28 августа Муаммар Каддафи заложил первый камень проекта. Стоимость первой фазы проекта оценивалась в 5 миллиардов долларов. Строительство в Ливии уникального, первого в мире завода по производству гигантских труб реализовывалось южнокорейскими специалистами по современным технологиям. В страну приехали специалисты ведущих мировых компаний из США, Турции, Великобритании, Японии и Германии. Была закуплена новейшая техника. Для укладки бетонных труб построили 3700 километров дорог, позволявших передвигаться тяжёлой технике. В качестве основной неквалифицированной рабочей силы использовался труд мигрантов из Бангладеш, Филиппин и Вьетнама.

В 1989 году вода поступила в водохранилища Адждабия и Гранд-Омар-Муктар, а в 1991 году – в водохранилище Аль-Гардабия. Первая и самая большая очередь была официально открыта в августе 1991 года – началось водоснабжение таких крупных городов как Сирт и Бенгази. Уже в августе 1996 года регулярное водоснабжение было налажено и в столице Ливии – Триполи.

В итоге на создание восьмого чуда света правительством Ливии было потрачено 33 миллиарда долларов, причём финансирование осуществлялось без международных займов и поддержки МВФ. Признавая право на водоснабжение одним из основных прав человека, правительство Ливии не взимало с населения плату за воду. Правительство также старалось ничего не закупать для проекта в странах «первого мира», а всё необходимое производить внутри страны. Все используемые материалы для проекта были местного производства, а построенный в городе Эль-Бурайка завод выпустил более полумиллиона труб диаметром четыре метра из предварительно напряжённого железобетона.




До начала строительства водопровода 96% территории Ливии приходилось на пустыню, а пригодными для жизни человека были лишь 4% земель. После полного завершения проекта планировалось снабжать водой и возделывать 155 тысяч гектаров земли. К 2011 году удалось наладить поставки 6,5 миллионов кубометров пресной воды в города Ливии, обеспечив ею 4,5 миллиона человек. При этом 70% добываемой Ливией воды потреблялось в сельскохозяйственном секторе, 28% – населением, а оставшаяся часть – промышленностью. Но целью правительства являлось не только полное обеспечение населения пресной водой, но и снижение зависимости Ливии от импортного продовольствия, а в дальнейшем – выход страны на полностью собственное производство продуктов питания. С развитием водоснабжения были построены большие сельскохозяйственные фермы для производства пшеницы, овса, кукурузы и ячменя, которые ранее только импортировались. Благодаря поливочным машинам, подключённым к ирригационной системе, в засушливых регионах страны выросли круги рукотворных оазисов и полей диаметром от нескольких сотен метров до трёх километров.


Были приняты и меры по поощрению ливийцев к переезду на юг страны, в созданные в пустыне хозяйства. Однако не всё местное население переселялось охотно, предпочитая жить в северных прибрежных районах. Поэтому правительство страны обратилось к египетским крестьянам с приглашением приезда в Ливию для работы. Ведь население Ливии составляет всего 6 миллионов человек, тогда как в Египте – более 80 миллионов, проживающих в основном вдоль Нила. Водопровод также позволил организовать в Сахаре на путях караванов верблюдов места отдыха для людей и животных с выведенными на поверхность водными траншеями (арыками). Ливия даже начала осуществлять поставки воды в соседний Египет.

По сравнению с советскими ирригационными проектами, реализованными в Средней Азии с целью орошения хлопковых полей, проект рукотворной реки имел ряд принципиальных отличий. Во-первых, для орошения сельскохозяйственных угодий Ливии использовался огромный подземный, а не поверхностный и относительно небольшой, по сравнению с забираемыми объёмами, источник. Как все, наверное, знают, результатом среднеазиатского проекта стала Аральская экологическая катастрофа. Во-вторых, в Ливии были исключены потери воды при транспортировке, так как доставка происходила закрытым способом, что исключало испарение. Лишённый этих недостатков, созданный водопровод стал передовой системой подачи воды в засушливые регионы.

Когда Каддафи только начинал свой проект, он стал объектом постоянных насмешек со стороны западных СМИ. Именно тогда в масс-медиа Штатов и Британии появился уничижительный штамп «мечта в трубе». Но спустя 20 лет в одном из редких материалов, посвящённых успехам проекта, журнал National Geographic признал его «эпохальным». К этому времени для обретения ливийского опыта гидроинженерии в страну съезжались инженеры со всего света. С 1990 года помощь в поддержке и обучении инженеров и техников стало оказывать Юнеско. Каддафи же обозначил водный проект как «самый сильный ответ Америке, которая обвиняет Ливию в поддержке терроризма, говоря, что ни на что другое мы не способны».

В 1999 году Великой рукотворной реке со стороны ЮНЕСКО была присвоена Международная премия воды – награда, которая вручается за замечательные научно-исследовательские работы по использованию воды в засушливых районах.

Губит людей не пиво…

1 сентября 2010 года, выступая на церемонии открытия очередного участка искусственной водной реки, Муаммар Каддафи сказал: «После этого достижения ливийского народа угроза США против Ливии удвоится. США постараются всё сделать под любым другим предлогом, но реальной причиной будет остановить это достижение, чтобы оставить народ Ливии угнетённым». Каддафи оказался пророком: в результате спровоцированной спустя несколько месяцев после этого выступления гражданской войны и иностранной интервенции лидер Ливии был свергнут и убит без суда и следствия. Кроме того, в результате возникших волнений в 2011 году был смещён с должности и президент Египта Хосни Мубарак – один из немногих руководителей, поддержавших проект Каддафи.


К началу войны 2011 года три очереди Великой рукотворной реки уже были завершены. Строительство двух последних очередей было намечено продолжить в течение ближайших 20 лет. Однако бомбардировки НАТО нанесли существенный вред водопроводной системе и разрушили завод по производству труб для её строительства и ремонта. Многие работавшие в течение десятилетий на проекте в Ливии иностранные граждане покинули страну. Из-за войны было нарушено водоснабжение для 70% населения, пострадала система орошения. А бомбардировка самолётами НАТО систем электроснабжения лишила водоснабжения даже те регионы, где трубы остались нетронутыми.

Конечно, мы не можем утверждать, что истинной причиной убийства Каддафи был именно его водный проект, но опасения ливийского лидера были вполне обоснованы: сегодня вода выходит на роль главного стратегического ресурса планеты.

В отличие от той же самой нефти, вода является необходимым и первостепенным условием жизни. Средний человек может прожить без воды не более 5 дней. По данным ООН, уже к началу 2000-х годов в условиях постоянного дефицита пресной воды жило более 1,2 миллиарда людей, около 2 миллиардов страдало от него регулярно. К 2025 году численность живущих при постоянной нехватке воды превысит 3 миллиарда человек. В соответствии с данными Программы развития ООН от 2007 года, глобальное потребление воды удваивается каждые 20 лет, более чем в два раза быстрее роста человеческого населения. Одновременно каждый год крупных пустынь во всём мире становится всё больше, а количество полезной сельскохозяйственной земли в большинстве районов – всё меньше, в то время как реки, озёра и крупные подземные водоносные слои во всём мире теряют дебет. При этом стоимость литра качественной бутилированной воды на мировом рынке может достигать нескольких евро, что значительно превышает стоимость литра 98-го бензина и, тем более, цену литра сырой нефти. По некоторым оценкам, доходы компаний, занимающихся пресной водой, в скором времени превысят доходы нефтяных компаний. А ряд аналитических отчётов по рынку пресной воды свидетельствует о том, что уже сегодня более 600 миллионов человек (9% населения мира) получают воду из дозиметра частных провайдеров и по рыночным ценам.

Доступные ресурсы пресной воды уже давно попали в сферу интересов транснациональных корпораций. При этом Всемирный банк всячески поддерживает идею приватизации источников пресной воды, в то же время всячески тормозя водные проекты, которые засушливые страны пытаются воплотить в жизнь самостоятельно, без привлечения западных корпораций. Например, Всемирным Банком и МВФ за последние 20 лет было саботировано несколько проектов по улучшению орошения и водоснабжения в Египте, блокировано строительство канала на Белом Ниле в Южном Судане.

На этом фоне ресурсы Нубийского водоносного слоя представляют для крупных зарубежных корпораций огромный коммерческий интерес, а ливийский проект выглядит не вписывающимся в общую схему частного освоения водных богатств. Посмотрите на эти цифры: мировые запасы пресной воды, сконцентрированные в реках и озёрах Земли, оцениваются в 200 тысяч кубических километров. Из них в Байкале (самом большом пресноводном озере) содержится 23 тысячи кубокилометров, а во всех пяти Великих озёрах – 22,7 тысяч. Запасы Нубийского водохранилища составляют 150 тысяч кубических километров, то есть они всего лишь на 25% меньше всей той воды, что содержится в реках и озёрах. При этом нельзя забывать, что большая часть рек и озёр планеты сильно загрязнены. Учёные считают запасы Нубийского водоносного слоя эквивалентными двумстам годам течения реки Нил. Если же взять наиболее крупные подземные запасы, найденные в осадочных породах под Ливией, Алжиром и Чадом, то их будет достаточно, чтобы покрыть все эти территории 75-метровой толщей воды. По оценкам, этих запасов хватит на 4-5 тысяч лет потребления.


До введения в строй водопровода стоимость покупаемой Ливией обессоленной морской воды составляла 3,75 доллара за тонну. Строительство собственной системы водоснабжения позволило Ливии полностью отказаться от импорта. При этом сумма всех затрат на добычу и транспортировку 1 кубического метра воды обходилась ливийскому государству (до войны) в 35 американских центов, что в 11 раз меньше, чем раньше. Это уже было сопоставимо со стоимостью холодной водопроводной воды в городах России. Для сравнения: стоимость воды в европейских странах составляет примерно 2 евро.

В этом смысле ценность запасов ливийской воды оказывается намного выше стоимости запасов всех её нефтяных месторождений. Так, доказанные запасы нефти в Ливии – 5,1 миллиардов тонн – при нынешней цене в 400 долларов за тонну составят около 2 триллионов долларов. Сравните их со стоимостью воды: даже исходя из минимальных 35 центов за кубометр, запасы ливийской воды составляют 10-15 триллионов долларов (при общей стоимости воды в Нубийском слое в 55 триллионов), то есть они в 5-7 раз больше всех запасов ливийской нефти. Если же начать экспортировать эту воду в бутилированном виде, то сумма увеличится многократно.

Поэтому утверждения, согласно которым военная операция в Ливии была ничем иным как «войной за воду», имеют под собой вполне очевидные основания.

Риски

Помимо обозначенного выше политического риска, Великая искусственная река имела ещё как минимум два. Она была первым крупным проектом подобного рода, поэтому никто с достоверной точностью не мог предсказать, что произойдёт, когда водоносные пласты начнут истощаться. Высказывались опасения, что вся система попросту рухнет под собственной тяжестью в образовавшиеся пустоты, что повлечёт масштабные провалы грунта на территориях нескольких африканских стран. С другой стороны, было непонятно, что случится с имеющимися природными оазисами, поскольку многие из них изначально подпитывались благодаря подземным водоносным пластам. Сегодня по крайней мере пересыхание одного из естественных озёр в ливийском оазисе Куфра связывают именно с чрезмерной эксплуатацией водоносных горизонтов.


Но как бы то ни было, на данный момент искусственная ливийская река является одним из сложнейших, самых дорогих и крупных инженерных проектов, реализованных человечеством, но выросшим из мечты одного-единственного человека «сделать пустыню зелёной, как флаг ливийской Джамахирии».


Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить новые материалы.


dsf
Найдите нас Вконтакте
Рекомендуем прочитать
Default AJAX