Правополушарное рисование
Текст: Татьяна Петухова | 2019-04-17 | Фото на заглавной странице: © Macrovector / shutterstock | 289
Традиционно считается, что творческие виды деятельности, такие как рисование или музыка, требуют серьёзного таланта и недоступны тем, кто, как кажется на первый взгляд, не обладает соответствующими способностями. Но это не совсем так, ведь творчество, как оказалось, в какой-то части тоже можно технологизировать, а значит, и научить этому можно практически каждого. Гением благодаря таким методикам, конечно, не станешь, но прилично рисовать или музицировать при желании можно научиться. Хорошей иллюстрацией этих слов является технология правополушарного рисования, разработанная в 70-х годах прошлого века Бэтти Эдвардс — американским педагогом в области искусства. Результаты её применения мы видели своими глазами, и надо признать — нас они изрядно удивили в хорошем смысле этого слова. О том, для чего предназначена эта методика, и что она собой представляет, мы пообщались с учеником Бэтти Эдвардс, Стивом Лестером, который сейчас живёт в России и преподаёт здесь правополушарное рисование.

— Каким образом Бэтти Эдвардс удалось настолько тонко технологизировать искусство рисунка?

Бэтти Эдвардс — преподаватель искусства, которая исследовала способы преподавания рисования. Вопросу «как передавать навык рисования другим» она посвятила очень много времени и даже защитила докторскую диссертацию на эту тему. Затем она переработала свою научную работу в книгу, чтобы сделать это знание доступным людям. Для этого ей пришлось многое упростить и выбрать лишь небольшое количество навыков, с которых она хотела начинать обучение рисованию. Спустя полгода после выхода книги она поняла, что 5 навыков восприятия, которые она выбрала — это всё, что нужно, чтобы научиться реалистично рисовать. Вот эти навыки:

— восприятие контуров;

— восприятие форм пустых пространств;

— восприятие отношения, то есть пропорции и относительные углы наклона — из этого складывается перспектива;

— восприятие света и тени — это даёт объём в рисунках;

— наконец, восприятие в целом — гештальт — это когда все четыре предыдущих навыка начинают действовать с практикой автоматически и потом сливаются в один комплексный навык, который называется рисование.

До этого времени, то есть до 60-х годов прошлого века, художественное образование было организовано по-разному в зависимости от жанра. Рисование в жанрах натюрморт, анимализм (рисование животных), пейзаж и портрет считалось совершенно разными навыками. И даже использование разных материалов — рисование карандашом или углём, живопись акварелью или маслом — тоже рассматривалось как разные навыки. Поэтому Бэтти Эдвардс поначалу и было сложно понять, какие навыки являются основными. Она как бы случайно, интуитивно выбрала эти пять, а потом сообразила, что они — это и есть то общее, что нужно для всех жанров, то есть чтобы рисовать и животных, и человека, и натюрморт, и пейзаж. Более того, их оказалось достаточно, чтобы рисовать реалистично. Эти же принципы касаются разных материалов — ведь это всего лишь материалы, из которых складывается изображение. Они общие во всех изображениях на плоскости.


© архив С.Лестера

"Одним из важных навыков в умении видеть, мыслить, учиться и решать проблемы является навык правильного восприятия соотношений – частей между собой и частей с целым. В рисовании эти соотношения называются пропорцией. Восприятие пропорциональных соотношений, особенно пространственных, является особой функцией правого полушария человеческого мозга. Люди, чья работа требует точной оценки соотношений размеров – плотники, дантисты, портные, хирурги – обладают развитой способностью восприятия пропорций. Люди, стремящиеся мыслить творчески в любой сфере деятельности, извлекают большую пользу из более ясного осознания соотношений между частями и целым – из умения видеть и деревья, и лес". Бэтти Эдвардс

— Считается, что в вопросах искусства всегда очень важен талант. Можно ли говорить, что при использовании данного метода талант отодвигается на второй план?

Надо различать реалистичное рисование и Искусство с большой буквы — это абсолютно разные вещи. Например, можно научить человека рисовать лошадь так, чтобы она выглядела реалистично, была узнаваема. То есть чтобы любой мог посмотреть на этот рисунок и сказать, что это именно лошадь, а не лось. Но если человек может нарисовать лошадь так, что зритель ещё и понимает, что эта лошадь чувствует, и это вызывает у зрителя эмоции — это уже другое. Именно это и есть искусство, и оно уже требует и таланта, и большого опыта. Мы же обучаем только тому, как реалистично рисовать, а значит, наш предмет — это не искусство, а восприятие.

Чтобы рисовать реалистично, чтобы рисунок был похож на предмет перед глазами, талант не требуется, поэтому эта возможность есть у всех, просто им надо показать, как это делать. Способность рисовать стоит в одном ряду со способностью читать. Но и чтение, и рисование требуют обучения. Такое, чтобы человек спонтанно и без обучения начинал читать, случается очень редко. То же самое и с рисованием — кто-то должен показать, как это делать. Кстати, изначально все дети очень любят рисовать и рисуют чем угодно и где угодно (в тетрадях, на асфальте, на обоях, на телевизорах и так далее) — до того момента, пока кто-то или что-то их не остановит.

Если же у человека есть талант, тогда навыки быстро усваиваются, и он может продолжить своё обучение. Но искусство рисования — тонкое дело и требует не только таланта, но и очень много труда. И как бы то ни было, но без освоения этих техник — будь то методика Бэтти Эдвардс или методики, которые преподаются в художественных учебных заведениях — и этих навыков восприятия даже у человека с огромным талантом рисунок будет выглядеть непрофессионально. Потому что когда человек смотрит на объект и называет этот объект, например, «глаз», то это название на уровне языка вызывает внутренний символ этого объекта. И если человек неправильно натренирован, он видит этот символ сильнее, чем объект перед глазами. Как обычно рисуют глаза? Используя классический символ глаза — лодку с кругом в середине. Это не их глаз, и это не то, что появляется в зеркале, но это то, что они видят, потому что они видят только символ, который закрался к ним в голову с детства. Есть несколько художественных трюков обойти влияние этих символов — например, использование пустого пространства, которое не имеет никакого символизма.

© eRazvitie

© eRazvitie

Рисунки людей, ранее не занимавшихся рисованием, всего лишь после нескольких уроков по методу правополушарного рисования.

— В чём заключается основная суть метода?

Основная суть метода — это получить доступ к действиям мозга. Рисование требует восприятия, которого нет у левого полушария мозга, ответственного за логику, поэтому его нужно «отключить», дав волю правому полушарию. Использованный Бэтти Эдвардс термин «drawing on the right side of the brain» в дословном переводе на русский язык означает «рисование на правой стороне мозга». Моя жена Людмила в качестве русского эквивалента придумала немного другое определение — «правополушарное рисование». К сожалению, я не сделал патент на это наименование, и сейчас очень много школ, используя его, преподают то, что не имеет к правополушарному рисованию и восприятию человека никакого отношения.

Самый эффективный способ осуществить переключение с левого режима на правый — это поставить перед мозгом такую задачу, которую левое полушарие решать откажется. Одна из таких задач — это перевёрнутое рисование. Для этого хорошо подходит «Портрет Стравинского» Пабло Пикассо. Смысл этого действия заключается в том, что левополушарный режим работы мозга не любит «вверх ногами», но когда мы всё равно это делаем, то правый режим мозга освобождается от доминантности левого. А это как раз то, чего мы хотим. Большинство людей не могут рисовать реалистично как раз по причине того, что они стараются это сделать левым режимом мозга, который препятствует рисованию.

© архив С.Лестера

Ещё одно упражнение, которое не переносит левый режим — это слепое контурное рисование. Мы рисуем крупный план руки: смотрим на руку очень близко и очень медленно рисуем контур, не глядя при этом на бумагу. После этого мы снова рисуем руку, но уже смотря на неё через рамку, используя пространство между пальцами как предмет рисования. Сравнивая эти два рисунка, мы видим прогресс: если первая версия у учеников часто выглядит как резиновая перчатка или рука обезьяны, то вторая попытка — это уже человеческая, живая рука.

На следующем этапе мы учимся восприятию пустого пространства. Для тренировки этого навыка мы копируем рисунок Рубенса «Этюды рук и ног». Рисуя, мы сосредотачиваемся не на объекте, а на пространстве вокруг, и получаем трёхмерный рисунок ног. Потом мы рисуем такие предметы, как ключи на кольце — но опять-таки мы рисуем не ключи и кольцо, а просто дырки и пространство вокруг ключей, чтобы переключиться от физических предметов на пространство вокруг. Это тонкое переключение далеко не всем даётся сразу и легко.

Бэтти Эдвардс говорит, что если человек будет сосредотачиваться не на предмете, а на пространстве вокруг и при построении композиции будет отталкиваться от формы пространства вместо формы предмета, то композиция автоматически сложится органично. Чтобы обучиться этому навыку, Бэтти Эдвардс предлагает выполнить такое упражнение: нарисовать стул или опять-таки вернее будет сказать — пространство вокруг стула и его ножек. Я обычно предлагаю своим ученикам рисовать растения — то есть дырки между листьями и стеблями. Я полностью согласен с мнением Бэтти, и поэтому говорю: «Не рисуйте никаких листьев, стеблей. Игнорируйте их. Рисуйте только пространство между ними».

Пустое пространство является секретным оружием всех художников. Они используют его, чтобы воспринимать перед глазами форму объекта. Об объектах, которые нас окружают, мы знаем слишком много, и это препятствует нашему восприятию их форм. Но пространство вокруг объекта часто не имеет для нас никакого значения, и мы ничего о нём не знаем, поэтому получается, что мы просто рисуем абстрактную форму.

© eRazvitie

© eRazvitie

Рисунки людей, обучающихся по методу правополушарного рисования.

Потом мы учимся восприятию пропорций и перспективы. Мы рисуем вид в комнате, где мы сидим — угол комнаты, или лестницу, или окно, или дверь, на которые мы смотрим под каким-то углом. Это самый сложный рисунок.

После этого следуют свет и тень. Мы копируем портрет — высококонтрастную фотографию человека, обращая внимание на форму теней и форму освещённых районов между тенями. Левый режим не хочет смотреть на тень как на объект, потому что тень невещественна — человек чуть повернул голову — и всё меняется. Но когда мы сосредотачиваем наше внимание именно на тени, левый режим снова отключается. Потом мы оттачиваем навык работы со светом и тенью, копируя рисунок французского художника Пьера Поля Прюдона. Тень в нём очень плавная, слабоконтрастная — и это даёт нам возможность понять свет и тень ещё глубже.

Наконец, мы изучаем пропорции человеческой головы, чтобы понимать, где находятся глаза, а где — нос, рот, и рисуем друг друга в профиль. Это как репетиция для последнего экзамена, для автопортрета перед зеркалом. На автопортрет может уйти до 7 часов. Поначалу, когда ученики рисуют себя, кажется, что «волшебство» не работает, потому что никакого сходства с оригиналом нет. Но в последний час оно проявляется. Что-то «кликает» в мозге, и они сами начинают видеть этот гештальт. Сходство у всех получается в разной степени — у кого-то больше, у кого-то меньше, но оно есть, и когда мы сравниваем последние портреты с первыми (которые я обычно прошу нарисовать перед началом всего обучения), то бывает, что ученики отказываются от первого и говорят — «Нет, это не мой портрет», и узнают его только по подписи.

© архив С.Лестера

© архив С.Лестера

Автопортреты одного из учеников, обучающегося по технологии правополушарного рисования, до и после занятий.

— Насколько мы знаем, вы также проводите корпоративные тренинги по рисованию. Чем методика рисования может быть полезна в целях развития персонала?

Главное, что мы преподаём — это не рисование, а восприятие, необходимое для рисования. А это — навык смотреть глубже и не останавливаться на первых впечатлениях. Это может распространяться далеко за пределы рисования, например, на ведение бизнеса. Допустим, на деловых переговорах партнёр излагает вам свою позицию. Вы можете принять её безоговорочно, а можете посмотреть глубже и попытаться понять, есть ли за этим что-то ещё. Навык восприятия пустого пространства для бизнесмена — это способность смотреть, чего в данном случае в позиции партнёра нет, что отсутствует.

На корпоративных тренингах мы проходим те же самые этапы, что и при обычном обучении реалистичному рисованию. Но, когда они занимаются рисованием, у них в голове откладываются эти навыки — способность работать с пустым пространством, способность работать с объектом целиком. И впоследствии эти навыки восприятия начинают проявляться в обыденной жизни, хотя в большей степени и неосознанно — человек просто начинает обращать внимание на те вещи, на которые раньше он внимания не обращал.

Я преподаю уже больше 20 лет, но на самом деле только сейчас начал осознавать, что именно происходит с людьми в процессе правополушарного рисования. Я узнал о недавно описанном свойстве человеческого мозга — нейропластичности — и теперь понимаю, что в процессе нашего рисования между нейронами формируются новые связи, и, если человек будет их использовать, они будут становиться крепче и крепче.


Подписаться на новыe материалы можно здесь:  Фейсбук   ВКонтакте


закрыть

Подписывайтесь на нас в Facebook и Вконтакте