Петровская Акватория
Текст: Айдар Фахрутдинов | 2016-04-18 | 1377
Современный человек живёт в мире, производящем огромное количество информации. Было подсчитано, что, например, только в недельном выпуске New York Times её содержится больше, чем человек XVIII века получал за всю свою жизнь. В условиях переизбытка информации, донести её до человека становится всё сложнее: даже рассказывать об истории приходится, прибегая к совершенно новым форматам коммуникации. Интересным в данном случае является пример санкт-петербургского музея «Петровская Акватория», выполненного в формате макета. О его создании мы пообщались с художественным руководителем проекта Григорием Михайловым, главным инженером Дмитрием Курашовым и ведущим методистом Лорой Будай.

– Расскажите, что представляет собой ваш музей?

Григорий Михайлов: «Петровская Акватория» – это историческая экспозиция, выполненная в интерактивной миниатюре и посвящённая истории возникновения Санкт-Петербурга и зарождения российского флота. Центральная часть и главная особенность макета – настоящее водное пространство, по которому ходят макеты кораблей Петровской эпохи. Оно символизирует акваторию Невы и Финского залива. По периметру водной чаши расположены макеты архитектурных объектов Петербурга. Все они, в том числе утраченные, по гравюрам и материалам музейных архивов воссозданы такими, какими выглядели в середине XVIII века. Стрелка Васильевского острова без ростральных колонн, усадьба Меншикова вместо СПбГУ, первый петербургский порт, бал-маскарад в Петергофе, старая крепость в Ораниенбауме – теперь их можно увидеть своими глазами, хотя ещё совсем недавно это представлялось совершенно невозможным.

Но «Акватория» – это не просто макет. Это макет-театр. Поэтому реконструкция архитектурных ансамблей и ландшафта – не суть проекта, а декорация, в которой разворачиваются картины жизни города времён российских императоров от Петра Первого до Екатерины Великой. Мы показываем сцены и события из жизни горожан, которые проигрываются драматургически, в соответствии с разработанными сценариями. Для этого мы используем движущиеся объекты (фигуры людей, кареты, корабли), световые, звуковые, и визуальные эффекты. Помимо прочего, они позволяют достоверно воспроизводить смену дня и ночи, изменение погодных условий.

Для усиления эффекта погружения в эпоху мы даже разработали экскурсию, которую ведёт актёр в образе Петра Первого, соответствующего роста и говорящий на языке XVIII века.



– А какая задача ставилась при создании макета?

Задача была поставлена следующая: макет должен иметь прямое отношение к конкретному городу – Петербургу, с его достаточно большими районами и пригородами; также должна быть развита тема истории создания Балтийского флота и строительства города.

На создание макета до стадии сборки на объекте отводилось шесть месяцев. Однако я понимал: необходимо собрать «тонны» материалов, исследовать старые изображения, гравюры, проекты и чертежи зданий, найти недостающие части фасадов, реконструировать и воссоздать объекты в нужной интерпретации. Даже несмотря на свой огромный опыт (25 лет деятельности в Эрмитаже заведующим научно-реставрационного сектора и 10 лет работы в собственной студии на реализации сложных проектов Управления делами президента) я понимал, что отведённого времени будет недостаточно. Но отказаться, в силу интереса, было невозможно, и я решил, что всё образуется само собой. В итоге на создание всего макета у нас ушло два года. В моём представлении сам макет сейчас практически готов – за исключением разве что района Новой Голландии. Но вот наполнение сюжетами реализовано не полностью, и не все они до конца интерактивны. Для примера: сцена спуска корабля на воду в Адмиралтействе занимает площадь в 5-6 квадратных метров. Спуск корабля времён Петровской эпохи – это праздник для всего города, на который приходили тысячи горожан. И мы должны продемонстрировать этот праздник, показать, как со стапелей на воду сходит стопушечный корабль. Здесь не обойдёшься несколькими фигурками и примитивными техническими решениями, приводящими их в какое-то движение. Создание всего этого требует больших затрат времени.

Возможно, если бы мне предварительно показали, через что придётся пройти, я бы ещё подумал, браться за это или нет. Но сейчас я рад, что согласился – проект действительно оказался очень интересным.

– Как вы придумываете сценки, оживляющие макет? На какие аспекты обращаете наибольшее внимание, чтобы культурный код города XVIII века удалось передать наиболее точно?

В процессе изучения материалов и реконструкции каких-то исторических событий, мы всегда задаёмся вопросом: а как всё это выглядело в реальности? В процессе обсуждения и рождаются необходимые нам сюжеты. По поводу их воплощения в жизнь я объясняю своим декораторам следующее: «Нам следует действовать так, как будто мы находимся на театральной сцене: сначала нужно правильно и красиво поставить сцену, а потом – наполнить её соответствующими героями». То есть сначала мы создаём сценарий, потом я делаю зарисовки и определяю расположение персонажей; декораторы подбирают им одежду, позы и решают общую цветовую картину. После этого эскизы передаются лепщикам, которые, в свою очередь, делают фигурки.

Меня всё это захватило настолько сильно, что внимание мы стали уделять даже мельчайшим деталям быта и одежды. К примеру, в военной форме преображенцев, семёновцев или кавалеристов имеется масса нюансов. И наши миниатюристы очень тщательно в цвете расписывают все детали костюма, соблюдая даже цвета галунов (нашивок из тесьмы) или каких-нибудь вензелей на патронташах. Чтобы гарантированно не ошибиться, мы пригласили консультантов по сухопутным военным делам и по военно-морскому флоту.

Очень тщательно мы продумали и музыкальное сопровождение, под каждую зону подобрали соответствующие звуки. Допустим, там, где наши персонажи танцуют, звучат менуэты. В других местах может играть немецкий оркестр или выступать итальянская труппа.

– Что представляет собой макет с инженерной точки зрения? Какие решения были применены в этой части?

Дмитрий Курашов: Основная инженерная задача – сделать макет динамичным: персонажи должны двигаться, кареты – ездить, а корабли – скользить по воде. Непременным условием нашего макета было наличие живой воды, и это создавало ряд дополнительных трудностей. С водой совместимы далеко не все материалы, поэтому, с одной стороны, её наличие ограничивало нас в выборе ресурсов, а с другой – увеличивало и без того высокие требования к качеству работы. Допустим, при малейшей ошибке в окраске и декорировании что-то непременно начинало вспухать или плесневеть. Для проектирования и создания водного пространства мы пригласили компанию, которая имеет огромный опыт в проектировании и изготовлении нестандартных бассейнов. Проблемы цветения и загрязнения воды решили стандартными методами химической очистки и фильтрации. Сложность очистки воды от пыли и удаление пленки, образующейся на поверхности воды, решаем за счёт периодической установки специально разработанных устройств, предназначенных для забора верхнего слоя воды в бассейне.

Фонтаны у нас также работают с использованием настоящей воды. Для всей системы фонтанов используется один общий насос, который подаёт давление в систему трубок. Давление в системе регулируется автоматически, но все трубки имеют свой собственный регулирующий кран. Напор каждой отдельной струйки вручную регулируется специалистом. Все трубки в системе фонтанов приходится очищать от пыли каждую неделю.


Особого внимания заслуживает система управления моделями кораблей, которую мы разработали специально для этого проекта. Нечто подобное есть на одном из макетов в Германии, но там кораблями управляет человек с пультом. Наша система управляет движением кораблей автоматически без вмешательства человека.

Наши корабли – это парусники, на которых, в силу представленной эпохи, не может использоваться никаких двигателей. Кроме того, ходить они должны целый день, то есть заряда аккумулятора должно хватать как минимум на 12 часов. В качестве тяги используется система электромагнитов, расположенных сотовым способом под бассейном. Видеокамеры, расположенные сверху над «акваторией», отслеживают текущие координаты кораблей по инфракрасным датчикам-меткам, а компьютер рассчитывает, какой из электромагнитов нужно включить, чтобы запустить корабль в движение по нужному направлению.


– Движение карет осуществляется тоже с помощью электромагнитов?

Направление движения кареты задаёт металлическая струна, вмонтированная в дорогу. Чтобы карета двигалась вдоль этой струны, на её поворотной оси устанавливается маленький магнит. В движение карету приводит небольшой электромотор, причём по сигналу контроллера карета может ускоряться, замедляться, останавливаться и «видеть» другие кареты. Аккумуляторов на карете нет, питание передаётся за счёт электромагнитной индукции из-под макета. На подобных зарубежных макетах машинки ездят на аккумуляторах. Компьютер рассчитывает, сколько времени эта машинка уже катается и, при необходимости, отправляет её под макет – на зарядную станцию.

Движение карет на каждой из зон макета осуществляется автономно, за счёт одноплатных компьютеров, которые находятся под макетом и отслеживают положение карет по датчикам. Но есть и центральный компьютер, который собирает информацию, контролирует и управляет. Также он задействуется, если происходят аварии, или какая-то из карет съезжает с маршрута. Иногда в работу системы вмешиваются посетители. Бывало даже такое, что взрослый посетитель что-то положил на дорогу – ему было интересно, что будет с каретой. Она, естественно, съехала с дороги и остановилась в кустах. Он попытался вернуть её на место, но сломал. Этот случай вынудил нас поставить сигнализацию – её мы тоже изобретали специально для нашего макета, потому что ничего готового и подходящего в продаже найти не удалось.

– А какие материалы вы используете для изготовления объектов?

Первоначально здания и ландшафты проектировались на компьютере. Затем отдельные детали макета изготавливали посредством 3D-фрезеровки, лазерной резки и гравировки, 3D-печати. Например, стены и крыши зданий делались из композитного пластика, декоративные детали оформления печатались на 3d-принтере. На 3d-принтерах печатались и детали карет. Здесь требуются максимальное качество используемого фотополимера и самая высокая точность печати. В противном случае собрать механику кареты так, чтобы она заработала, невозможно. Изготовленные детали дорабатывались вручную, раскрашивались и устанавливались на макет.

Большинство объектов на макете сделаны полностью вручную. Модели кораблей мы восоздавали по чертежам XVIII века. Среди них – знаменитый корабль Балтийского флота «Евстафий Плакида» и яхта «Наталия», которая была привезена из Голландии ещё для Петра I. Ландшафт – тоже исключительно ручная работа. Деревья (которых на макете использовано достаточно много – для создания зелёных зон, парковых насаждений, природных ландшафтов) изготовлены из проволоки, на которую наклеена листва, сделанная из специального макетного материала. Кусты изготовлены из настоящего мха. Встречающиеся на деревьях яблоки – это пшено, покрашенное краской. Создание уникальных персонажей – лепка и роспись.

– Подсветка макета осуществляется с помощью светодиодов?

Да, но в отличие от других макетов, где светодиоды светят непрерывно, мы, в силу представленной временной эпохи, были вынуждены имитировать свечи, заставляя их мерцать. При этом мерцание не должно было быть одинаковым, поэтому к каждому светодиоду вручную припаивался отдельный проводок. Это был титанический труд – всё припаять и подключить. Зато сейчас на макете нет ни одного светодиода, который бы мерцал идентично другому.

День и ночь сменяются автоматически, из расчёта того, что день длится 20 минут, а ночь – три минуты. Но наступление ночи можно ускорить нажатием специальной кнопки. Сделана она для экскурсоводов, если им в рамках своей экскурсионной программы понадобится продемонстрировать ночной Петербург до того, как это сделает компьютерная программа.

– Были ли какие-нибудь сложности с архитектурным исполнением макета города?

Григорий Михайлов: Во-первых, необходимо было решить, какие районы и пригороды Петербурга должны попасть на макет, а какие – нет. Допустим, по Петропавловской крепости таких вопросов не возникало. Считается, что именно с истории её создания и начинается вся история Петербурга. Изначально бастионы крепости сделали деревянно-земляными, но весеннее наводнение их размыло. Позже возвели каменное сооружение. Мы посчитали этот факт важным и разместили на одном из участков крепости строительную площадку. Сейчас там стоят краны и копры, вбивающие сваи. Идёт строительство казематов и сводов. Другая интересная находка – пороховой погреб, внутри которого имеется ручная подъёмная машина. Её необходимость была обусловлена тем, что для экономии места ядра и короба с порохом хранились на стеллажах.

Или другой пример: город-порт Кронштадт. Его первый форт был построен у самого фарватера, на насыпанном за одну зиму острове. Работа проходила в напряжённом темпе, и уже на следующую весну шведы, открывая навигацию, с удивлением обнаружили в заливе, который ещё недавно считали своим, откуда ни возьмись появившуюся крепость, закрывшую им подход к Невской губе. Позже, когда в России начали строить тяжёлые стопушечные корабли, выяснилось, что полностью загрузить их в Петербурге невозможно – из-за слишком большого веса они могли сесть на мель при выходе в море, проходя по Неве. Одна только рея на фрегате весила более 12 тонн. Поэтому в Кронштадте создали достроечные доки, где и производилось оснащение таких кораблей. По этим причинам Кронштадт является крайне значимым объектом как в истории Санкт-Петербурга, так и в истории российского флота, и поэтому тоже присутствует на нашем макете. Форт, кстати, мы сделали стреляющим. Дополнительно планируем воссоздать шведский корабль, который будет участвовать в перестрелке.

Так, постепенно определившись с тем, какие именно районы города окажутся на макете, мы подошли к работе по выбору варианта реконструкции зданий, доработке фасадов. Ведь чем старше памятник архитектуры, тем больше он претерпел изменений и реконструкций. Перед началом работы над макетом макетчикам нужно было объяснить, на какой именно период мы ориентируемся. Например, дворец Меншикова на Васильевском острове мы сделали на момент 1716 года – наиболее интересный этап в его жизни. Подобный макет есть в Эрмитаже, но он меньшего масштаба и выполнен по состоянию на 1721 год. Или взять Кунсткамеру: перед началом работы по её моделированию никто из нас даже не знал, что в то время её крыша была другого цвета, а на первом этаже размещались торговые лавки. Петербуржцы, которые неплохо знают историю, приходят в музей и замечают все эти мелочи.




– А каким образом у вас выстроена образовательная работа?

Лора Будай: Макет настолько ёмкий и информативный, что образовательных программ на нём можно сделать огромное количество. Кроме того, он очень удачно вписывается в школьную программу – в Петербурге как раз немало школ, где изучают историю города.

Экскурсии мы проводим как обзорные, охватывающие весь макет, так и специальные. Например, экскурсией «Петербург – морская столица России» больше всего интересуются ребята, учащиеся в морских колледжах или готовящиеся к поступлению туда. Недавно запустили экскурсию «Костюм XVIII века». Для её проведения дополнительно подобрали большое количество наглядного материала для демонстрации на мониторах. Эта экскурсия рассчитана на студентов профильных учебных заведений, таких как текстильный институт, Академия художеств или Театральная академия. Разумеется, есть и экскурсия, посвящённая архитектуре XVIII века.

То есть, разрабатывая экскурсию, мы обязательно предусматриваем, на какую аудиторию она будет ориентирована. Сейчас на стадии создания находится экскурсия, посвящённая быту горожан XVIII века. За счёт того, что на макете присутствует настоящая вода, мы очень наглядно можем продемонстрировать, например, то, как в Петровскую эпоху велась заготовка воды. Этим занимались дворники. Вода из Невы привозилась в голубых бочках – она была очень чистой. Вода в Фонтанке была чуть-чуть похуже и ею наполняли зелёные бочки. Ну а воду низкого качества возили в жёлтых бочках – брали её в дальних каналах Петербурга.

Есть у нас даже исторический квест – как для детей средних и старших классов школы, так и для взрослых. Участники делятся на три команды и выполняют различные задания, например, что-то ищут на макете или отвечают на какие-то вопросы.

До настоящего времени у нас оставалась только одна практически неохваченная возрастная группа – дети дошкольного возраста. Работа с ними должна быть выстроена более специфично, поскольку обязательно нужно использовать какие-то игровые моменты, всё время переключать внимание с одного вида деятельности на другой. Но и этот вопрос мы практически решили, разработав программу «В гостях у сказки». Недавно мы её апробировали с педагогами дополнительного образования. Специально под эту программу был изготовлен ряд выносных макетов, которые я на время экскурсии помещаю на основной макет. Например, напротив усадьбы Меншикова, я ставлю макет с печкой, бегущими Алёнушкой со своим братцем и летящими гусями-лебедями. А на углу Васильевского острова есть рыбацкая деревня: вот стоит покосившаяся избушка, вот на берегу сидят старик и старуха, а вот, рядом, сушатся сети и валяется разбитое корыто. История о золотой рыбке напрашивается сама собой.


– А помимо экскурсий какие-то другие способы подачи информации в музее имеются?

Нашим посетителям достаточно непросто ориентироваться в городе XVIII века, хотя бы потому, что тогда он был совершенно другим. Но при этом им интересно сопоставить всё, что они видят, с современным городом. Поэтому мы очень часто слышим такие вопросы: «А где здесь Дворцовая?» или «А где мы сейчас находимся?» Очень многие не знают, что, например, Адмиралтейский луг дал основание сразу трём площадям: Адмиралтейской, Сенатской (где стоит памятник Петру) и Дворцовой. Поэтому появилась идея выводить современные виды показанных на макете мест на установленные здесь же мониторы.

Также у нас есть ничем не занятое пространство – стены. Мы собираемся проецировать на них какую-то дополнительную информацию. Скажем, тот же костюм XVIII века: на макете у нас имеется маленький персонаж в костюме, а на стене будет демонстрироваться его крупное детальное изображение.

Проводим мы и мастер-классы. Один из самых популярных – по вязке такелажных узлов.

– Как считаете, после посещения вашего музея в людях что-то меняется?

Знаете, некоторые посетители бывают у нас по 3-4 раза – особенно те, кто интересуется историей. А это что-то да значит. Однажды я подошла к женщине, которую видела у нас уже не первый раз. На мой вопрос о её интересах я услышала следующее: «Я преподаватель университета, а сюда прихожу послушать грамотную русскую речь». Так что кто-то приходит к нам даже за этим.

– Насколько много специалистов было задействовано при создании макета?

Дмитрий Курашов: На самом пике работ у нас только макетчиков-художников было, наверное, человек 150. В целом над созданием макета работало более 200 человек, среди которых архитекторы, военные историки, инженеры, научные сотрудники лучших музеев Санкт-Петербурга, 3d- и судомоделисты, макетчики и художники.

– Работа над развитием макета будет продолжаться и дальше?

Григорий Михайлов: Конечно! То, что сегодня можно увидеть на театр-макете – это далеко не всё, что мы задумали в него вложить. Но если нам в конце концов удастся это сделать, мне кажется, будет здорово!


Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить новые материалы.