Стальное колесо
Текст: Людмила Смеркович | 2014-03-28 | 6608
Сегодня в рубрике «История вопроса» мы поговорим о немецких промышленниках – династии Круппов и Тиссенов. Проследим, откуда выросли германские стальные концерны, как они развивались, и к чему пришли на сегодняшний день.

Промышленная революция, случившаяся на рубеже XVIII-XIX вв. в Великобритании, принесла европейскому миру не только текстильную промышленность и паровой двигатель, она ещё на века вперёд предопределила развитие всей техники и производства, удешевив чугун и сталь. Использование каменноугольного кокса вместо древесного угля, введённое Клементом Клерком, уменьшило издержки производства, а пудлингование, открытое Генри Кортом, позволило резко повысить качество и производительность в чёрной металлургии. Англия полностью отказалась от импорта шведского и российского железа, напротив, начала вывозить своё. В итоге английское железо и изделия из него прочно завоевали европейский рынок – континентальное производство оказалось неконкурентоспособным по сравнению с британским.

Ситуация английского господства, сложившегося за счёт передовых технологий и торговли, не устраивала в Европе многих политиков, но чтобы бросить вызов Великобритании, понадобились гений и амбиции Наполеона Бонапарта. В 1806 году он объявил континентальную блокаду, призванную полностью прекратить доступ английских товаров на материк. Закрытие большинства европейских портов для английских судов было призвано нанести сокрушительный удар экономике Великобритании во благо французской промышленности и сельского хозяйства. Но последствия этого политического решения затронули не только Францию. Например, в Германии, сильно зависящей от импорта английского железа, начали задумываться о собственном производстве металла высокого качества.

В защиту английской литой стали

Началось всё с того, что в 1807 году молодой бюргер Фридрих Крупп получил в подарок от бабушки небольшой металлургический заводик в Штеркраде, неподалёку от Эссена. Семейство Круппов уже многие поколения занималось в Эссене ремёслами и торговлей, и было довольно зажиточным. Но, как говорится, «в семье не без урода» – Фридрих был, скорее, мечтателем, чем деловым человеком. Он очень хотел получить секрет английского железа, чтобы поскорее занять явную нишу на рынке, а доставшимся ему в собственность производством устаревшего образца не слишком себя утруждал. В итоге дела заводика быстро пришли в упадок, и бабушка в гневе отозвала дарственную у непутёвого внука. Однако Фридрих не оставил своих честолюбивых замыслов, даже отыскал двух знатоков английской металлургии – братьев фон Кехель, утверждавших, что они знают заветный рецепт – и основал совместно с ними в 1811 году собственную фирму на деньги, полученные от бабушки в наследство. Новое предприятие назвали «Фридрих Крупп в защиту английской литой стали и изделий из неё». К сожалению, знатоки оказались жуликами, а секретные формулы и чертежи были, как выяснилось позже, переписаны из учебника химии.

После расставания с партнёрами Крупп остался в больших долгах, но не бросил своего дела. Он упорно продолжал свои попытки наладить производство по английской технологии. Наконец, ему улыбнулась удача, и в 1816 году он всё-таки сделал первую плавку. Он был не первым, кому это удалось в Германии – Фридриха опередил его соотечественник Иоганн Конрад Фишер из Шафхаузена. Но так или иначе, начало чёрной металлургии английского качества на немецкой земле было положено. Правда, в это же время закончилась континентальная блокада, и сталь с Британских островов снова появилась на рынках Европы.

В 1817 году предприятие Круппа начинает выпускать инструменты для кожевенного производства, свёрла, токарные резцы, монетные штампы и вальцы. В 1818 году Фридрих расширил производство и построил новый завод в западной части города, который был пущен 18 октября 1819 года. Завод был рассчитан на 60 плавильных печей, но на первых порах работало только восемь из них. В 1820 году он начал выпускать режущие инструменты, пилы и колокольчики.

Фридрих Крупп до конца жизни так и не смог привести в порядок дела своего предприятия, оно так и не стало процветающим, несмотря на все старания. Семья считала Фридриха растратчиком унаследованного состояния и не поддерживала его начинаний. Несколько раз он был на грани банкротства, а умирая, оставил сыну, Альфреду, астрономический по тем временам долг в 10 000 талеров и завод, на котором работало 2 человека.

Альфред Крупп и его семья

Альфред, по-видимому, унаследовал упрямый нрав отца, поскольку в 14 лет (в 1826 году), получив в управление разорившийся завод, не сложил рук, а бросил школу и встал к плавильной печи. Формальным владельцем завода была его мать, Тереза, но Альфред принял на себя ответственность за предприятие и начал искать способы, как поднять семейное дело. Рабочими Круппа были опытные специалисты, по своей квалификации превосходящие молодого хозяина, но заводу был нужен руководитель, умевший найти выход из создавшейся ситуации. Альфред Крупп сумел взять на себя эту роль, одновременно работая у плавильной печи, в кузнице, у тигельного пресса и занимаясь продажами. Он сам активно искал своих будущих заказчиков: где пешком, а где на извозчике, он обходил или объезжал окрестности Эссена. Произведённые им инструменты постепенно делали завод Круппа известным. Он выпускал в это время токарные резцы, стамески, напильники и инструменты для обработки кожи. Через три года число рабочих возросло до 8 человек, а производство понемногу становилось рентабельным.

Первое время было много разочарований и ошибок, зачастую стремление сэкономить приводило к ещё большим убыткам, технология была не отлажена и металл не всегда получался необходимого качества. Альфреду помогали родственники – кто деньгами, кто ведением бумаг, а кто продажей его продукции. Тереза Крупп завела собственное небольшое хозяйство, чтобы обеспечивать семью молоком и овощами, а излишки продавала, чтобы поддержать сына. Большим подспорьем, а затем и надёжными компаньонами стали для Альфреда его двоюродный брат Карл Фридрих фон Мюллер и его сын Герман. Карл Фридрих сумел обеспечить кузена кредитами и полезными знакомствами, а Герман стал бухгалтером фирмы и хорошо справлялся со своими обязанностями. У Альфреда появилось время для продвижения своих товаров на новых рынках, а ещё – для изобретательства. Крупп сам разрабатывал новые продукты своей фирмы вместе со своими младшими братьями в мастерской, и некоторые из этих изобретений спасли предприятие от долгов, кризисов и переменчивой удачи.

Первой такой технической новинкой стал ложечный валок, машина, изготовлявшая в день до 150 дюжин ложек, вилок и других частей столовых приборов. В 1843 году это изобретение позволило Круппу открыть на паях с венским предпринимателем Александром Шеллером большую, рассчитанную на экспорт, фабрику по производству столовых приборов. Но финансовое положение фирмы Круппа постоянно колебалось и находилось под угрозой – Европу сотрясала череда кризисов, это было время политической нестабильности, а стремление Альфреда к постоянному расширению производства и ассортимента не всегда окупалось, чаще даже приводило к убыткам. Но Крупп, несмотря ни на что, упорно стремился к выходу на мировые рынки, вёл беспрерывные переговоры, иногда длящиеся годами, подолгу ездил за границей, оставляя на родственников управление уже многочисленными, но всё ещё не слишком прибыльными заводами.

Переломный момент для фирмы Круппа наступил с началом строительства железных дорог. Альфред внимательно следил за развитием техники и всегда стремился быть на переднем крае. Благодаря изобретению им бесшовного колеса для железнодорожных составов в 1852-1853 годах, ему удалось вывести предприятие на новый уровень. В течение десятилетий эти колёса являлись основным продуктом Круппа, и большинство американских железных дорог использовали крупповские колёса. Именно поэтому логотипом фирмы «Krupp» являются три лежащих друг на друге колеса, и сам Альфред считал это своё изобретение самым значительным из всего, что он сделал в инженерии. В результате железнодорожного подъёма в 50-х годах XIX столетия в фирме работало уже около тысячи рабочих.

Общий устав

Несмотря на все финансовые сложности, частые неудачи и жестокую конкуренцию с Бохумским объединением, приводившую к опротестованию патентов Круппа и даже к скандалу на Международной выставке, Альфред Крупп сумел отстроить управление своим производством так, что оно стало приносить значительную прибыль. В результате многолетнего приложения усилий была создана система, выдержавшая даже тяжелейший экономический кризис 1857 года – этот памятный всей Европе тяжёлый год стал для фирмы Круппа годом наибольшего подъёма производства. Кроме железнодорожных государственных заказов стали появляться и военные – в 1860 году Крупп продал свои первые стальные пушки Пруссии.

Совершенствование производства происходило на фирме Круппа непрерывно. В 1861 году Крупп разработал весящий несколько тонн кузнечный паровой молот «Фриц», что сделало возможным массовое производство стали с помощью новых технологий. Технология Бессемера, которую он купил в Великобритании, и технологии Мартина Сименса были впервые введены в Германии на заводе Круппа. Конвертер Бессемера позволил производить сталь из чугуна путём продувки воздуха и ускорял процесс превращения железа в сталь от 24 часов до 20 минут.


Разработанный Альфредом Круппом паровой молот с 50-тонным ударом в 1861 году считался чудом света. Он был назван «Фриц» и вот почему. Альфред Крупп, представляя молот императору Вильгельму в 1877 году, обмолвился, что машинист по имени Фриц имеет настолько совершенный контроль над машиной, что он может позволить падение молотка без ущерба для объекта, помещённого в центре блока. Император немедленно снял свои часы, усеянные бриллиантами, положил их на блок и жестом показал машинисту начинать. Тот сделал как ему велели, часы не пострадали. Император подарил Фрицу свои часы, а молот назвали именем машиниста.

Альфред Крупп всегда заботился о своих рабочих, в голодные годы организовывал раздачу их семьям зерна, создал больничную кассу для оказания помощи заболевшим или пострадавшим на производстве и позже преобразовал ее, добавив пенсионное обеспечение. Он строил для рабочих общежития, поскольку в Эссен многие приезжали на заработки из других земель и не имели крыши над головой, открыл собственную хлебопекарню, обеспечивающую работников предприятий свежим хлебом. Взамен он требовал от своих работников лояльности и полной самоотдачи на работе, и самое интересное, что действительно получал от них это. Даже в годы революции во Франции, когда настроения в рабочей среде приводили на других фабриках в Европе к порче оборудования и беспорядкам, на фирме Круппа царил порядок, оттуда ушло всего двое рабочих, и ещё двое были уволены. «Я отвечаю верностью на верность», – говорил Альфред Крупп.

Разраставшееся рабочее движение в Германии вызывало у Круппа жёсткое неприятие. Он последовательно боролся против Социалистической рабочей партии. Он не столько опасался стать банкротом после претворения в жизнь социалистических идей, сколько рассматривал своих рабочих как свою собственность, которой хотел привить посредством распоряжений и директив нужное ему мнение. Рабочих, принимавших участие в демонстрациях, увольняли или не принимали на работу, а перед каждыми выборами в рейхстаг работникам Круппа приказывали не голосовать за Социалистическую рабочую партию.

Опыт горьких ошибок и потерь привели Альфреда Круппа к пониманию, что предприятие не должно зависеть от одного человека, а должно существовать и развиваться вне зависимости от того, кто на нём работает. В 1871 году он писал в процессе разработки положения о работе фирмы: «Так же как государством могут успешно управлять только разумные законы, для нормальной работы фабрики необходим регламент – свод определённых прав и обязанностей каждого в отдельности в огромном механизме управления производством». Окончательная редакция этого положения, получившего название «Общий устав», датированная 9 сентября 1872 года, закладывает основы руководства фабрикой, её производства, включает свод обязанностей и прав работающих в ней, как ответственных за работу в целом, так и отвечающих за отдельные участки, регламентирует поведение представителей вне самой фабрики и дополняет распорядок работы на производстве обязательной социальной программой. Этот документ сыграл не последнюю роль в том, что фирма Круппа пережила череду кризисов и революций, а затем две мировых войны. Многие предприятия, входившие в её состав, работают до сих пор.

Токарные станки в Krupp AG в 1900 году.

Предприятие Круппа также производило предметы военного назначения. Один из них – броня Круппа, разработанная в 1893 году, на долгое время ставшая  стандартом броневой защиты.

Короли Рура

Германия является родиной ещё одной фамилии, создавшей гигантское металлургическое производство. Так же, как и вотчина Круппов, владения Тиссенов стали «государством в государстве» – недаром Августа Тиссена, основателя этого концерна, называли «королём Рура». Его прадед был пекарем, дед – директором гимназии, отец – совладельцем небольшого завода. Взяв ссуду у отца, Август предпринял несколько удачных дел, после чего, скупив земли вблизи города Мюльхайм, заложил там сталелитейный завод.

Сторонник комплексного развития производства, Тиссен при каждой возможности скупал смежные предприятия. Идея его состояла в том, чтобы на базе собственной руды и угля выплавлять высококачественную сталь и чугун, перерабатывать их на собственных машиностроительных заводах и готовую продукцию доставлять потребителю собственным транспортом, реализуя через собственную торговую сеть. В 1871 году Тиссен основал фирму «Thyssen & Co» в Мюльхайме. К началу Первой мировой войны на его предприятиях уже работало до 60 000 человек, производство достигало 1 млн тонн чугуна и стали в год. Компания имела собственные железные дороги, суда и доки. Её филиалы находились во Франции и Бельгии, в Нидерландах и в Индии, в России и в Южной Америке.

Август Тиссен (сидит, крайний справа), 1924 год.

Сын Августа Тиссена, Фриц, принял бразды правления фирмой ещё при жизни отца. Жизнь Фрица Тиссена оказалась драматичной и вплетённой в судьбу Германии ХХ века. В 1923 году он внезапно стал известной личностью, приняв в качестве представителя немецкого владельца рудника участие в пассивном сопротивлении приказам французско-бельгийских оккупационных властей во время рурского конфликта. Он был арестован, предстал перед военным судом в Майнце и его осудили вместе с другими участвовавшими в сопротивлении рурскими промышленниками. Домой Фриц вернулся с триумфом, как герой, а спустя пять лет юридический факультет Фрайбургского университета присвоил Тиссену за этот инцидент звание почётного доктора.

Впоследствии он прошёл и через увлечение национал-социализмом и открытую поддержку Гитлера, и через горькое разочарование, пришедшее после еврейских погромов и гонений на католиков. Фриц Тиссен входил в высшие эшелоны власти фашистской Германии, но позволял себе открыто критиковать соратников Гитлера и вступаться за неугодных политиков. Это привело к серьёзным разногласиям с фюрером, и как следствие – лишению Тиссена гражданства и экспроприации его имущества, а затем и к заключению в концлагерь. Он был освобождён оттуда в 1945 году союзными войсками и тут же отдан под суд, как пособник нацизма, но, по решению суда, был оставлен на свободе с конфискацией части собственности.

Стальное королевство было окончательно восстановлено наследниками Фрица в 1967 году, когда несколько фирм, созданных после войны на основе капиталов Тиссена, объединились в единый трест.


Производство локомотивов, 1954 год.

Окончание жизненного цикла

Истории двух металлургических династий сошлись в самом конце ХХ века – в 1999 году – в результате слияния двух фирм: Thyssen AG и Friedrich Krupp AG Hoesch-Krupp. Тогда был образован концерн ThyssenKrupp AG. Он и сегодня является крупнейшим в мире производителем высоколегированной стали, а также металлообрабатывающих станков. Концерн занимает ведущие позиции в мире по производству листовой нержавеющей стали, лифтов и эскалаторов. ThyssenKrupp имеет клиентов более чем в 160 странах мира и дочерние предприятия или представительства более чем в 80 странах мира. Число его сотрудников превысило 182 000 человек, а товарооборот достигает €49 миллиардов.

Объединение двух огромных стальных империй происходило в период, когда в Германии приобрели большое влияние экологические идеи, начало пересматриваться отношение государства к «грязным» производствам. К тому же, прогнозы состояния рынка чёрной металлургии становились всё более неутешительными. Эти политические и экономические процессы вызвали ряд решений по оптимизации и реорганизации производств в ThyssenKrupp. В результате уже знакомый нам сталелитейный комбинат в городе Дортмунде был закрыт и выставлен на торги по цене металлолома. Даже Вторая мировая война, разрушившая Дортмунд более, чем на 90% (вставал даже вопрос о том, стоит ли восстанавливать город вообще, но к июню 1945 года уже были восстановлены все угольные шахты, а 31 декабря того же года была пущена доменная печь), не смогла сделать то, что совершила стратегия эффективного менеджмента. В начале 2000-х город погрузился в депрессию, и созданные на месте завода водоёмы и яхт-клубы совершенно не радовали бывших рабочих и инженеров, оставшихся не у дел.

Эта история лишний раз говорит о том, что все техногенные объекты имеют свой цикл жизни. Сначала они находятся на фронтире развития технологий, затем оформляются в стабильные бизнесы с отстроенными производственными процессами, но рано или поздно меняются и технологии, и рынки, а отработавшие своё производства выводятся из эксплуатации. Видимо, германское стальное колесо совершило свой полный оборот, оставив на память в Дортмунде мемориальные домны и конвертер, и музей стали «Hoesch».

А жизненный цикл города между тем продолжился: Дортмунд вступил в новую стадию, отказавшись от грязного производства в угоду современным зелёным технологиям. 


Понравился текст? Зайдите на eRazvitie.org – там ещё много интересных материалов. Подпишитесь на eRazvitie.org в Фейсбуке и ВКонтакте, чтобы не пропустить ничего нового.