Юные авиаторы: надежда на будущее
2014-05-13 | Текст: Алексей Кириллов | Фото ©: из архива Андрея Курылёва | 2667

Пока одни думают, как ликвидировать катастрофическое отставание России в части беспилотной авиации, а другие осваивают выделенные на эти цели гранты в Сколково, самые обычные школьники из нижегородского клуба «Юный авиатор» уже не первый год своими силами мастерят небольшие беспилотники, с помощью которых ведут аэросъёмку местности, следят за состоянием городских дорог и свалок, да и просто реализуют свою мечту – быть ближе к небу.

О беспилотных летательных аппаратах сегодня говорят много. Этим «игрушкам» пророчат большое будущее – и не только в военной, но и в гражданской сфере. Они эффективно и при небольших затратах могут справляться с массой задач – вести картографирование, патрулировать территории, осуществлять мониторинг посевов в сельском хозяйстве или месторождений в нефтяной промышленности, контролировать пожарную безопасность в лесной промышленности, инспектировать состояние строек, трубопроводов и линий электропередач, переносить грузы и даже строить здания и сооружения. Поэтому недавнее сообщение о том, что гигант интернет-торговли Amazom.com заявил о старте проекта по доставке беспилотниками товаров для своих покупателей, не стало большой неожиданностью, хотя и вызвало широкий общественный резонанс. Аналогичные проекты, кстати, уже реализованы некоторыми ритейлерами в Австралии и Китае.

В России беспилотники используют редко. Строят их – ещё реже. Оно и понятно – откуда взяться кадрам, которые были бы способны это сделать? Развернутая в Советском Союзе сеть детских кружков технического творчества сегодня вполне могла бы взять на себя задачу подготовки молодёжи, способной в будущем реализовать серьёзные проекты в области беспилотной авиации, но она, к сожалению, была практически полностью разрушена. Уповать остаётся на отдельные «островки везения», которые каким-то чудом удалось отстоять и сохранить. Клуб «Юный авиатор» – как раз один из таких немногочисленных островков.

После небольшой экскурсии по клубу Андрей Курылёв – директор Центра развития творчества детей и юношества «Досуг», к которому относится «Юный авиатор», а заодно и Президент Нижегородского авиамодельного клуба – рассказал нам о том, как удалось выстроить работу с молодёжью на столь высоком уровне.


– Андрей Александрович, очень приятно наблюдать за тем, что здесь у вас происходит. Дети с успехом справляются с такими вещами, которые не каждому взрослому под силу, а если и под силу – то за немалые деньги, в рамках какого-нибудь бизнес-инкубатора или IT-парка. Удивительно!

Вы не первые, кто удивляется. К нам часто обращаются СМИ, телевидение, представители заводов. Была даже такая ситуация – приезжали два профессора, смотрели, изучали наш опыт, а потом между собой один другому и говорит: «Слушай, Петрович, а мы ведь безнадёжно отстали, мы их уже не догоним». Проблема, я думаю, в том, что у нас сегодня разделились понятия «образование» и «знание». Образования дают много и самого разного, но зачастую вместо получения знаний происходит получение диплома об образовании, с которым никуда не берут. Поэтому мы в своей работе идём немного другим путём. Самый сильный инструмент в развитии инжиниринговых кадров сегодня – это социальные сети. Все эксперты, конструкторы и творческие люди объединяются здесь: допустим, ведущие авиамоделисты общаются на форуме rcdesign; у авто- и судомоделистов, специалистов по машинам или IT-шников – есть свои форумы. Вот именно оттуда, у этих людей и нужно черпать знания, которых не даст ни один вуз. Так сложилось, что у меня самого нет высшего образования – поступать в институт я собирался, но когда понял, что надо будет учить историю партии, сопромат или ещё какие-то вещи, которые, я понимал, в жизни мне вряд ли пригодятся, то задумался: «Ну что я пойду – только место занимать?». А если нужны были знания, я шёл в библиотеку: допустим, были у меня пробелы в аэродинамике – я брал книжки и читал. Сейчас получение знаний упростилось: просто задаешь вопрос в Яндексе и мгновенно получаешь кучу ответов или видеоуроки на YouTube смотришь. Например, по созданию гексакоптеров на YouTube есть абсолютно всё.

Вот и получается, что система обретения знаний сейчас отдалилась от системы образования. Причём, если получение знаний идёт семимильными шагами, то система образования – вся эта громоздкая фундаментальная машина – в нужную сторону разворачивается с трудом. До сих пор многие педагоги не владеют компьютерами, не говоря уже о том, что они не способны выстраивать взаимодействие в информационном пространстве. Сейчас у нас 24 детских клуба разной направленности и штат в 150 человек – нам пришлось специально для педагогов создавать обучающий центр, чтобы научить их, как и где получать знания, которые нужны им в работе в системе дополнительного образования. Со скрипом, но дело сдвинулось.

Поэтому мы и решили немного отойти от общей системы допобразования и как-то поэкспериментировать в плане создания всех тех вещей, которые вы здесь видите. У меня у самого с детства есть тяга к авиамоделизму, а находясь на руководящей должности, я имею возможность просить под нашу экспериментальную деятельность какие-то средства. Причём на всё это мы не потратили, можно сказать, ни копейки бюджетных денег от системы образования, зато привлекаем средства депутатов, района, благотворительного фонда. И что интересно: на привлечённые средства мы что-то создаём, об этом пишут в газетах и показывают по телевизору, люди видят  нашу работу и уже звонят сами: «Ребята, а возьмите у меня вот это и это». У нас есть богатые люди, которые готовы чем-то поделиться – буквально недавно один такой человек сделал нам подарок на 150 тысяч рублей – отдал свои самолёты и радиоаппаратуру. Сам он перешёл в своём увлечении на другой уровень, а то, что передал нам, как раз очень хорошо подходит для детей. Он просто сказал: «Приезжайте и забирайте». Съездили к нему в коттедж и всё забрали. Следом позвонил ещё один человек с подобным предложением.

– Как на вашу деятельность смотрит Министерство образования?

Слава Богу, не мешает. Там вообще, по большому счёту, не совсем понимают, что делать с дополнительным образованием. Пока пытаются перенести на систему допобразования ФГОСы – Федеральные Государственные Образовательные Стандарты. В итоге получается куча программ, бумажной писанины, отчётов и бюрократии. Вот, к примеру, Сергей Васильевич Мягков – а он и руководитель клуба «Юный авиатор», и, одновременно, педагог – должен заполнить пачку бумаг, чтобы получить аттестацию. Конечно, важно, когда по итогам аттестации система образования увидит уровень компетенции преподавателя, но ведь есть и другие способы оценки работы педагога, его опыта и результативности. Мы даём детям новые знания, навыки и умения, а нас всё время пытаются под какую-то общую структуру отстроить, отодвигая от свободного творчества, познания нового и неизведанного. В системе дополнительного образования, мне кажется, наоборот, бюрократические вожжи надо немного отпустить, чтобы дать педагогам и детям творить, быть любознательными, пробовать себя в роли созидателей и творцов в разных направлениях.

А у нас сейчас до чего доходит?  Приносят люди свои программы на аттестацию, а им говорят: не тем шрифтом сделали, не так колонтитул оформили, не так таблицы подписали. Бюрократия начинает поедать саму себя.

Но появилась надежда, что будущее у системы детского допобразования есть. Недавно зам. министра образования и науки Вениамин Каганов обозначил, что дополнительное образование детей в нашей стране требует переосмысления и переоснащения, что создавать стандарты для дополнительного образования сейчас практически невозможно из-за быстро меняющихся технологий. Поэтому систему дополнительного образования обещают сделать гибкой, чтобы она реагировала на эти изменения, позволяла давать качественные услуги без разработки стандартов и их апробирования. Не знаю, претворятся ли слова Каганова в жизнь, но мы в любом случае стараемся делать дело, опираясь больше не на нормативные документы, а на творческих людей, любящих свою работу. Например, у нас в центре есть спорткомплекс «Восток» – это две хоккейные коробки под открытым небом, на которых тренируется 20 детских хоккейных команд. Тренеры – обычные заводские мужики, которые после основной работы тренируют детей – без бюрократии, без новомодных коучинга и фасилитации, жёстко, по-мужски, просто потому, что очень любят хоккей.

И благодаря их работе наша дворовая команда, которая играет на этих площадках, в прошлом году стала 4-ой на Чемпионате России. Понимаете? Это просто дворовая команда, просто ребята со двора.


Глядя на то, как увлечённо дети работают над своими моделями и скурпулёзно выверяют каждую «мелочь», не сомневаешься, что в будущем они добьются немалых успехов.


Андрей Курылёв всегда может дать ребятам ценный совет – занятие авиамоделизмом он пронёс через всю свою жизнь.



– А почему Вы стали заниматься всем этим?

Я вырос в советской системе дополнительного образования – занимался футболом, греблей, лыжами и баскетболом, играл на баяне и гитаре, пел. Когда я учился в школе, к нам постоянно приходили тренеры и предлагали: «Ребята, давайте запишемся сюда и сюда», причём была возможность попробовать себя в разных кружках и секциях – абсолютно бесплатно. Это был как раз золотой период развития кружково-клубной системы. А когда я стал членом областной сборной команды по авиамодельному спорту, то бесплатно летал самолётами на соревнования в другие города, имел бесплатное питание. В детей тогда вкладывались, особенно в технические виды спорта. В итоге промышленность получала замечательные инженерные и рабочие кадры, которые работают до сих пор. В общем-то, на них всё и зиждется сегодня, на этих кадрах, которым по 45-50-60-65 лет. Все педагоги, кто занимается техническими видами спорта или моделированием, имеют возраст 40-60 лет – это люди из советского прошлого.

Поэтому когда администрация Автозаводского района пригласила меня на эту работу, я, памятуя о детстве и о том, как тогда было здорово, решил попробовать. Втянулся. Центр захотелось привести пусть и не к такому же, как это было в советское время, состоянию, но к чему-то очень к этому близкому.

– Вы пришли в организацию, где уже что-то было, или всё это создавалось с нуля?

Эта история началась давно. В середине 90-х годов у меня был небольшой собственный бизнес, и как-то, проходя мимо заброшенного детского клуба рядом с моим домом, я заглянул в него. Он оказался пустым. Я позвонил в администрацию и попросил отдать клуб мне, по­обещав сделать то-то и то-то. Мне пошли навстречу. Я закупил оборудование, оплачивал ставку руководителю клуба, занимался с детьми сам. Клуб встал на ноги и нормально заработал. Потом я создал компьютерный клуб, а следом – ещё один компьютерный клуб, уже на базе Центра. То есть с этим учреждением я сначала взаимодействовал как предприниматель, а потом, когда его руководитель вышел на пенсию, по приглашению, возглавил его. Авиамодельного кружка здесь тогда не было. Его мы создавали с нуля. Клуб открылся 2 февраля 2004 года – в день рождения Валерия Павловича Чкалова. Мне нравится этим заниматься – это мой крест, и я его с удовольствием несу.

– То есть тот капитал, который Вы смогли заработать, занимаясь бизнесом, вложили в свои первые клубы?

Да, вложил. И этот капитал до сих пор работает – в виде каких-то материалов, инструментов, оборудования, ремонта.

– С детьми нравится взаимодействовать?

Непосредственно с детьми я сейчас практически не занимаюсь. Мне больше нравится творить что-то новое – организовывать новые соревнования, инициировать новые творческие темы и направления. Как руководитель Центра я должен создавать условия для творчества детей. А заниматься детьми должны педагоги, специалисты. Вот Сергей Васильевич с этим делом справляется – воспитал уже, получается, пять поколений ребят, и у всех них дальнейшая жизнь складывается очень хорошо. Вообще мы заметили, что дети, которые занимаются техническим творчеством, в будущем становятся успешными людьми, причём не важно, в какой области. Из них может выйти и хороший инженер, и хороший рабочий, и хороший экономист. Например, сейчас Павел Потапенко с лёгкостью поступил в лётное училище.

 

– Что приводит этих детей к успеху? В чём секрет?

Мы учим их думать головой, учим учиться новым знаниям. Ведь что такое моделирование, по сути? Например, надо построить самолёт. Но если ты сделаешь его криво, то полетит он тоже криво или не полетит вообще. И вот эта способность моделировать и сразу видеть практические результаты в технике потом перекладывается на всю остальную жизнь, когда ты начинаешь моделировать уже в принципе любую ситуацию. То есть всегда видишь несколько вариантов продолжения ситуации и выбираешь тот, который тебе больше всего подходит. Творческая широта принятия решений у человека возрастает в разы, ведь у него всегда есть не одно, а несколько возможных решений. И не важно, кем такой человек станет в дальнейшем – инженером или, допустим, юристом. Умение моделировать пригодится в любой деятельности. И это не то, что фундаментально дают в школе – от сих и до сих: вот твоя прямая, и ты идёшь по ней до результатов ЕГЭ. Кроме того, в допобразовании ребёнок всегда может попробовать себя в разных направлениях, будь то техническое творчество, спорт, театр, музыка.

– В какой момент дети начинают понимать, что то, чем они здесь занимаются, может быть не только интересно, но и полезно?

Дети к нам приходят в 11-12 лет. Учатся, и в какой-то момент начинают участвовать в соревнованиях, выставках и конкурсах. Когда группа наших ребят представляла свои модели на городской выставке, то там присутствовали доценты кафедр разных вузов. Так вот – одни преподаватели зазывали ребят к себе: «Пойдёмте к нам, нам такие нужны, мы вас без экзаменов возьмём», а другие – к себе: «Нет, давайте лучше к нам в университет». Ребята заняли весь пьедестал – конечно, здесь они уже начинают понимать, что благодаря тому, что они у нас занимались, они получили знания, навыки и умения, которых нет даже у студентов институтов и их выпускников. И это даёт им осознанный выбор – куда пойти дальше.

– Обучение у вас платное?

Нет, ни за обучение, ни за материалы дети не платят ни копейки. Это наша принципиальная позиция. У нас один летательный аппарат может стоить десятки тысяч рублей – какой ребёнок это осилит? Единственное, они сами покупают ручки, тетрадки, линейки, ластики – самые простые инструменты для работы, как в школе.


– Какой поток детей проходит через ваш Центр?

Детей приходит много. Иногда вынуждены отказывать им из-за нехватки мест, но если место освобождается – берём новых. На авиамоделирование набираем примерно 40 человек в год. А всего в нашем Центре по разным направлениям обучается около 3000 детей.

– Что является результатом деятельности клуба? Авиамодели, коптеры?

На выходе у нас получается молодой человек, который обладает дополнительными знаниями – бо´льши­ми, нежели те, которые он получает в общеобразовательной школе. И не только знаниями, но также практическими умениями и навыками, которые помогут ему в дальнейшем выборе профессии.

Каждый ребёнок работает индивидуально, поэтому получает знания в совершенно разных областях – в проектировании, черчении, электронике, информатике, различных графических и видеоредакторах. Все учатся работать с инструментом, материалами, потом переходят к компьютерам, к аппаратуре; на симуляторах отрабатывают моторику управления моделями.

Дети учатся работать с полученными знаниями и понимают, как их можно применить на практике,  сразу видя свои результаты.

 

– А кто выбирает, какую модель будет делать тот или иной ребёнок? Он сам?

Модель выбирает руководитель совместно с детьми. Младшие делают летательные планера. Ребята постарше создают экспериментальные модели, например, по схеме «тандем» или «утка» – тут вообще большой простор для творчества. Но и здесь работа начинается с маленькой метательной модельки. Пускают её и смотрят – как она себя ведёт. Потом дорабатывают и создают модель большего размера. Вот, например, полноценный беспилотник «Барракуда» – он изначально тоже был всего лишь маленькой моделькой.

– Детям что больше нравится – собирать модели или участвовать в соревнованиях?

Есть дети, которые любят строить, и дети, которые любят летать. Как в авиации: есть механики, которые обслуживают самолёты, и лётчики, которые на них летают. Но больше, наверное, всё-таки тех, кто любит строить – это конструкторы, таких у нас процентов 60. А летать, конечно, нравится всем.

– Сколько времени ребята проводят в клубе?

Занятия у нас проходят 3 раза в неделю. По нормативам – 45 минут, но мы зачастую занимаемся больше – это интересно и педагогу, и его детям. С вундеркиндами стараемся работать дополнительно – если видно, что у ребёнка всё получается, в него стараешься вложить ещё больше. Но дети все разные, приходится к каждому подбирать свой ключик.

– Расскажите о проекте «Небесный патруль», который реализуется вашим клубом.

Начался он в 2008 году, а может быть, даже и раньше, когда к куску пенопласта, обработанного в форме крыльев, мы приделали фотоаппарат. Запустили эту конструкцию в небо, и она у нас что-то поснимала. Из-за вибраций мотора отснятый фото и видеоматериал оказался некачественным. Потихонечку стали это дело совершенствовать и в конце концов у нас появились достаточно серьёзные авиамодели беспилотников. Показали фотографии главе администрации района Владимиру Ивановичу Солдатенкову – весь Автозаводский район с высоты птичьего полёта. Он увидел, где есть незастроенные территории, незаконные стоянки, свалки, помойки – заинтересовался, стал оказывать поддержку нашим начинаниям. В итоге в 2010 году уже глава городской администрации Олег Александрович Кондрашов дал поручение проработать вопрос использования беспилотных систем для нужд города. Были выделены деньги, мы построили новые беспилотники, полетали, поснимали. «Приложили» свои крылья к закрытию свалки на границе района, сделали интересные имиджевые фото- и видематериалы районов города. Началась эпопея со СМИ: тема новая, интересная. Нас буквально разрывали на части. Потом была встреча с губернатором Валерием Павлиновичем Шанцевым – мы знакомили его с нашими детьми и, на этот раз, уже квадрокоптерами. Сейчас в проекте наступило некоторое затишье, но думаю, этой зимой мы опять что-то интересное покажем, уже более художественное.

С нового года планируем запустить кружок художественной аэрофото- и видеосъёмки с мультироторных летающих платформ. Уже почти всё для этого есть. Это очень серьёзная техника, совершенно другого уровня по сравнению с тем, с чем дети работали раньше. Правда, технического творчества здесь будет меньше – в основном это сборка электронных компонентов, которые имеются в доступной продаже. Зато открываются безграничные возможности для творчества художественного. Собрать коптер – это почти то же самое, что собрать компьютер, где ты выбираешь, какой жёсткий диск поставить или видеокарту. Моторы и рамы мы берём в Китае. Есть специальные программы «коптер-калькуляторы», куда ты вносишь данные о батарее, моторах, винтах, и компьютер сам примерно рассчитывает, как и сколько времени эта штука будет летать, её полезную нагрузку. Но при сборке очень важна тщательность. Почему у нас недавно «Протон» упал? Из-за некачественной сборки – неправильно поставили одну деталь. Надеюсь, из наших ребят будут получаться хорошие сборщики космической техники.

 


– Коптеры могут управляться только оператором?

Нет. Их можно запрограммировать – задать, например, несколько точек на карте, и они будут лететь по указанному маршруту. Управлять и настраивать их сейчас можно даже с iPad. Модули управления и необходимый софт продаются уже готовыми.

– А чем беспилотники, которые собираете вы, отличаются от тех, что могут быть востребованы, например, в МЧС?

Если наша учебная модель может висеть в воздухе 7-14 минут, то в беспилотниках МЧС и других специальных служб используются более качественные электронные компоненты, аккумуляторы с лучшими характеристиками. Такие модели летают дольше и дальше. Но сама схема сборки ничем не отличается – просто у них выше надежность и более длителен ресурс эксплуатации.

– На какие расстояния сейчас летают такие аппараты?

На 4-5 километров. Но это рекордные расстояния, рабочая дистанция у коптеров составляет в среднем 1-2 километра. Недавно одна московская фирма объявила о том, что она будет доставлять при помощи гексакоптеров пиво, почту, какие-то мелкие посылки. Но это на самом деле пока фантастика. Уровень надёжности коптеров ещё невысок, нет законодательной базы по их практическому применению.

– Коммерческим компаниям свои услуги предлагать не пробовали?

Всерьёз об этом не задумывались. Наша задача – детское техническое творчество.

Но мультикоптеры неплохо зарекомендовали себя в рекламной индустрии. С их помощью создаются красивые кадры новостроек, архитектуры, спортивных мероприятий, природы. Если хорошо в этом разбираться, деньги заработать можно.

 

Потрясающая панорамная съёмка – лишь одна из многих сфер приложения современной беспилотной авиации.

– Как я понял, заниматься со своими коптерами коммерцией желания нет в принципе…

Совершенно верно. Пробовали пару раз за какие-то смешные деньги – и то потратили их на новые моторчики с пропеллерами для постройки новых аппаратов. Коммерция – дело серьёзное, требующее серьёзных вложений в дорогостоящее оборудование. Буду только рад, если кто-то из наших ребят в будущем создаст фирму, занимающуюся всеми этими вещами как бизнесом. Это нормально.

– Помимо работы с детьми Вы, насколько я знаю, ещё и соревнования по авиамоделизму устраиваете?

Да. Организацией соревнований я занимаюсь с 1993 года, начал я это дело в бытность свою руководителем Нижегородского областного спортивно-технического клуба моделизма. Потом этот клуб закрылся. В 1999 году мы с товарищами организовали новые соревнования по воздушному бою. К радиоуправляемой модели привязывается ленточка длиной 15 метров, а твоя задача – отрубить своим винтом ленточку соперника, лучше кусочками. За каждый отруб ленты начисляется 100 очков. Выглядит всё это очень эффектно и зрелищно. Это было первое подобное крупное соревнование в России, и сейчас эти соревнования стали самостоятельной спортивной дисциплиной – проводятся в несколько этапов, в нескольких подклассах моделей. В следующем году будем снова проводить Нижегородский этап кубка России.

Когда увлёкся съёмками с воздуха, возникла идея провести первый Всероссийский фестиваль пилотов и самодеятельных конструкторов беспилотных летательных аппаратов. Один такой фестиваль мы провели в 2011 году, затем второй. Третий фестиваль провели мои товарищи по увлечению, надеюсь, в этом году будет четвёртый.

Сейчас есть ещё одна задумка – хотим организовать соревнования по мультикоптерам – тоже очень интересное направление, хотя пока не совсем понятно, каким будет соревновательный процесс. Можно организовать поднятие тяжестей, пролёт по точкам, на дальность, высоту, пилотаж. В этом году протестировали такой вариант: коптер пролетал через ворота, подцеплял груз, переносил его в другое место и ставил на землю. За всем этим было интересно наблюдать и зрителям, и конструкторам этих коптеров, чтобы понять, на что способны их аппараты и как их можно усовершенствовать.

– А кто сейчас, помимо детей в клубах, занимается моделированием и участием в подобных соревнованиях?

Был период, когда казалось, что всё умирает. Но потом, может быть, даже вопреки тому, что от этого дела отстранилось государство, нашлись люди, которые стали всё восстанавливать – опять же из нашего поколения, которое воспитывалось в советской клубной системе допобразования. Многие из этих людей – бизнесмены, в том числе серьёзные. Как пример – Виталий Робертус, который с реактивной моделью ЯК-130 стал чемпионом мира – буквально произвёл фурор в мировом сообществе авиамоделистов, настолько эта копия была великолепно сделана. В ней даже жидкокристаллические приборы работают как на настоящем самолёте, шасси складываются, пилот-манекен руками поворачивает. На этот проект был потрачен, наверное, не один миллион рублей, над ним работала целая команда высококлассных моделистов.

Но помимо детского и спортивного моделизма есть ещё и просто любители этого дела, и их много – более 40 тысяч человек. Не знаю, как сейчас, но, например, раньше в США любители авиамоделизма стояли на втором месте после любителей бейсбола, а бейсбол в этой стране был самой массовой спортивной дисциплиной.

– В обществе бытует мнение, что подобные игрушки – это всего лишь забавы для богатых, которые уже даже и не знают, чем бы ещё себя развлечь. Я сейчас правильно услышал, что логика-то на самом деле лежит в совсем другой плоскости? То есть у человека в детстве был какой-то инженерный интерес, реализованный в кружках инженерного творчества, в данном случае – авиамодельных. Этот интерес совершенно особым образом сформировал его мышление, о чём мы с Вами говорили чуть раньше, и в дальнейшем помог ему добиться в жизни серьёзного успеха. А теперь он параллельно со своей основной деятельностью просто продолжает заниматься тем же самым, что сидело в его голове с самого детства, только перейдя на более серьёзный уровень?

Так точно, это мечта детства, к которой такие люди идут по жизни и реализуют её в зрелом возрасте. Я могу рассказать, как сам пришёл в моделизм. В детстве мне всегда было интересно что-то строить, пилить, строгать. Жили мы небогато, и даже игрушки я мастерил себе сам. В первом классе я упросил матушку, чтобы она купила мне набор для изготовления планера. Я склеил его мягким резиновым клеем – вся конструкция, естественно, развалилась. Потом я заказал через базу Посылторга (прототип современной интернет-торговли) ещё два самолётика, которые мы собирали с товарищем. Почитав умные книжки, клеил уже самостоятельно сваренным казеиновым клеем. Но поскольку матушка не дала денег на моторчик, а он стоил дорого – 8 рублей, я в сердцах, со слезами на глазах, разрубил этот самолёт топором. Помню, как я тогда сказал себе, что когда-нибудь у меня будет тысяча таких моторчиков. Видимо, у меня в голове эта «детская травма» как-то отложилась, и уже потом, когда мы переехали в Нижний Новгород, я в свой день рождения записался в авиамодельный кружок, и теперь это занятие сопровождает меня всю жизнь.

– Спасибо, очень интересно!

 

А наш разговор мы продолжили с заведующим клубом «Юный авиатор», педагогом Сергеем Мягковым, который непосредственно взаимодействует с детьми, и под чьим руководством школьники создают все эти чудесные летающие машины.

– Сергей Васильевич, скажите, как Вы мотивируете ребят к занятиям, ведь наверняка бывают моменты, когда у них снижается интерес к деятельности?

Я работаю по программе, которую сам же и разработал. Она рассчитана на 3 года. На видео отснял собственные видеоуроки, например, учебный видеокурс по изготовлению зального метательного планера.

В первый год обучения дети делают 2-3 простейшие модели. После создания первой модели мы проводим тренировочные запуски, а потом устраиваем соревнования. Причём соревнования проводим в другом клубе, куда обязательно приглашаем другие команды. Собирается до 70-ти человек из разных районов. Такие мероприятия стимулируют ребят – они смотрят, какие модели есть у других, и к следующему разу готовятся более ответственно.

Во второй год обучения мы уже делаем радиоуправляемые метательные модели планеров, дети знакомятся с радиоаппаратурой. Тренировки проводим рядом с клубом на заброшенном стадионе – модели специально разработаны под открытое пространство. По этим моделям наш клуб проводит соревнования областного уровня.

На третий год берёмся за серьёзные радио­управляемые пилотажные модели и модели мотопланеров. С ними мы участвуем в соревнованиях, которые проводит департамент образования Нижнего Новгорода и области. В прошлом году наш воспитанник занял I место на городских соревнованиях и II место на областных.


– Собственные соревнования вы проводите раз в год?

Соревнования делаем дважды – зимние и летние. Соревнуются даже родители – устраиваем между ними первенство на моделях их собственных детей. Когда подходит подсчёт очков и раздаются дипломы, родители радуются как дети. Организовать соревнования бывает непросто – не всегда хватает средств, но всегда находятся люди, готовые помочь.


– Какие даёте знания, чтобы создавать радиоуправляемые модели?

Ребята знакомятся с самим принципом передачи сигнала, с комплектами аппаратуры – приёмниками, рулевыми машинками, которые являются исполнительными механизмами. Учим заряжать аккумуляторы с помощью специальных зарядных устройств. Они автоматические, но всё равно нужно знать, как правильно выставлять необходимые для зарядки аккумуляторов параметры. Для подбора профилей крыльев мы используем компьютерные программы. У нас имеются авиасимуляторы, на которых дети отрабатывают навыки пилотирования, чтобы не разбивать реальные летающие модели. Используя компьютерный симулятор, они закладывают в него необходимые параметры любой модели, и она начинает летать точно так же, как настоящая.

– В процессе занятий кого-нибудь отсеиваете?

Нет, отсев мы не производим, даже если у ребёнка что-то не получается. Техническое творчество, тем более в нынешнее время – достаточно сложное для детей занятие, и они чаще всего приходят совершенно неподготовленными. Если раньше дети во дворе что-то сами мастерили перочинным ножичком, то сейчас вместо него – мобильный телефон. Они всё больше к компьютерам тянутся, и делать что-то своими руками для них сложно.

Я считаю, что обучение должно начинаться с самых азов, чуть ли не с бумажных самолётиков. С каждым ребёнком мы постепенно вырабатываем моторику рук, вплоть до того, что ножницами стрижём бумагу – иногда дети даже ножницами работать не умеют. Потом переходим на ножи. Дети должны понять, какой материал как режется, под каким углом должно стоять лезвие, чтобы не задирать, а именно резать. И вот когда они пройдут это с самого начала, то дальше всё идёт легче, они начинают понимать свойства материала.

До первых соревнований мы стараемся довести каждого ребёнка, а продолжать или нет дальше, он уже решает сам. Есть, конечно, те, кто кружки меняет, но таких очень мало. К нам приходят дети, которые действительно хотят строить самолёты. Всё-таки авиация – это очень интересно.

– Куда ребята идут учиться и работать после вашего кружка?

Наши воспитанники много где работают, очень легко попадают в авиацию. Но вот педагогом из них не стал пока никто. Я в своё время тоже начинал с авиамодельного кружка. В пятом классе я пришёл в Автозаводский Дом пионеров – тогда там работал очень хороший педагог Алексей Иванович Паршин – бывший лётчик, который, когда вернулся с войны, сразу пришёл учителем в Дом пионеров. Вторым столь же знаменитым педагогом был Мстислав Пет­рович Караганов. Они оба очень правильно подавали учебный материал, учиться у них было очень интересно. А вот теперь я сам учу детей строить самолеты.


Павел Потапенко. В прошлом – один из вундеркиндов клуба «Юный авиатор». В настоящем – курсант лётного военного училища. На фото слева держит в руках самостоятельно спроектированный и построенный беспилотник «Барракуда».

– Вы как считаете, сейчас роль такого кружка изменилась? И есть ли у него будущее?

Будущее есть, потому что авиамодельный спорт как направление существует и развивается. Наши спортс­мены-нижегородцы занимают места на чемпионатах мира и Европы. Но ситуация с кружками,  конечно, изменилась. Раньше авиамодельные кружки были первым звеном в подготовке лётчиков. Был авиамодельный кружок, потом шёл ДОСААФ, клубы, затем – разные авиационные центры и военные училища. Был даже такой лозунг: «От модели – к планеру, с планера – на самолёт!». Сейчас эта связь полностью нарушена. Аэроклубы существуют, но они – сами по себе, мы – сами по себе.

– Как думаете, почему так сложилось?

Изменились сами аэроклубы. Раньше туда приходили курсанты, прыгали с парашютами – их учили на лётчиков. Пилотского свидетельства им не выдавали, но они налётывали определённое количество часов и могли идти в авиационные центры получать лётную профессию. Оставшиеся аэроклубы выживают кто как может: за деньги катают людей, сбрасывают парашютистов. Итог всего этого – отсутствие кадров для авиации. Если раньше человек с детства стремился стать лётчиком и в этом стремлении перешагивал с одной ступеньки на другую, и государство это поддерживало, в том числе  через детское техническое творчество, то теперь этого нет – связь разорвалась. А сейчас и ещё одна проблема появилась – отсутствие спортивных площадок для запуска авиа­моделей, кордодром переносят в другое место, а заброшенный стадион ломают. Но ничего, справимся…

– Нам очень бы не хотелось заканчивать знакомство с «Юным авиатором» на такой грустной ноте. Поэтому просто хочется пожелать Вам сил и терпения и дальше тянуть то нелёгкое и нужное дело, которое вы делаете. Спасибо!

dsf
Найдите нас Вконтакте
Рекомендуем прочитать
Default AJAX