Сибирские Афины
Текст: Людмила Смеркович | 2013-10-16 | 4277
В России созданы четыре особые экономические зоны инновационной направленности, и одна из них находится в Томске. В ходе рабочей поездки в этот сибирский город мы постарались разобраться, каковы предпосылки его превращения в центр научной и инженерной мысли новой России. Для начала мы окунемся в историю этого, в общем-то, удивительного места.

 

20 января 1604 года в Москву ко двору царя Бориса Годунова прибыло посольство во главе с князем эуштинских татар Тояном с просьбой о принятии их под власть Русского царства и о возведении на реке Томи острога для защиты эуштинцев от нападений воинственных соседей – калмыков и енисейских кыргызов.

25 марта того же года русский царь послал Гаврилу Писемского, сургутского казачьего голову, и Василия Тыркова, тобольского стрелецкого голову, с поручением основать крепость на Томи. Так возник на пути с Запада на Восток город Томск, впоследствии – место ссылки многих известных людей, важнейший центр транзитной торговли, административный центр огромной губернии, первый университетский город Сибири.

Новая русская крепость была построена отрядом служилых людей на южном мысу Воскресенской горы, возвышающейся над правым берегом Томи, в 60 км. от её впадения в Обь, вблизи от устья небольшой речки Ушайки. С трёх сторон это место имело естественные укрепления: реку, болота, крутой обрыв. Четвёртую, северную, сторону укрепили при строительстве. Центральную часть острога обнесли деревянными стенами со сторожевыми башнями и въездными воротами. На башнях стояли пушки и пищали, там постоянно несли караул.

Томский острог стал одной из опорных баз для отрядов казаков, двигавшихся дальше, на юг и восток, в поиске новых земель и удобных путей к берегам Охотского моря и Тихого океана. Также он был важным стратегическим военным центром, в течение всего XVII века обеспечивавшим безопасность местного населения – в 1614, 1617, 1657 и 1698 годах отражал набеги кочевников. Население острога росло быстро. К 1626 году здесь проживало более 500 семей, а в 1646 году их число возросло до 884. С 1629 года Томск уже имел статус города, центра сибирской области. Переселенцы получали участки пахотной земли и выгоны для скота, занимались пушным промыслом, рыбной ловлей, различными ремёслами и торговлей. С местными жителями, принявшими русское подданство, переселенцы жили в мире и согласии.

Крепость защищала их от набегов кочевников, а русские крестьяне и ремесленники познакомили коренных сибиряков с неведомыми ранее зерновыми и техническими культурами, с новыми ремёслами и методами строительства. Теперь на томских землях начали сеять рожь, пшеницу, овёс, на огородах появились капуста, морковь, огурцы, лук, редька и чеснок, а из технических культур возделывали лён и коноплю.

В большинстве русских городов Сибири с местного населения собирался ясак, налог на царскую казну. Ясак платили пушниной. Каждая семья охотника сдавала по 10 соболей. Так было и в Томске, но затем вместо ясака на местное население была возложена ямская повинность по перевозу грузов из Томска в Тобольск и обратно. После создания Сибирского тракта, шедшего из Москвы через Томск в Кяхту (Забайкалье), Томск стал важным центром транзитной торговли, в 1738 году в Томске возникает ямская служба.

В конце XVIII века границы российского государства отодвинулись далеко на юг и восток, набеги прекратились, и крепость Томск потеряла своё оборонительное значение.

 

Город ссыльных

 

Наиболее рекордное количество известных в России и в мире людей побывали в Томс­ке не по своей воле: как и все сибирские города, Томск был местом ссылки. Ссылать в эти края начали с середины XVII века, что продолжалось вплоть до советских времен. Так, здесь отбывали ссылку Ибрагим Ганнибал – «арап Петра Великого», прадед Пушкина; знаменитый теоретик анархизма Михаил Бакунин, приговоренный к смертной казни в трех европейских странах; поэт серебряного века Николай Клюев, которого считал своим учителем Сергей Есенин; советский драматург и сценарист кинофильмов «Веселые ребята» и «Волга-Волга» Николай Эрдман. В 1790 и 1797 годах через Томск сначала в ссылку, затем из ссылки проезжал Александр Николаевич Радищев, русский писатель, философ, поэт, де-факто руководитель Петербургской таможни, участник Комиссии по составлению законов при Александре I.

В первой половине ХIХ в. ссыльнопереселенцев в Томске было особенно много – более 30 тысяч мужчин и около 7 тысяч женщин. По статистике, каждый пятый житель города и окрестностей находился в ссылке. После войны 1812 года в Томск сослали несколько тысяч военнопленных наполеоновской армии, в основном поляков. В 1814 году в среде польских ссыльных возник заговор, ставивший своей целью захват власти в городе, а затем  – выдвижение из Сибири во внутренние губернии России. У заговорщиков был проработанный план по освобождению каторжников, привлечению рабочих, захвату цейхгауза – оружейного склада, аресту администрации и полиции города. Заговор не удался, а его участников арестовали и предали суду.

Дважды – в 1817-1819 и 1846-1856 годах – побывал в Томске русский офицер, герой Отечественной войны 1812 года, писатель и инженер путей сообщения Гавриил Батеньков. Если в первый раз он был в Томске как инженер Томского округа путей сообщения, то во второй раз был сослан как участник восстания декабрис­тов.

В конце XIX века ссылку в Томске отбывал писатель Конс­тантин Станюкович (был в Томске в 1885-1888 годах), написавший здесь свои «Морские рассказы». Трижды проехал через Томск в ссылку и из ссылки Владимир Короленко, который в сибирском изгнании начал писать и, возвращаясь из ссылки, прочитал на собрании томской интеллигенции один из первых своих рассказов.

 

Первый город, он же скучный

 

Новой страницей в истории Томска считается 1804 год. В это время Томск был выбран в качестве административного центра новой губернии. В это же время началось формирование административного центра, где располагались: городская управа, ратуша, магистрат и полицейское управление. В Томске, преимущественно построенном из дерева, начинают строительство из камня. Уже к середине XIX века в Томске были построены 8 церквей, также началось строительство Троицкого собора, который был разрушен после революции, и 50 каменных зажиточных домов. На пожертвования купцов и крупных промышленников строились учебные и богоугодные заведения, оборудовались улицы. Появились лесопильные, винокуренные и кирпичные заводы, мельницы и канатная фабрика.

У Томской губернии была огромная территория, которая включала в свое время территорию нынешнего Алтайского края, Кемеровской, Восточно-Казахстанской, Новосибирской, Томской областей и даже часть Красноярского края. Особенно бурный рост у Томска был в 30-х годах ХIХ века, в то время, когда в Томской и Енисейс­кой губернии интенсивно разрабатывались поиски золотых приисков. В 1897 году Томск с населением в 52 тысячи человек был одним из самых больших городов Сибири.

Из Томской губернии шли хлебные продукты, соль, сало, рыба, вино, воск, медь и кожа. Томская губерния, считалась главным производителем сибирского масла, на ее долю приходилось до 60% масляного экспорта России. Сибирские масла ни в чем не уступали прямым конкурентам датского и голландского сортов масла.

В 90-х годах ХIХ века через Томскую губернию была проведена Сибирская железная дорога. Прошла она немного южнее Томска, в обход заболоченных участков и лесистых местностей. В 1896 году Томск был соединен железной дорогой с основной магистралью. Это имело большое значение для развития поселка Ново-Николаевска, позднее названного Новосибирском. Он стал главным транспортным узлом в губернии. Оставшись в стороне от главной дороги, Томск постепенно стал уступать в темпах экономического развития другим сибирским городам.

Американский путешест­венник Джордж Кеннан, посетивший Томск в 1885 году, писал: «По величине и значению Томск был вторым городом в Сибири, по предпринимательскому же духу, интеллигентности и благосостоянию населения он показался мне даже первым». С ним был решительно не согласен Антон Павлович Чехов, побывавший в Томске пять лет спустя: «Томск – скучнейший город. Если судить по тем пьяницам, с которыми я познакомился, и по тем вумным людям, которые приходили ко мне в номер на поклонение, то и люди здесь прескучнейшие». Город ему не понравился настолько, что недобрый на язык Антон Павлович обозвал Томск «свиньей в ермолке». Томичи довольно долго обижались на Чехова, что, впрочем, не мешало томскому театру регулярно ставить его пьесы.

 

Умственный центр Сибири

 

В 1880 году в Томске началось строительство здания Сибирского университета. Столичный академик А.К.Бруни выполнил архитектурный проект главного корпуса учебного заведения. Но еще до начала строительства практически сформировалась знаменитая университетская библиотека. Одно из главных пожертвований для библиотеки сделал граф А.Г.Строганов, потомок старейшего рода русских промышленников, передавший будущему университету очень значительное книжное соб­рание. Колоссальную роль в создании университета сыг­рал известный русский ученый В.М.Флоринский.

Через 8 лет после постройки здания, в 1888 году, император Александр III повелел открыть первый в Сибири Томс­кий университет. В самом начале его истории в нем был только один медицинский факультет, на который поступили 72 студента и 2 вольнослушателя. Затем в Томске были отк­рыты учительский, медицинс­кий, строительный институты и, что очень важно – технологический.

Томский Технологический Институт был основан в 1896 г., открыт в 1900 году как инс­титут практических инженеров – первый, и долгое время остававшийся единственным, технический вуз на обширной территории Азиатско-Тихоокеанского региона России. Среди первых профессоров института были известные ученые: академик Н.М.Кижнер, разработавший метод получения углеводов, известный в науке как «метод Кижнера»; профессор Е.В.Бирон, открывший явление вторичной периодичности закона Д.И.Менделеева – сам Дмитрий Иванович Менделеев принимал живейшее участие в создании института и особенно его химического отделения. Работал в ТТИ и профессор Б.П.Вейнберг, исследователь магнетизма Земли, основатель Томской школы физики твердого тела. В лабораториях профессора Б.П.Вейнберга выполнял свои работы будущий лау­реат Нобелевской премии в области физической химии академик Н.Н.Семенов.

Питомцами ТТИ было совершено множество открытий, при их участии созданы первый отечественный автомобиль «Руссобалт», первый серийный трактор, первая в мире модель электрической дороги на магнитной подуш­ке, первый в мире турбобур, произведший революцию в нефтяном деле, первый отечественный бетатрон, первый газогенераторный двигатель. С Томским политехническим связаны имена Г.И.Носова – директора Магнитки и Н.Н.Урванцева – основателя Норильска.

Благодаря высшим учебным заведениям за Томском закрепилось неофициальное название «Сибирских Афин». Сложно сказать, в связи с которым из них впервые прозвучало это лестное сравнение, но, скорее всего, их вклад соизмерим. 

 

Эпоха перемен и войн

 

В 1914 году Томск  занимал 22 место в числе самых крупных городов Российской империи. Город занимал первое место по размеру торговых оборотов в Сибири. В нем было зарегистрировано 1001 торговое предприятие, 189 заводов и фабрик, он занимал 15 кв. км. Его центр был телефонизирован, электрифицирован и даже имел не только водопроводную сеть, но и централизованное отопление. Население в городе увеличилось до 110 тысяч человек разного вероисповедания, об этом свидетельствовали 23 православные церкви, кирха, костел, три синагоги и две мечети. В городе было построено множество красивых жилых, административных и торговых зданий; открылись университет, технологический институт и высшие женские курсы. Культурная жизнь Томска была довольно насыщенной. В нем работало 4 театра, 5 кинематографов, 7 библиотек, 3 увеселительных сада, выходило 4 газеты.

После Февральской и Октябрьской революций 1917 года Томск стал центром сбора оппозиционными большевиками сил Сибири. 19 декабря 1917 года в Томске была провозглашена советская власть, а 8 февраля 1918 года была распущена Сибирская областная дума. 31 мая 1918 года город в результате мятежа Чехословацкого корпуса на полгода перешел под власть белогвардейцев, последним городским головой, с августа по декабрь, был Александр Грацианов. До конца 1919 года город служил местом формирования и обучения частей белой армии, местом дислокации военных гос­питалей. 22 декабря 1919 года город окончательно заняла Красная Армия.

Накануне Великой Отечест­венной войны Томск имел славу города науки, каждый двенадцатый его житель был студентом какого-либо ВУЗа. В первый год войны в город было эвакуировано 30 заводов, которые заложили основу для индустриального развития города. За счет эвакуированных из Европейской части России предприятий, составивших основу промышленности Томска, утроился объем производства, а 13 августа 1944 года Томск стал областным Центром одноименной области. После окончания Великой Отечественной войны в Томске возникли новые отрасли – оптико-механическая, электротехническая, резинотехническая, значительно «выросли» металлообработка и машиностроение, пищевая и легкая промышленность.

Вскоре после Великой Оте­чественной войны Томск становится известным в мире центром ядерных исследований и производства. В 1953 году первую продукцию – обогащенный уран – выдал завод по разделению изотопов урана Сибирского химического комбината, расположенный недалеко от областного центра. В 1958 году на СХК начала действовать первая в Сибири промышленная атомная станция. Вблизи Томска возник новый закрытый город – Северск (или, по неофициальному названию, «пятый почтовый»), в котором сейчас проживает около 120 тыс. человек.

 

Ближе к современности

 

Несмотря на мощное развитие промышленного и научного потенциала, в 50-е годы Томск по общей атмосфере остается тем самым провинциальным городом, про который Чехов писал, что он «скучный, нетрезвый, красивых женщин совсем нет». По мнению ряда российских и зарубежных историков, импульс динамичного, стремительного развития город получил во второй половине 1960-х – 1970-х годах (первым секретарём Томского обкома КПСС в это время был Егор Лигачёв).

В это время развиваются основные стратегические позиции: научно-образовательный комплекс, с нуля создаётся в Томской области нефтяная промышленность, в городе разворачивается оборонное производство современной (1960-е) военной электроники. Часть возможностей закрытого предприятия советского атомного проекта («пятый поч­товый») направляется на решение проблем томичей, создаётся мощная база предприятий строительной индустрии. В 1975 году происходит открытие Томского Академгородка, в 79-м – Томского филиала Сибирского отделения Академии наук СССР, явившееся новым этапом в развитии научного центра. Но, главное, Томск получает мощное культурное развитие. В Томск со всей страны приглашаются художники, поэты, театральные деятели и деятели кино, вводятся новые кинотеатры («Родина» в Томске, «Россия» в Северске), вводится крытый ледовый стадион «Дворец Спорта». Улучшается облик города, особое внимание уделяется архитектуре.

К сожалению, в это же время развертывается серьезный конфликт между тогдашним ректором ТПУ Александром Акимовичем Воробьевым и Е.К.Лигачевым. Их позиции по выбору путей ускоренного развития науки резко разошлись, отношения между ними стали напряженными. Последней каплей, переполнившей чашу противостояния, явились итоги работы Высокой комиссии, приглашенной Е.К.Лигачевым в 1968 году для выработки путей ускорения развития томской науки. Воробьев, не препятст­вуя созданию Томского филиала СО АН СССР, считал, что Томск нужно развивать в основном как вузовский научный центр. И это решило участь ректора - в сентябре 1970 года он был освобожден от должнос­ти с необычной формулировкой «согласно устному заявлению».

В 1990-е годы в Томске, как и в большинстве городов России, произошёл спад промышленного производства, особенно в машиностроении, ориентированном на военные госзаказы, в оказавшейся неконкурентоспособной лёгкой промышленности. Перестали существовать приборный завод, радиотехнический завод, испытывал проблемы нефтехимический комбинат, несколько раз менявший собственника.

В 2004 году Томску исполнилось 400 лет, руководство города и области добилось, за счёт подготовки к юбилею, выделения значительных средств из федерального бюджета на развитие города, в частности, на ремонт улиц. В 2005 году правительство России объявило о создании на территории Томска особой экономической зоны технико-внедренческого типа, что предполагает инвес­тирование в экономику города и создание инновационных организаций.

 

Точка прорыва. Томский Академгородок: комментарий Директора АМК «Сибирский проект» Андрея Главанакова

 

Томский Академгородок начали строить в 1972 г., а в 1975 г. он уже был введен в действие. Первое поколение инфраструктуры городка составили группа институтов и жилье для ученых. Вторым поколением стало так называемое «поле чудес» – частная застройка. Народ здесь подобрался не случайный. Он завязался на инфраструктуру Академа, которая задавала очень высокие стандарты. Один из лучших в городе лицеев, лучшая поликлиника и хорошие детские клубы с хорошим народом во главе… И до сих пор это остается так. Я думаю, все здесь удерживается за счет человеческого качества. Это просто «пятно» талантливых, патриотично настроенных людей, которые хотят жить определенным образом. Когда меня однажды познакомили с Академом, я понял, что тоже хочу тут жить.

Так здесь, наверное, потому, что городок – это научная слобода. Пролетариата здесь нет, и живущие смогли обуст­роить жизнь по-своему: сох­ранили лесопарки внутри заст­ройки, завешали их фонариками, и это очень приятно. Академ со всех сторон окружают леса, рядом протекает красивая горная река Ушуйка. Она в каком-то смысле питает Академ силой. Вообще биоэнергетика здесь сильная, это видно, например, по состоянию земли. Она здесь толще, кустистее. Не знаю, с чем это связано, но мне кажется, что с чем-то в природе. Я думаю, Академик Зуев, основатель городка, это понимал, и поэтому рекреационную тему развивал последовательно.

Зуев сразу потребовал комплексного подхода: по левую руку – институтский блок, по правую – жилье, чтобы на работу ходить просто через дорогу.

Изначально история вообще забавная вышла. Сарановский центр (то, что мы называем сейчас новосибирским Академгородком) должен был строиться в Томске. Академик Михаил Лаврентьев ехал сюда с таким решением. Тогдашний ректор политеха Воробьев сказал ему так: «У нас в Томске находится центр вузовской науки, академическая наука нам тут не нужна». Лаврентьев не стал вдаваться в дискуссию, повернулся и уехал. И распаковал Академгородок под Новосибирском, после чего 200 научных семей снялись и уехали за ним из Томска. Это произошло примерно в 58-59 годах. И уже после этого, в конце 60-х, Зуев подошел к Лаврентьеву и сказал, что надо же и в Томске что-то делать. Лаврентьев ответил, что раз уж мы один из наших городов – Томск – славно пограбили, то теперь долги возвратить следует. Так что Томский Академгородок оказался догоняющим. Но он получился. Конечно, младший брат во многих смыслах, но получился. Такое живое место, которое дышит какой-то волей и имеет более высокую социальную температуру. Скажем, когда девелоперы пытались зай­ти на уплотняющую застройку, их каждый раз выкидывали из дворов.

Третья часть Академа – это сегодня особая экономическая зона. До этого городок жил с небольшим мостиком и сильно не страдал. Но сейчас сюда завели транспортную инфраструктуру десятикратной избыточности. Развязку большую возвели, своя дорога в аэро­порт строится. Какой в этом смысл, понять сложно. Но, по всей видимости, создается точка прорыва. Почему особую экономическую зону было решено создавать именно здесь? Насколько я знаю, проектанты думали, что раз есть Академ с его потенциалом, значит, здесь и надо строить. В этом смысле все логично, это продолжение того шага, который был сделан в начале 70-х. Я не верю, что жизнь можно так просто завес­ти, это же не рыбки в аквариуме. Новосибирский Академгородок создавали, конечно, на пустом месте, но в этот процесс были вовлечены чрезвычайно большие ресурсы. Под ресурсами я подразумеваю не только деньги, но и некую мотивацию, чтобы ехать в это место. Не знаю, как кого перевози­ли, но как-то сумели. Произошла своеобразная сибирская революция. Это было вольное место, где был принят жесткий стиль разговора с коммунистическим руководством. Лаврентьевы – это дворянская семья, и вели они себя  соответственно, не скрывая этого. Местное кафе «Интеграл» было очагом вольнодумства и джаза. Была причина, чтобы появилась эта жизнь, и были ресурсы.

Я не восстанавливал историю принятия решения о создании Томского Академгородка, но сегодня, готовясь к одной встрече, рассматривал портрет Зуева: красавец, сильный человек. Мне кажется, этот парень мог пробить что угодно. И он долго удерживал Академгородок в своей деснице, и все получилось красиво и соразмерно жизни. Возможно, всего лишь один человек создал причины для события. Думаю, ему такое было под силу.

А потом в какой-то момент стала работать гравитация. Здесь человек может в тапочках с расслабленным лицом гулять и на него никто криво не посмотрит. Как будто какой-то санаторный район. Ведущая функция, правда, поменялась – раньше научный пульс создавал атмосферу, а сейчас это лучший рекреационный район города. Так три разные зоны Академа объединились в одно целое и прижились.

 

Фото: Натальи Наумовой, Джорджа Кеннона, frankljunior / 123rf.com, с сайта www.tsc.ru

 

Комментарий Юрия Похолкова – заведующего кафедрой Организации и технологии высшего профессионального образования Национального исследовательского Томского политехнического университета (до 1991 г. – института), президента Ассоциации инженерного образования России, в 1990-2008 гг. – ректора Томского Политехнического университета.

 

Хочу расставить некоторые акценты, без которых некоторые из высказанных в материале тезисов могут быть истолкованы неправильно; возникнет немного другой, неверный взгляд на историю ТПУ.

Конечно, принято считать, что Томск всякий раз терял шансы, которые ему предоставлялись. Чаще всего упоминаются три таких случая.

Первый – это Транссибирская магистраль, которая в итоге прошла мимо города, а могла бы сделать его крупным транспортным узлом Сибири со всеми вытекающими отсюда последствиями для развития. Тогда говорили, что произошло это потому, что томские купцы, не желавшие потерять свой бизнес – гужевой извоз,  подкупили проектантов. В итоге железная дорога прошла через Новониколаевку, превратившуюся из-за этого в Новосибирск. Но это не более чем легенда.

Второй шанс, который мог бы изменить историю Томска, – это создание здесь Сибирского отделения Академии наук СССР. Считается, что ректор Томского политехнического института (ТПИ) Александр Акимович Воробьев, имевший в то время громадный авторитет и в Томске, и в Москве, препятствовал созданию академических институтов и развитию академической науки в Томске, опасаясь, что это нанесёт урон кадровому и научному потенциалу ТПУ. Это привело к тому, что Сибирское отделение Академии наук СССР было организовано в Новосибирске. Что же касается научных сотрудников Томских вузов, то многие из них переехали работать в Новосибирск, и, разумеется, Томск многое потерял. По признанию академика М.А. Лаврентьева «Томск мы сильно «пограбили», пора остановиться». Вот  это – скорее уже не легенда.

А академические институты в Томске всё-таки были созданы позднее и стали частью Томского научного центра СО РАН. Произошло это в результате неукротимого напора Егора Кузьмича Лигачёва, работавшего тогда первым секретарём Томского обкома КПСС и активном участии (тогда ещё не академика) Владимира Евсеевича Зуева. 

Я работал в ТПИ в то время, когда А.А.Воробьёв был его ректором, и достаточно хорошо его знал. Это был человек с высоким уровнем государственного мышления, талантливый и волевой руководитель, учёный с мировым именем, основатель нескольких научных школ, прекрасно понимавший роль науки в развитии системы образования и страны в целом. Он был ректором Томского политехнического в течение 26 лет и сделал из заштатного индустриального института, который принял в 1944 году и оставил в 70-м, учебное заведение, близкое по уровню к европейским. Он отстаивал точку зрения, что науку нужно развивать не только в академических институтах, но и в вузах, потому что университетское образование без науки невозможно. И это была не только декларация. Воробьёв добился открытия четырёх научно-исследовательских институтов, строительства исследовательского ядерного реактора, проектирования и строительства самого крупного (по тем временам) на евроазиатском континенте синхротрона «Сириус». И всё это при Томском политехническом институте. Он организовывал работу всего этого научного комплекса не только в интересах науки, но и в интересах подготовки для страны высококвалифицированных инженеров. В частности, для атомной и оборонной  отраслей промышленности, энергетики, машиностроения. В 80-е годы 2/3 объёма научных исследований, выполняемых в ТПИ, обеспечивали именно научно-исследовательские институты. В лабораториях этих институтов, с первого для их работы наряду с учёными, работали и студенты – будущие учёные, инженеры, руководители производств и академических институтов. Кстати, среди них был и Геннадий Андреевич Месяц – ныне вице-президент Российской Академии Наук, директор Физического института РАН (ФИАН).  Все это – результат проделанной Воробьевым работы. Дело, которое он сделал, прошло испытание временем. Так что основной кадровой базой при создании Новосибирского академического центра стал именно Томск.

Третий шанс – это строительство Томского  нефтехимического комбината. Предполагалось, что комбинат станет неким локомотивом в развитии Томска, как крупного промышленного узла нефтехимической направленности в азиатской части страны. Этого не произошло. Хорошо это или плохо, ответ даст только история. Но иногда, следует вспоминать слова из известной песни: «…если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло...».

Сегодня Томск развивается как инновационный центр, хорошо известный и признанный в России и за её пределами. Томск с оптимизмом смотрит в будущее, у него здоровые и обоснованные амбиции. Не случайно именно здесь был выполнен системный проект «Томск – центр образования, науки и инноваций мирового уровня», основной идеей которого является создание в Томске условий для привлечения и развития интеллекта.