Руководство по креативной территории. Технологические компании.
Текст: Георгий Афанасьев | 2014-04-02 | 5013
Сегодня мы видим, что самые ощутимые изменения энергетической отрасли стимулируются вне энергетических компаний. Поэтому экономические выгоды от этих инноваций энергетики могут получить, только существенно изменив свою систему организации – в первую очередь, сформировав на основе отдельных подразделений специализированные технологические компании. Каковы же те новые рынки, которые складываются в энергетике? В чем состоят изменения, и кто может быть агентом этих изменений? Кто будет извлекать выгоду из нового инновационного цикла?

Существенное изменение заключается в распространении энергетических машин у пользователей энергии. Вначале крупные предприятия обзавелись собственными энергетическими мощностями для гарантии непрерывности производственного процесса. Теперь основная игра в энергетическом машиностроении состоит в переходе от рынка B2B к рынку B2C. Широкое распространение идеологии альтернативной или возобновляемой энергетики скрывает важный тренд в энергомашиностроении. Споры о том, есть ли место возобновляемой энергетике, и какую долю она займет в конечном энергетическом балансе, отвлекают внимание от самого существенного процесса в истории энергетики – от процесса приватизации энергетических мощностей конечным потребителем.

Самые радикальные изменения происходят по решению потребителя, который при поддержке новых энергомашиностроителей получает в свое распоряжение машины для генерации ресурсов «на дому», на месте их потребления. Эта тенденция хорошо заметна на примере зданий и сооружений, которые сегодня являются потребителями примерно 40 % вырабатываемой в мире первичной энергии. Так, благодаря распространению технологий домостроения нового типа, быстрыми темпами растет количество энергоэффективных домов – пассивных, энергопотребление в которых снижено на 25-90%, домов с нулевым энергобалансом, а также активных домов («energo plus»). «Активные дома» имеют не только пониженное потребление энергии, но и производят ее, причем не только для собственных нужд, но и для внешних потребителей. Экспериментальные варианты активных домов существуют уже в настоящее время, но для их массового распространения необходим ряд новых технологий. Ожидается, что такие дома станут важнейшей инновацией в развитых странах до 2020-го года.

На примере современного домостроения мы видим распространение новых стандартов на строительство, в т.ч. благодаря их активному стимулированию со стороны государств. Уже в 2010-е гг. при новом строительстве стали обязательными стандарты энергопотребления зданий в Великобритании (BREEAM), США (LEED, программы Building America и Energy Star) и ЕС. Причём планируется постепенное ужесточение этих стандартов. В Германии к 2015 году может быть принят стандарт энергопотребления для новых зданий в размере 20 кВт-час/м2 в год. К 2020 году этот показатель может быть доведён до 10 кВт-час/м2 в год. А после 2030 г. возможно принятие стандарта пассивного дома для всех вновь возводимых домов. По состоянию на июнь 2012 года одна лишь международная система сертификации зелёного домостроительства LEED сертифицировала 2 млрд. м2 в 130 странах.

Данные изменения касаются не только вновь построенных зданий, но и старых реконструированных. Следовательно, объем выпадающего потребителя может расти значительно быстрее темпов строительства нового жилья. А ведь расчет на «старое доброе» энергонеэффективное жилье сеял надежду, что переходный период будет длительным. Это оказалось заблуждением.

Выделю несколько групп общемировых трендов, которые сейчас наблюдаются в части потребления энергии.

1. Строительство активных зданий и сооружений превращает их из потребителей энергии в участников рынка энергетики в качестве производителя электричества. Это снижает спрос на энергию крупных производителей в секторе ЖКХ. Так же изменяется и характер спроса.

2. Происходит создание новых розничных сегментов потребления электроэнергии – общественный и частный электрический и гибридный. Распространение электромобилей ещё сдерживается их высокой стоимостью, малым запасом хода и длительностью подзарядки. Но ожидается, что активная государственная политика и усовершенствование технологий к 2020 г. приведут к массовому развёртыванию производства и широкому использованию как личного, так и общественного электротранспорта. По прогнозным оценкам, к 2025 г. доля электромобилей в общем объеме мирового производства составит уже 25-35 %. В крупнейших городах мира уже действуют федеральные и муниципальные программы по переводу общественного транспорта на электротранспорт, обеспечивающий энергосбережение, экологичность и снижение шума на улицах городов.

Эксплуатация электромобильного транспорта с автономными источниками питания позволит не только использовать, но и хранить энергию. Автопарк электромобилей, интег­рированных в «умную сеть»,  приведет к выравниванию режима нагрузки на электроэнергетическую систему за счет преимущественной подзарядки аккумуляторов в ночные часы. По оценкам американских экспертов, перевод 50% национального автопарка на потребление электроэнергии может быть осуществлён без строительства новых генерирующих мощностей – исключительно за счет повышения коэффициента использования уже существующих мощностей.

 

Распространение электромобилей сопровождается формированием рынков обслуживания и заправок,  а также рынка сменных аккумуляторов, как конкурентов зарядным станциям. Причём для организации инфраструктуры зарядки электрических и гибридных автомобилей будут востребованы все поколения зарядных пунктов и станций. Жители частных домов смогут использовать домашние зарядные станции 1-го и 2-го поколения при условии наличия необходимой силы тока в домашней сети. Учитывая, что доля частного сектора составляет около 30%, более широкое распространение получат зарядные пункты 2-го и 3-го поколения, расположенные на автостоянках, парковках около многоквартирных домов, офисных зданий, торговых центров и т.п, а также зарядные станции, совмещенные с бензиновыми заправками 3-го и 4-го поколения.

Развитие инфраструктуры зарядки электромобилей и гиб­ридных автомобилей не может осуществляться без государственно-частного партнерства. Это проект, в решении которого могут быть заинтересованы как электрогенерирующие и энергосбытовые компании, так и  автопроизводители, крупные торговые сети, владельцы автостоянок и т.д.

3. Во всем мире параллельно с ростом энергопотребления происходит снижение потребления теплоэнергии, вырабатываемой крупными когенерационными мощностями. В результате внедрения современных технологий домостроения, повышения энергоэффективности уже построенных зданий и промышленных объектов, а также расширения доли использования небольших когенерационных мощностей на территории предприятий тенденция опережающего роста спроса на электроэнергию при стабилизации потребления теплоэнергии сохранится и в дальнейшем. Также по мере прогресса в снижении энергопотребления для производства тепла и распространения систем кондиционирования зимний максимум нагрузки будет сглаживаться, что приведёт к выравниванию сезонной нагрузки на ТЭЦ. С учетом того, что в последнее время вводятся новые крупные когенерационные мощности, и в перспективе их ввод продолжится, возникает угроза двойных инвестиций для всех проектов крупной региональной когенерации.

4. Растет доля производства энергии на месте ее потребления. Хотя сейчас энергия вырабатывается преимущественно на крупных специализированных предприятиях, тенденция строительства субъектами малого и среднего бизнеса собственных мощностей с целью обеспечения энергетической независимости уже сформировалась, и в перспективе это приведёт к формированию огромного рынка малого энергетического машиностроения.

Увеличение производства энергии на неспециализированных предприятиях за счёт совместного производства электрической и тепловой энергии (когенерации) или электрической, тепловой и холодильной энергии (тригенерации) на месте их потребления в условиях высоких цен на энергоносители становится рентабельным и снижает негативное экологическое влияние от сжигания углеводородных топлив. Развитие технологий пассивных и активных домов так же в перспективе позволит использовать потенциал производства энергии малыми генерирующими установками и возобновляемыми источниками энергии непосредственно в зданиях.

Как следствие, будет происходить трансформация промышленных, сервисных и коммунальных потребителей энергии в производителей, которые частично обеспечивают собственные потребности, а частично поставляют энергию другим потребителям.

5. Развитие новых направлений в энергетике, таких как «зелёная» энергетика, распространение энергоэффективных зданий, гибридных автомобилей и электромобилей, способствуют объединению различных отраслей промышленности в единый кластер. Например, при производстве биотоплива и биопластиков в новые кластеры объединяются нефтехимическая промышленность, сельское хозяйство и энергетика; строительство энергоэффективных домов объединяет сектор жилищного строительства, энергетику, ИТ, энергомашиностроение и химическую отрасль; в производстве и поддержке электромобилей кооперируются энергетическая и автомобилестроительная отрасли.

6. В глобальном масштабе намечается тенденция изменения образа мышления по отношению к энергетике. На смену традиционному принципу «стоимости-эффективности» приходит осознание важной роли «зелёной энергетики». Основная концептуальная идея зелёной энергетики зак­лючается в том, что нынешнее поколение должно не только наиболее полно удовлетворять свои потребности в энергии, но и создать условия для того, чтобы будущие поколения также могли быть обеспеченными энергией и жить в экологически благоприятных условиях. 

Согласно мировым прогнозам, рынок «зелёной» энергетики станет одним из наиболее быстро растущих секторов мировой экономики с большими прибылями и высокой добавленной стоимостью.

Развитие умных сетей позволит подстраивать уровень энергопотребления под динамику генерирования электроэнергии из возобновляемых источников, а новые технологии хранения энергии решат проблему нестабильности выработки электроэнергетики в силу на ВИЭ.

«Зелёная» энергетика, в отличие от традиционной, сопровождается не деградацией территории, а, напротив, процессами ее развития. Расширение использования ВИЭ может стать стимулом для развития удалённых и малоразвитых территорий. К тому же, развитие «зелёной» энергетики позволит создать условия для того, чтобы будущие поколения могли жить в экологически благоприятных условиях.

 

Перечисленные шесть тенденций серьезно влияют на систему связанных с энергетикой рынков, а именно – рынки энергии, оборудования, энергосервиса, проектирования и строительства энергообъектов, хранения электроэнергии, а также на рынок труда.

Изменения на рынке энергии будут продиктованы масштабным распространением интеллектуальных систем и изменением структуры производителей и потребителей электрической энергии. Высказываются предположения, что с включением в систему производства энергии любых субъектов, в том числе и обычных граждан, владеющих активными домами и небольшими генерирующими установками, энергия может превратиться фактически в новую международную валюту, особенно на фоне непрерывного роста потребности в электрической энергии и развития технологий её долгосрочного хранения.

Тем самым выстроится новая «смешанная» модель взаимоотношений производителей и потребителей электроэнергии. В результате произойдет переход от рынка энергии к рынку оборудования и повышение роли энергомашиностроительной отрасли, которая двинется из сектора B2B в сектор B2C.

Изменения на рынке оборудования будут обусловлены и запуском в энергетике развитых индустриальных стран нового инвестиционного цикла, продолжительность которого определяется сроком эксплуатации генерирующих объектов и энергетических инфраструктур и составляет 40-60 лет. В ближайшее десятилетие это приведет  к массовому выводу из эксплуатации мощностей, возраст которых превышает 40 лет. При этом объём ввода новых мощностей не претерпит существенных изменений – акцент сместится в сторону замещения устаревшего и неэффективного оборудования на энергетическое оборудование нового поколения, а линейка производимого тяжёлого оборудования расширится за счёт создания производств и появления на рынке оборудования средних и малых генерирующих мощностей. В среднесрочной перспективе произойдет серьёзное расширение рынка малого энергетического машиностроения, который потенциально значительно больше традиционного рынка.  По прогнозам западных аналитических компаний, к 2050 году от 30% до 40% производимой в мире энергии будет обеспечиваться системами малой генерации (установками мощностью до 30 МВт).

Малое энергетическое оборудование характеризуется другим форматом требований к выпускаемой продукции, т.к. ориентировано на прямую продажу конечному потребителю и создает нового игрока – потребителя энергии, который одновременно становится и её производителем. Строительство энергоэффективных домов также обеспечит возникновение рынков новых строительных материалов, домашних аккумуляторов и источников возобновляемой энергии (фотоэлементов, ветряков, домашних биореакторов, микрогидроэлектростанций).

Прогнозируемое масштабное замещение устаревших и неэффективных мощностей на энергетическое оборудование нового поколения, а также внедрение принципиально  новых энергетических технологий потребуют значительного увеличения объема и расширения перечня предоставляемых энергетических услуг – от проектных и изыскательских работ и управления этими объектами до комплексных услуг подбора энергопотребляющего оборудования и управления им, что приведет к бурному росту сектора энергосервисных компаний.

По прогнозам, объем рынка энергосервисных компаний в США вырастет с $5 млрд. в 2010 году до 20-$40 млрд. в 2020-м и до $50-150 млрд. – в 2030-м году. Для ЕС эти показатели будут следующими: с $5,2 млрд. в 2010 году до $20 млрд. и $50 млрд. в 2020-м и 2030-м годах соответственно. После 2020-го года такие компании начнут распространяться в развивающихся странах, и к 2030-му станут там значимым сегментом рынка.

Технологии «умных сетей», являющиеся одним из основных элементов интеллектуальной энергетики, создадут новый рынок энергетических товаров и услуг, направленный на конечного потребителя. Кроме традиционных энергетических компаний, свои услуги будут предоставлять розничные торговые сети, телекоммуникационные компании, производители программного обеспечения, поисковые интернет-системы и т.д. Поставщики, располагая объединённой информацией об устройствах энергии и энергопотреблении конкретных потребителей, смогут предупреждать домовладельца всеми доступными коммуникационными способами (через SMS, электронную почту или консоль управления домом), например, о неэффективной работе или неисправности бытовых приборов и предлагать различные варианты услуг, к примеру,  по оптимизации расходов на оплату энергии или покупке нового более энергоэффективного товара. Такие компании, предоставляющие новые энергетические услуги частным лицам, будут играть важную роль в формировании энергоэффективного общества.

Таким образом, появление нового потребителя энергетических услуг расширит возможности энергосервиса и привлечет на такой рынок множество участников. Кроме специализированных компаний, это направление деятельности будет перспективным для энергосбытовых и сетевых компаний.

Несмотря на прогнозируемый рост рынка проектирования и строительства энергетических объектов, между его участниками, в связи с появлением новых проектно-инжиниринговых компаний, сохранится достаточно жёсткая конкуренция.  Применение технологий, соответствующих мировым стандартам, наличие референций и учет основных тенденций развития энергетики станут основным обязательным условием для участников этого рынка. 

Одним из необходимых современных технических требований к деятельности компаний будет наличие прозрачной комплексной IT-системы, позволяющей осуществлять интегрированное управление процессами жизненного цикла на этапах проектирования, строительства и эксплуатации энергообъекта с помощью IT-технологий  на базе 3D-6D. Применение таких технологий позволяет не только сконструировать виртуальный объект и наблюдать за его развитием, но и отслеживать его состояние на всех этапах жизненного цикла (стадии проектирования, строительства, монтажа, наладки и эксплуатации проектируемого объекта) при различных сценарных условиях с участием различных агентов.

 

В области строительства энергетических объектов важным моментом является  масштабный переход от традиционной схемы управления к ЕРС/ЕРСМ контрактам. Данный тип контракта предусматривает твердые расценки на строительство в зависимости от единицы мощности будущего объекта и фиксированный срок сдачи объекта в эксплуатацию, что является оптимальным с точки зрения рисков и затрат для заказчиков, т.к. полную финансовую ответственность за превышение/экономию сметной стоимости проекта берёт на себя подрядчик. В результате этого принципиального изменения ситуации на долю игроков прежней формации выпадает лишь роль субподрядчиков, работающих на новых поставщиков.

В условиях перехода к интеллектуальной энергетике становится невозможным проектирование и строительство отдельных энергообъектов, как это было раньше. На смену «точечному» проектированию и воплощению в жизнь отдельно взятых объектов приходит проектирование целостной энергосети или даже города.

Что касается рынка хранения электроэнергии, то связанные с этим технологии являются сейчас наиболее быстро развивающейся областью. В рамках распространения интеллектуальных систем они позволят потребителю эффективно управлять не только потреблением энергии, но и её генерацией. Возможность отдачи излишков энергии в сеть и, соответственно, её продажи будет способствовать формированию самостоятельного рынка хранения энергии. Ожидаемые доходы от использования систем хранения энергии вырастут с $5,4 млрд. в 2010 году до $15,8 млрд. в 2015 году и до $35,3 в 2020 году.

Учитывая, что технологии хранения энергии позволяют снизить разрыв между минимальной и пиковой нагрузками, они преимущественно будут служить не для валового накопления энергии, а для стабилизации режима работы энергосистемы, повышения эффективности использования мощностей  и надежности энергоснабжения. Наиболее востребованными будут  такие технологии, как гидроаккумуляция, технология сжатого воздуха, суперконденсаторы, супермаховики, сверхпроводниковые накопители энергии и «распределенная батарея» в электромобилях.

Наконец, в связи с внедряемыми технологическими инновациями радикально изменится содержание «старых» профессий и квалификации, и появится большой набор новых специальностей. В связи с этим требуется значительная модернизации всей системы профессионального образования и системы формирования квалификаций, которые должны развернуться в сторону компетенций, привязанных ко всему жизненному циклу нового поколения технологий – проектирование и производство, «промоушн» и продажи, установка, эксплуатация, ремонт и обслуживание. Закладка в программы профессионального образования нового типа  уровня квалификаций для необходимых профессиональных групп позволит сократить разрыв между программами профобразования и современными потребностями компаний, своевременно подготовить и в будущем обеспечить энергетический сектор кадрами необходимой квалификации.

Работодатели будут вынуждены принимать участие в формировании новой институциональной структуры рынка труда, поскольку без их участия необходимые элементы данной структуры сформированы не будут.

В заключение вернёмся к понятию «технологическая компания». Если сырьевые компании осуществляют продажу потребителям сырья и ресурсов, а продуктовые – продуктов на основе разной степени переработки сырья, то технологические компании продают потребителям инструменты, машины и технологии, способные производить сырье и преобразовывать его в продукцию.

Сырьевые и продуктовые компании заинтересованы в максимизации объема потребления и цены на ресурсы, а в условиях тарифного ограничения в росте цены потребителям сбывается максимально возможное и зачастую избыточное количество энергопродукции. Ресурсные и продуктовые компании в энергетике характеризуются высокой консервативностью и «зарегулированностью» со стороны государства. Продукт, который они продают, слабо диверсифицирован, и потребителям практически предоставляется только разный объем одного итого же продукта.

За последние десятилетия основные инновации в диверсификации энергопродукта инициировались неэнергетическими компаниями. Так, например, мобильное энергоснабжение потребителя – формирование индустрии батареек и электрических аккумуляторов – никак не было связано с традиционными энергокомпаниями. В итоге в определенные моменты истории конечный потребитель на батарейки тратил больше, чем на оплату счёта за электроснабжение квартиры. Так, только один из многих мировых производителей круглых батареек имеет объем продаж в 160 странах мира более 6 млрд. штук и годовой оборот в $3 млрд. (по данным 2005 года).

Если взять весь рынок аккумуляторных батарей, включая и сотовые телефоны, и ноутбуки, и детские игрушки, то в 2010 году мировой рынок продаж аккумуляторов достиг величины в 74 млрд. штук.

На примере аккумуляторов видно, что этот рынок отличается глобальностью, то есть его товар не привязан к локальному рынку, не требователен к региональной инфраструктуре (чем она хуже, тем лучше для данного рынка). Однако этот бизнес, несмотря на  привлекательные объемы потенциального рынка, никак не был распознан энергетиками и не был включен в стратегии освоения или занятия хотя бы  какой-то доли на нём.

 

 

Фото: Hill120 / Shutterstoc.com, с сайтов firstsolar.com, uni-met.ru, cnet.com