Прикоснуться к науке
Текст: Татьяна Петухова | 2014-04-02 | 5373
В октябре в Москве проходит традиционный фестиваль науки. Такие мероприятия проводятся во многих странах мира. Они призваны сблизить науку и общество, стимулировать интерес к научной деятельности и разработке новых технологий. Лекции знаменитых ученых, красочные научные шоу, показ тематических фильмов и выставки новейшей техники обычно составляют основную программу подобных фестивалей.

Сегодняшняя молодежь не особо стремится в науку. Выпускники вузов в основном хотят всего и сразу, а потому идут в бизнес. Наука же не дает быстрой отдачи, но при этом требует тяжелой работы. Для простого обывателя она сложна и непонятна, и потому кажется ему скучной. Научное сообщество отвечает тем же: ему не интересен непосвященный в науку человек, и оно часто не готово, да и не считает нужным тратить время, чтобы попытаться этому человеку что-то разъяснить. В итоге наука становится «вещью в себе», оторванной от остальной части общества, при этом оставаясь необходимым элементом для его развития.

Но науке и высокотехнологичным отраслям производства необходим постоянный приток молодых специалистов, а он напрямую зависит от того, насколько наука популярна в обществе. По этой причине вопросы популяризации науки остаются крайне важными.

Лучшим способом привлечения внимания к науке является демонстрация прорывных технологий. Самолет, построенный братьями Райт и оторвавшийся от земли всего на 12 секунд,  в короткие сроки привел к развитию авиационной индустрии. 108 минут, проведенные Гагариным на орбите Земли, определили мечту миллионов мальчишек стать космонавтами. «Один маленький шаг для человека, но гигантский скачок для всего человечества», сделанный Армстронгом на поверхности Луны, положил начало для будущего решения, наверное, самой амбициозной научно-технической задачи, связанной с освоением других планет. Такие события имеют максимальный охват, широко обсуждаются и являются предметом особой гордости. Для молодежи они служат моментом самоопределения.

Но эти события редки, и для эффективной популяризации их явно недостаточно. К счастью, были, есть и всегда будут люди, которые не только сами занимаются наукой, но и побуждают интересоваться ею других. Они обладают особым талантом превращать скучные и непонятные научные данные в интересную доступную информацию. Книги, журналы и фильмы, создаваемые этими людьми, относят к научно-популярному жанру. Первое литературное произведение такого рода – «О природе вещей» – было написано в стихах римским поэтом и философом Лукрецием Каром. В истории нашей страны первым популяризатором науки считается Михайло Ломоносов. Его «Письмо о пользе стекла» также было обличено в стихотворную форму. 

Большой шаг в деле популяризации науки совершил Альфред Брем. В 1863 году немецкий ученый-зоолог выпустил шеститомную «Иллюстрированную жизнь животных». В России нечто похожее было сделано 12 лет спустя: в 1875 году русский путешественник, зоолог и натуралист Леонид Сабанеев представил читателям книгу «Рыбы России. Жизнь и ловля наших пресноводных рыб». Здесь же можно вспомнить и о работе «Жизнь растения» Клемента Тимирязева – русского естествоиспытателя, историка науки, основоположника русской и британской научных школ физиологии растений. Произведения всех трёх авторов оказались не только в высшей степени ценными научными трудами, но и снискали популярность среди далеких от науки читателей. Книги претерпели множество переизданий и до сих пор остаются востребованными широкой публикой.

В начале и середине 20 века дело, начатое Лукрецием Каром, с успехом продолжил Яков Перельман. Сегодня этот российский и советский ученый считается одним из основоположников жанра научно-популярной литературы и основоположником занимательной науки. Книги автора, в числе которых «Занимательная физика», «Занимательная математика» и др., только в период с 1918 по 1973 год вышли общим тиражом свыше 13 млн экземпляров.

Более современный период истории дал целую плеяду выдающихся популяризаторов. Но и из них можно особо выделить два имени – Айзека Азимова и Стивена Хокинга. Азимовский «Путеводитель по науке» и Хокинговская «Краткая история времени» стали и до сих пор остаются самыми настоящими бестселлерами.

Активно способствует популяризации науки и другой жанр, название которому – научная фантастика – придумал Яков Перельман. Научная фантастика основывается на допущениях, которые не выходят за рамки научного восприятия действительности и не противоречат существующим научным законам. Основой фабулы таких произведений служат новые открытия, изобретения, исследования, а их действие часто происходит в будущем, что роднит этот жанр с футурологией – наукой прогнозирования мира будущего. Во многом именно завораживающие картины фантастического будущего, в которых раскрывается потенциал новых технологий, побуждают молодых людей идти в науку, чтобы творить это будущее своими собственными руками.

 

То, насколько эффективно работает эта схема, можно оценить по произведениям одного из первых научных фантастов – Жюля Верна. В своих увлекательных романах он предсказывает множество научных открытий и изобретений, в числе которых невероятные для того времени акваланги, телевизоры, подводные лодки, самолеты и вертолеты, космические корабли и даже электрический стул. По сути, он задавал направления научных исследований и технических изысканий, в которые, после прочтения романов писателя, ринулись вдохновившиеся открывающимися перспективами исследователи. В итоге практически все, о чем он писал, сегодня стало обыденной реальностью.

Но еще больший эффект на аудиторию способны производить фантастические фильмы. Технологии будущего предстают здесь во всей красе. Использование современных достижений компьютерной графики позволяет добиться максимального эффекта через наиболее восприимчивые органы чувств человека – глаза. Конечно, законодателем мод здесь является Голливуд. И если присмотреться, то выявится очень интересный момент. Одной из основных тем голливудской фантастики является тема суперчеловека. Но если раньше центральными фигурами здесь выступали Супермен, ставший сверхчеловеком в силу своего происхождения, Человек-паук, приобретший способности после укуса паука, или, например, Халк – жертва радиации, то в последнее время на сцену выходят новые герои.

К примеру, Тони Старк. Он же – Железный человек. Гениальный ученый-физик. Предприниматель и изобретатель. Обладатель прогрессивного делового мышления и обширных знаний в области технологий и инноваций. Успешный человек, способный позволить себе практически все. Обладает сверхвозможностями, но их ему дает не какая-то мистическая случайность, а разработанный им же самим суперкостюм. А еще Тони Старк – выпускник MIT. Стоит ли сомневаться, что для многих американских мальчишек, посмотревших этот фильм, мечтой теперь является поступление в Массачусетский технологический институт?

Об этом мало говорят, но одним из ключевых звеньев в вопросах популяризации науки является обычный учитель. Очень часто именно от него зависит, будут ли ученики любить науку, либо же наоборот – ненавидеть ее. На практике, чаще оказывается второе.

Инструменты учителя – это доска и мел. Обычно этого оказывается недостаточно, чтобы пробудить у учеников интерес к науке. Но встречаются и преподаватели, способные отойти от стандартной схемы ведения занятий. Одни демонстрируют занимательные опыты и эксперименты, тем самым превращая свои занятия в шоу, способные впечатлить даже взрослого. Другие используют современные игротехнические приемы, преобразующие скучные уроки в увлекательные научные путешествия. Третьи – начинают привлекать школьников к реальным научным или техническим проектам. Проблема заключается в том, что педагогические вузы не готовят учителей подобного уровня, поэтому описанные выше случаи – скорее, исключение из правил, нежели какая-то тенденция.

Есть еще один способ популяризации – это музейная педагогика и научные музеи, которые демонстрируют достижения и возможности науки и техники. Научные музеи есть почти в каждом уголке земного шара. Один из самых знаменитых и старых – Лондонский музей науки, открытый в 1857 году. В Финском музее «Эврика» можно поучаствовать в процессе изготовления бумаги, покрутить колесо энергии или отправиться в путешествие по Вселенной. Музей «Corpus» в Голландии может с гордостью носить звание самого необычного музея. Попав внутрь, вы переходите не из зала в зал, а из одного органа человека в другой, например, из сердца в легкие. В Миланском Национальном музее науки и технологии Леонардо да Винчи хранится коллекция его технических достижений. «Эксплораториум» в Сан-Франциско разделен на несколько тематических разделов, где предлагается ряд экспериментов с мыслями и чувствами. Например, в разделе «Слух» помогают разобраться в звуковой каше из речи, шумов и музыки. В Шанхайском музее науки и техники посетители могут путешествовать на тележке в стереоочках по пищеварительному тракту и попробовать на вкус еду космонавтов. Главное здание Национального музея науки в Квачхоне (Корея) напоминает по форме космический корабль. Здесь можно научиться делать фейерверки, испытать перепады давления на Северном полюсе и, находясь в специальной капсуле, почувствовать на себе тайфун. В Музее науки и промышленности Чикаго можно оказаться в работающей угольной шахте, побывать в трофейной немецкой подводной лодке или космическом корабле, участвовавшем в миссии «Апполон-8». В Москве есть Политехнический музей.  Здесь имеется единственная в мире выставка, полностью посвящённая истории велосипеда.

Наконец мы подошли к тому, с чего начали – способу популяризации науки, который пусть и на короткий срок, но объединяет практически все упомянутые выше инструменты. Это – фестиваль науки.

Научный фестиваль зародился в Великобритании. Это не удивительно: наука этой страны в XIX веке была ведущей в мире. Здесь было сделано множество важных изобретений и открытий, таких как паровоз, гребной винт, многоступенчатая реактивная паровая турбина, электромагнит, двигатель внутреннего сгорания и многие другие. Более 70 британских учёных были удостоены Нобелевских премий. Сегодня доля Великобритании в общих мировых расходах на науку составляет около 4,5%. 

 

Исторически сложилось так, что популяризатором науки в Великобритании была Британская ассоциация продвижения науки, созданная в 1831 году. Ее основной задачей была демонстрация обществу роли и места науки в жизни, чтобы таким образом обеспечивать организационную  и финансовую поддержку исследований и помогать распространению научной информации. Благодаря усилиям Ассоциации, в Англии стали проводиться и приобретать популярность публичные лекции, дискуссии, демонстрации опытов. На этих мероприятиях, например, впервые были продемонстрированы эксперименты Джоуля (1840), был использован термин «динозавр» (1841), состоялась первая дискуссия о дарвинизме (1860).  В ходе этих встреч было сформулировано понятие «scientist» («ученый»). Много позже Ассоциация превратила свои ежегодные итоговые собрания, которые имели форму презентаций, в фестиваль науки, который сегодня носит имя Британского – самого крупного и авторитетного в мире.

Но к первому в истории научному фестивалю Ассоциация отношения не имела. Прошел он в другой части Великобритании –  Шотландском городе Эдинбург, причем относительно недавно – в 1988 году. Его концепция была разработана Яном Уолом, работавшем тогда в департаменте экономического развития городского Совета Эдинбурга. Сегодня Яну за 60, но он, являясь членом правления университета Heriot-Watt, по-прежнему занимается этим фестивалем.

В 80-х годах в рамках ребрендинга Эдинбурга, в том числе как города науки, Ян предложил создать научный фестиваль, который проходил бы весной – во время туристического сезона, и таким образом дополнил бы всемирно известный международный городской фестиваль искусств. Задумка разработчика заключалась в том, чтобы сделать некий «праздник», похожий на фестиваль искусств. Это была дальновидная идея. Научные события интересовали исключительно ученых и энтузиастов, в то время как остальная часть общества старалась избегать подобных мероприятий или принимала в них участие только из чувства долга, в то время как на знаменитый Эдинбургс-кий фестиваль искусств съезжались отовсюду. Мало кто в Эдинбурге верил, что удастся объединить науку и искусство. Но идея была поддержана, и в апреле 1988 года в Эдинбурге прошел первый в мире фестиваль науки. Его открытие состоялось с участием первой женщины-космонавта – Валентины Терешковой.

Постепенно Эдинбургский фестиваль науки распространился по всему миру. Теперь аналогичные мероприятия ежегодно проводятся в Европе, США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Китае, Индии, ОАЭ, Африке. С 2002 года европейские фестивали науки проводятся согласованно под эгидой Европейской ассоциации научных праздников (European Science Event Association). В США традиция проведения научных фестивалей пришла с некоторым опозданием. Одним из первых примеров был Wonderfest, который прошел в 1998 году. С  2008 года в Нью-Йорке проводится Всемирный фестиваль науки и инжиниринга. И хотя все фестивали науки посвящены еще и технике, но только США делают на этом особый акцент.

Обычно фестиваль науки представляет собой множество событий на разнообразные темы: лекции, беседы, семинары, выставки, демонстрации, мастер-классы и многое другое и может длиться от нескольких дней до двух недель. Он не ограничивается территорией одного заведения, и проводится одновременно на нескольких площадках по всему городу: в вузах, зоопарках, музеях, кинотеатрах, ботанических садах, обсерваториях, научно-исследовательских лабораториях, театрах, библиотеках и просто на улицах. Фестиваль идет с пометкой «интересно всем», но некоторые из событий ориентируются на конкретную аудиторию: школьников, преподавателей, семьи и т.д. Например, для детей в возрасте 8-12 лет организовываются научные летние школы, где каждый день посвящен различным областям науки и техники, проводятся практикумы, эксперименты и демонстрации. В США практикуется школьная программа «Обед с лауреатом», когда учащиеся средних и старших классов встречаются с приглашенным лауреатом Нобелевской премии.

Россия переняла эту форму популяризации знаний сравнительно недавно. Первый фестиваль в России прошел только в 2006 году в Москве, но с тех пор проводится ежегодно. С 2011 года фестиваль приобрел статус всероссийского. В этом году он был проведен на базе МГУ под девизом «прикоснуться к науке». Мероприятия длились 3 дня и шли параллельно на более чем 80 площадках города. Число посетителей фестиваля превысило 380 тысяч человек.

 

О том, как сделать процесс обучения увлекательным, хорошо знает Доктор Хал из университета Брайтона. Edutainment – обучение в форме развлечения – это принцип работы Хала.

 

Хал со своей командой выступает по всему миру. В рамках фестиваля науки в Москве в 2012 году он показал свое шоу. Самый большой зал Центральной площадки фестиваля – Фундаментальной библиотеки МГУ – был переполнен: зрители расположились даже на ступеньках и на полу. Дети все представление простояли у подножия сцены, и некоторым из них удалось даже поучаствовать в экспериментах. Несмотря на то, что представление шло на английском языке, в переводе зрители не нуждались. Это является еще одним важным плюсом в пользу подобной технологии ведения занятий.

Шоу представляет собой  демонстрацию научных экспериментов на стыке химии и физики. Действие очень зрелищно и сопровождается хорошим юмором. Со стороны может показаться, что проводимые эксперименты – магия. Но это не так. Все опыты подчинены законам науки.

Нам удалось пообщаться с Доктором Халом и задать ему несколько вопросов:

 

– Скажите, как Вы пришли к преподаванию химии?

 

Химию я стал изучать с 19 лет, и она мне не понравилась. Но заниматься ей я не бросил, решив, что раз уж взялся за это дело и дошел до середины, то нужно его завершить. Это так же, как бежать марафон, когда у тебя уже 20 км позади и еще 20 – впереди. Я считал химию скучной и неинтересной до тех пор, пока в 28 лет сам не стал преподавать ее. Только тогда я её прочувствовал. Кстати, прирожденных химиков в нашей команде нет. Один – фермер-эколог, а другому – всего 20 лет, и он самоучка. Мы – энтузиасты, которые любят свой предмет.

 

– Как родилась идея превратить науку в шоу?

 

Однажды я делал «серьезную науку» со своей аспиранткой, которая, кстати, была русской. В один момент в проводимом эксперименте что-то пошло не так, и моя помощница с русским акцентом прокричала: «Это не моя ошибка! Это не моя ошибка!» Все вокруг смеялись. В тот момент я понял, что зрелищность экспериментов и их исполнение в комедийном стиле – как раз то, что нравится зрителям.

 

– Как Вы думаете, у многих ли Ваших зрителей может возникнуть желание заняться наукой?

 

Наука воспринимается как нечто сложное и скучное. Когда ученику наука не интересна, ему проще сказать: «Я буду социологом». Наука может вызвать интерес только тогда, когда она занимательна и, скажу более, непредсказуема. Посредством наших шоу мы всего лишь рассказываем о том, что наука может предложить. Но для того, чтобы вызвать стойкое желание наукой заниматься, подход должен быть более системным.

 

Фото: Татьяны Петуховой

 

Интересные факты

 

Несмотря на вражду и конкуренцию Советского Союза и Соединенных Штатов, после успешного полета Юрия Гагарина Президент США Джон Кеннеди направил в адрес Кремля поздравление. Оно гласило: «Народ Соединенных Штатов разделяет удовлетворение народа Советского Союза в связи с благополучным полетом астронавта, представляющим собой первое проникновение человека в космос. Мы поздравляем Вас и советских ученых и инженеров, сделавших это достижение возможным. Я выражаю искреннее пожелание, чтобы в дальнейшем стремлении к познанию космоса наши страны могли работать вместе и добиться величайшего блага для человечества».

 

Григорию Перельману, величайшему уму современности и однофамильцу известного популяризатора, удалось решить одну из «Задач тысячелетия» – доказать гипотезу Пуанкаре. Обычному человеку  сложно понять даже формулировку этой гипотезы: всякое односвязное компактное трёхмерное многообразие без края гомеоморфно трёхмерной сфере.

 

То, насколько популярной будет новая научная книга, зависит от множества факторов. Большое значение здесь приобретает не только талант ее автора, но и ряд чисто технических моментов. Об одном из них Стивен Хокинг рассказывает в предисловии «Краткой истории времени», которую он выпустил в свет в 1988 году: «Мне сказали, что каждая включённая в книгу формула вдвое уменьшит число покупателей. Тогда я решил вообще обходиться без формул. Правда, в конце я всё-таки написал одно уравнение – знаменитое уравнение Эйнштейна E=mc?».

 

Насколько велика роль научной фантастики в популяризации науки и в конечном счете в развитии человечества, наиболее наглядно демонстрирует высказывание Сальвадора Дали, сделанное им о Жюле Верне. И хотя это высказывание носит негативный характер, степень влияния фантаста на общество в нем показана очень четко. А сказал Дали следующее: «В том, что люди все еще умирают, виновато несчастное существо по имени Жюль Верн. Ведь увлеченное его воображением человечество отдало все свои силы осуществлению возможности полета на Луну вместо того, чтобы искать средство, которое бы продлило жизнь человека или бы даже сделало его бессмертным».