Предприниматели для инжи­ниринга: рецепт приготовления
Текст: Айдар Фахрутдинов | 2014-04-02 | 5114
В вопросах развития научной и инженерной деятельности решающее значение имеют коммерциализация и тиражирование инженерных разработок. Об этом сегодня говорят многие, но вот реальные практики подготовки предпринимательских кадров именно для инжиниринга, без которых разговоры остаются лишь разговорами, практически отсутствуют. Томский политехнический университет в этом плане является приятным исключением. Здесь уже несколько лет функционируют ведущие подготовку инженерных предпринимателей подразделения, о которых нам и рассказали их руководители.

 

Степан Хачин, руководитель кафедры инженерного предпринимательства ТПУ

 

Только очень большие мировые компании позволяют себе собственные исследования. Те, что поменьше, понимают, что надо эффективнее работать с университетами, где можно поднять современный научный материал. Дальше фундаментальных вещей ученому идти не интересно – он уже удовлетворил свой интерес. Но их нужно довести до конечного решения. Еще Шумпетер отводил эту роль предпринимателю, определяя его как человека, который  желает и способен конвертировать новые идеи в успешную инновацию.

Предприниматель должен иметь представление о множестве мелких готовых решений, чтобы компоновать их в уникальные бизнес-модели. В Томском политехническом университете на хорошем мировом уровне ведется работа по нескольким приоритетным научным направлениям: неразрушающий контроль, рациональное недропользование, информационные технические системы, энергетика. Наша кафедра – сквозная структура, призванная формировать среду, в которой думают с точки зрения не только ученых, но и предпринимателей, и которая призвана помочь идее выйти в жизнь, за рамки лабораторий.

До начала этого года мы существовали в формате отдельной структуры – Института инженерного предпринимательства. Но произошло укрупнение, и четыре разных института ТПУ были объединены в единый «Институт социальных гуманитарных технологий», внутри которого мы стали кафедрой. После реорганизации мы сохранили все наши направления и при этом выросли по масштабу преподавателей и студентов. На сегодняшний день у нас 55 преподавателей (в том числе 6 докторов и 21 кандидат), около 600 студентов и 80 слушателей.

Институт инженерного предпринимательства создавался в 2009 году. Первым делом нужно было понять, что такое инженерное предпринимательство, и в каких направлениях оно будет развиваться. Тогда мы выделили для себя два больших блока. Первый – это инженерная составляющая, т.е. то, как фундаментальный или прикладной научный результат может быть конвертирован в продукт. Второй – как с этим продуктом работать дальше, довести его до рынка. В первом блоке выделили школу прикладного системного анализа и ТРИЗ, а во втором – инновационный маркетинг,  совершенствование бизнес-процессов (бережливое производство, облачные технологии, система менеджмента качества) и управление проектами. В Сибири, кстати, никто не занимается нормальным системным воспитанием проектных управляющих. Поэтому, эти 5 направлений «живут» на нашей кафедре. По каждому из них есть внешний научный руководитель федерального уровня. В итоге, если посмотреть цепочку развития инновационного проекта, получается, что мы сопровождаем команду  от формирования идеи до получения первых инвестиций.

Другая составляющая нашей деятельности – создание соответствующей среды. Когда человек живет в своих обычных условиях, ему бесполезно рассказывать про предпринимательство и изобретательность. Но как только мы его оттуда вырываем и окружаем реальными предпринимателями, общаясь с которыми он перенимает их компетенции, эффект получается гораздо больший, нежели от прохождения стандартной образовательной программы. 

 

Вениамин Кизеев, руководитель «Полигона инженерного предпринимательства»

 

Если говорить о полигоне, то это – авторский проект, над которым мы начинали работать втроем. В молодости все мы, будучи выходцами из студенческого управления, реализовывали проекты по созданию студенческих советов по всей России. Ездили по городам, создавали команды, а затем поддерживали их. Потом запустили этот бизнес-проект. Сели, задумались, чем наиболее перспективно заниматься, и решили, что это – человеческий капитал. Когда появился Институт инженерного предпринимательства, мы плавно вошли в него со своими идеями. При этом у каждого из нас есть собственные бизнесы. Например, у меня пять розничных магазинов, два консалтинговых предприятия. Бывает, одни бизнесы умирают – другие появляются. Был и строительный бизнес, но он съедал много времени, и его пришлось закрыть.

Сейчас нас уже девять человек, среди которых есть технические сотрудники, а есть и коммерческие партнеры.

Что касается работы со студентами, то я считаю, что такая форма образовательного процесса, как лекция, умерла. Надо принять, что просто передача информации студентам или предпринимателям бесполезна. Поэтому мы реализуем схему вовлечения, чтобы студенты, молодые предприниматели и изобретатели могли собираться на одной площадке и здесь организовывать свои проекты. По сути, мы сводная структура, которая собирает кадровые, предпринимательские, изобретательские и финансовые ресурсы в одной точке. И это основное, чем мы занимаемся. Работаем мы и со студентами – оказываем помощь в реализации их инновационных предпринимательских инициатив, и с сотрудниками ТПУ – разбираемся с продвижением их проектов. Мы стыкуем команды предпринимателей с изобретателями, привлекаем финансирование из различных фондов или от частных инвесторов.

Студенты с предпринимательской жилкой часто просто «выдавливаются» из современных университетов. Они со второго курса уходят в бизнес. Их основной вопрос: «Зачем я здесь трачу время, если мне здесь ничего не дают?» В Томском Политехническом сейчас ситуация другая: практически все студенты знают, что такое предпринимательство, и куда идти тому, кто хочет реализовать собственный проект.

Наша работа выстроена таким образом: если у студента появляется идея предпринимательского или инновационного проекта, он приходит к  нам, и мы начинаем работать над его развитием. Часто студент говорит, что хочет заниматься бизнесом, но чем конкретно – не знает. Мы смотрим, как сформировать его карьерную лестницу, какие проекты ему предложить. Бывает и так, что проекты, которые нам приносят студенты, аспиранты или сотрудники – мягко говоря, бредовые. Тогда мы предлагаем им либо свои проекты, либо что-то из запаса научных проектов ТПУ.

Считаю, что когда говорят, что молодые ученые должны заниматься технологическим бизнесом – это утопия. Пока они не сделали просто бизнеса, пока у них не появилось чутье работы с деньгами, они не сделают и технологического бизнеса – будут сидеть на грантах или еще на чем-то. Сейчас ребята, которые открыли свои пиццерии, рестораны, возвращаются и говорят: «Вот теперь мы готовы в эти инновации играть. У нас есть деньги, контакты, есть понимание, что нам скучно работать с ресторанами, хочется чего-то большего». И мы уверены, что они-то и смогут вырастить технологический бизнес.

Сложнее работать с изобретателями. Как правило, они приходят с убеждением, что у них самый лучший в мире проект. Приходится слой за слоем вкладывать бизнес-составляющую, объяснять про конкурентов, рынок и почему этот проект не пойдет. Потом – знакомить их с предпринимателями либо менеджерами проектов. Ведь чаще всего изобретатель сам не может продавать, тем более если это человек, прошедший через советскую школу.

Это сложный, многодневный процесс. Мы всегда приглашаем человека к нам на мероприятия, где рассказывается о предпринимательстве. Форма мероприятия не принципиальна – это могут быть семинары, бизнес-тренинги. Основная суть не в том, чтобы чему-то научить, а в том, чтобы создать атмосферу, в которой люди общаются и создают команды. На мероприятиях обязательно присутствуют представители бизнеса и наблюдатели, которые «сканируют» каждого и определяют,  кто кем будет: предпринимателем или изобретателем. Потом закручиваем проекты, создаем команды, определяем роли участников.

Чтобы получить оценку проектов, мы выстраиваем сотрудничество с экспертным сообществом. По большинству проектов наши российские эксперты могут довольно адекватно дать заключение, особенно в области приборо- и машиностроения.

Со всем, что связано с радио, Интернетом или оптикой, наши не справляются. Если это Интернет, общаемся с Кремниевой долиной. Там понимают, что в тренде, а что уже устарело. Хорошие отношения выстроены с Массачусетским технологическим институтом, с Бостонской группой университетов, с Калифорнией – часть проектов тестируем через них. Были у нас и такие проекты, по которым только 16 человек в мире вообще хоть что-то понимало.

Кроме экспертных сообществ, работаем с компаниями, например, такими как «Матриз», в которых есть сильные ученые-разработчики. По этим точкам мы распределяем и наши кадры.

 

Фото: Евгения Николаева, Dmitriy Shironosov / 123rf.ru